Вверх

Вниз

KHR! Dark Matter

Объявление

Приветствуем на проекте KHR! Dark Matter, славные отбросы!



Рейтинг игры: 18+
Система игры: эпизоды
Мастеринг: смешанный
Время в игре: 08/2015



Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru



•Друзья, 2018 год наступил окончательно и бесповоротно, с чем мы вас и поздравляем. Не забывайте тыкать баннеры и писать посты. А ещё у нас есть этот опрос : D

•Алярм! Напоминаем вам, что на отпись в квест даётся неделя.

•Хранители Тунца проходят по акции с упрощённой анкетой. А ещё мы бы не отказались от хлопчиков из Ферро!
•"– А что мускулы? – Занзас заинтересовался и перестал чувствовать скованность. – В смысле, – он почесал раздвоенную бровь. – Посмотреть, потрогать?" [читать эпизод]

•"Можно было бы начать работать вопреки всему, но Ханеума был адекватным человеком..." [читать эпизод]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR! Dark Matter » Личные эпизоды » Потанцуем?


Потанцуем?

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

1. Время и место
После арки Аркобалено
Место - то там, то сям
2. Участники
Xanxus, Mukuro Rokudo
3. Краткий сюжет
Коробочки - далеко не самая бесполезная в мире вещь, и когда она попадает в руки кому-то ещё, это вызывает непреодолимое желание завладеть оружием. Вот только владелец столь ценных предметов далеко не слабак и не намерен отдавать законный трофей.

0

2

– Четырнадцать коробочек, синьор Занзас, и семь колец. Невероятная сила, – прокомментировал азиат, и губы его разъехались в улыбке – сладкой-сладкой.
Занзас хмуро глянул на мужика – у того петрушка в зубах застряла, а из-за этой гримасы благолепия Вонгола чувствовал себя так, словно корейскую морковь покупает или личинки жука-усача на тайском рынке. Господин Нго клиническим тупицей не был, потому и хотел избавиться от оружия, которому в его семье нет применения, а желающих отобрать – на целое кладбище хватит. Вопрос был в том, как к такому мелкотравчатому мафиози попали коробочки. И коробочки ли это вообще.
Кондиционер в VIP-зале дул прямо в затылок, и сидели все при параде, чинно и смирно. Вот только Занзас не любил пиджаки и галстуки, как и прочие формальности. Он в них попросту не верил: шрамы и протез – это, конечно, то ещё уродство, зато напрочь отбивает желание нарываться зазря.
Откуда вам знать? – Занзас курит и не держит спину ровно – всем видом показывает, кто хозяин положения. – Вы их использовали?
– Не в моих силах. Только носитель Пламени может…
Тогда это всё чушь собачья. О «невероятной силе».
– Нам не за чем обманывать Варию. В конце концов, всегда можно удостовериться самому.
Кейс опустили прямо на стол. Гладенький, серенький. Как в фильмах из девяностых с Томом Крузом.
Конечно.

***

– Должен предупредить. Сразу, едва вы выйдете отсюда с этим, не будет ни минуты покоя, – тон у Нго вкрадчивый, немного зловещий, и Вонгола сделал над собой усилие, чтобы не закатить глаза: Скуало после всех своих поездок на Восток тоже периодически начинал пророчествовать.
Маммон перевёл сумму на ваш счёт. Ciao.
На первом этаже отеля парадный холл, несколько запасных и служебных выходов – если и впрямь поджидают, то не стоило даже и пытаться. Занзас толкнул дверь в уборную, но прошёл мимо: он всегда твёрдо верил, что в сральне приличного заведения легче всего подхватить кишечную палочку, гепатит или парочку киллеров. Вломился в ближайший пустой номер и вылез через окно. Чисто и быстро.
Maserati приветливо блеснула со своего места на стоянке. Безопаснее было бы на каком-нибудь неприметном Fiat'е, но тут таких спортивных тачек навалом было, всё равно что пальцем в небо.
Всё, отбой, – пробасил Занзас в передатчик и обрубил связь: достало слушать, как кто-то жует в трансмиттер жвачку.
Уселся за руль, кейс аккуратно пристроил на соседнем сидении, хлебнул воды с горла. И только потом дошло, что ключи он ещё не доставал, а машина уже была открыта. Вонгола машинально глянул в зеркало заднего вида: в нём отразились собственные прилизанные от корней волосы, разлёт бровей и красные, заспанные глаза, а там, позади…
Эскорт? – ухмыльнулся Занзас и откинулся на спинку.

+1

3

Мукуро сидит на крыше отеля, свесив ноги в пропасть, и едва ли не болтает ими в воздухе выжидая. Ждать безумно скучно, но действовать, покуда «напарник», если так можно назвать мелкую пешку, нанятую специально для слежки внутри и замаскированную иллюзией под работника отеля, не сообщит о перемещении объекта. Семь колец, в два раза больше коробочек - хорошая добыча, особенно, если то, что он о них слышал - правда. Именно по той причине Рокудо самолично участвует в операции, намереваясь перехватить оружие. Особенно если учесть, что увести его нужно из под носа босса Варии, что уже усложняет задачу. Разумеется, платить за игрушки Мукуро не собирался, как достойный последователь Аркобалено Вайпера, рассчитывая поживиться совершенно бесплатно и с удовольствием. Лучше - не поднимая лишнего шума и не привлекая к себе внимания. Всегда хорошо, когда козыри остаются в рукавах, и используются тогда, когда противники этого не ожидают. А его подопечным из Кокуё совсем не помешают такие коробочки.
Дребезжание телефона, и в трубке раздаётся взволнованный голос информатора, сообщающий, что Занзас отправился гулять по отелю.  Отдав указания продолжать наблюдение, Рокудо прикрывшись иллюзией спустился по пожарной лестнице, и на уровне пятого этажа скрывался в окне заранее снятого номера.
Не знай он заранее, кто и как будет добираться до отеля - было бы гораздо сложнее. Утечка информации стоила противнику небольшой оплошности в первом ходе, и иллюзии были размещены во всех удобных выходах, и с их помощью можно было следить за ситуацией, а в машине варийца, сидел, чуть потряхивающийся от страха, субтильный молодой человек, который даже на вид не способен за себя постоять, но обладающий неплохими способностями медиума.  Контролировать такое количество иллюзорных человечков на большом расстоянии не то, чтобы очень трудно, но требует концентрации, и туманник рад, что коего-кого уже можно развеять и заняться делом.
Устроившись на кровати, иллюзионист прикрыл глаза, мысленно потянувшись к пареньку, и сообщив, что тот же в безопасности, и может поспать.
***
Японец окутался туманом, и вместо него уже сидел младенец Аркобалено, в огромной для него шляпе, частично скрывающей лицо.  Расчёт оказался верным, и предводитель независимого вонгольского отряда уже подходил к машине, похоже, даже не заметив, что он не один.  Туманник довольно улыбнулся, на миг позволив себе торжествующую гримасу, после чего сменил выражение лица на нейтрально-сосредоточенное. Заветный кейс оказался рядом, на сидении, и, пока вариец пил, Рокудо создал точно такой же, только ненастоящий, набросив на оригинал иллюзию черного портфеля для ноутбука.
"Куфуфу. Меня соизволили заметить." - мысленно отозвался туманник, когда Занзас обратил на него внимание. Его порядком веселила такая рассеянность, которая, вроде бы не присуща мафиози. Хотя, самоуверенности этому типу не занимать.
Пожав плечами, ребёнок кивком головы показал на иллюзию кейса, словно бы это всё объясняло.       
- Мы слишком много денег потратили на это. Я не мог не поучаствовать. - Так, словно бы это само собой разумелось, отозвался малыш. - Я ещё и иллюзии там оставил, на всякий случай. Впрочем, жить им осталось недолго. - На самом деле, достаточно рискованно использовать такую форму, ведь настоящий Аркобалено вполне может связаться с боссом. Но, какое-то время, это будет работать. Нужно только организовать остановку по пути, и не проколоться на спектакле.

+1

4

Мы слишком много денег потратили на это. Я не мог не поучаствовать. Я ещё и иллюзии там оставил, на всякий случай. Впрочем, жить им осталось недолго.
Занзас покачал головой, всё ещё ухмыляясь, и небрежно бросил бутылку через плечо, целясь Маммону в шляпу. Проныра мелкий. При других обстоятельствах огрёб бы за то, что самодеятельностью занялся, но больно мысли об удачной сделке грели.
Обалденные коробочки, – поделился Вонгола с ноткой восхищения в голосе. – Два набора. Выяснил, откуда они у Нго?
Это было не всё равно: хотелось знать, какие ещё ништяки можно перехватить у мафиози с таинственного и тонкого Востока. Во время короткой встречи партнёры из Камбоджи так и не раскололись, да и держать их за яйца было утомительно и вообще наскучило. Нахера? Если собственная разведка отлично всегда справлялась. И босс тоже –  молодец. Нет, он в первую очередь молодец. Занзас мысленно потрепал себя по холке и провернул ключ зажигания.
Солнце клонилось к горизонту, через открытое окно сухой ветер хлестал по щекам. Занзас прикидывал, насколько круто будет активизировать новое оружие коктейлем из двух видов Пламени. Просто не-въе-бен-но. Хорошее настроение с ним случалось редко, радость – того реже. А эта была какой-то почти забытой, прямиком из детства, когда босоногому пацану впервые дали попробовать панна-котту, а он нет-нет да и влезал пальцами в крем. Потому что так вкуснее.
Устань на меня смотреть, – неожиданно беззлобно посоветовал он, вспомнив о присутствии Маммона и снова бросив взгляд в зеркало. Глаза Хранителя были скрыты краем этой бандуры у него на башке, но подобное Занзас нутром чуял. У Тумана и на затылке есть чем глядеть.
Иллюзионистов Вонгола не сказать что недолюбливал, но на фокусничество их не полагался. Ему нравились простые, надёжные – настоящие –  вещи: еда, бухло, тачки, женщины. Как пули, которые не промахиваются, а не манипуляции с чужими мозгами. Веганов, трезвенников, голубых и иллюзионистов Занзас за людей не считал.
Вот доедут до замка, сразу всего хапнет. Надо только брякнуть Луссурии, чтобы не копался с жратвой. Светило скрылось за горами Сицилии, смеркалось быстро, и теребило неясное желание остановиться в чистом поле да ещё раз влезть в кейс. Занзас забористо ругнулся вслух, вдавил в педаль тормоза – из-под колёс Maserati взметнулось облако пыли. Похрен: если хочется запустить пальцы в крем, то так и будет.
Метрах в ста мерцала заправка и вывеска не то кабака, не то мотеля. В таких они со Скуало кантовались во время заданий, если нужно было долго оставаться незамеченными.
Занзас вырубил фары и вывалился из машины, прихватив металлическую коробку с собой. Остановился у капота, осторожно пристроив на нём кейс, коротко облизнув губы и нащёлкав нужный шифр к замку. Позже он пожалел, что сразу же выдал себя, нахмурившись и в мгновение оплавив один край крышки.
Ладно, тащи свою задницу сюда, говна кусок, – хрипло пробасил он, а беретта уже приятно нагревалась в левой ладони. Искусственной удобнее бить по живому. Дуло улыбалось Маммону. Или не Маммону, разберёшь разве. – И постарайся безо всякой хрени. Одного выстрела хватит.

+1

5

"Куфуфу. Так я и рассказал." Мысленная усмешка и полная невозмутимость на лице малыша. Впрочем, Вайперу больше подходит "никак", когда речь идёт о выражении лица. Это из-за шляпы, закрывающей глаза, и неулыбчивой физиономии. Так, во всяком случае, кажется со стороны. А вот новые игрушки, которые туманник уже считает своими, испробовать хочется, и он вполне разделяет чувства Вонголы.  Тем больше интерес, когда не особо дружелюбный, на его памяти, Небо ведёт себя вполне вежливо, и даже снисходит до того, чтобы показывать энтузиазм.
- Пока нет. - Безразличным голосом отозвался малыш, наблюдая за затылком варийского босса. - У  них хорошая система охраны информации. - Если, конечно, не разыграть небольшой спектакль за кружкой пива, сильно не выпендриваясь и просто внушив подвыпившему мужчине, что он позарез хочет рассказать всё, что знает старому приятелю. Увы, знает он не так много как показывает, набивая цену себе и товару, видимо, надеясь перехватить процент от продажи.
Рокудо размышлял над тем, какую устроить диверсию, чтобы выйти из машины, и ненадолго уйти из под надзора шрамированного варийца. Хватит и пары минут, чтобы укрыться туманом и свалить в закат, прихватив с собой заветные коробочки. Впрочем, тому и без него вожжа под хвост отлично попала, и он, остановившись недалеко от заправки, вышел из машины, прихватив иллюзорный кейс. "Упс", что называется.

"Похоже, веселье начнётся раньше, чем я рассчитывал." Иллюзионист усмехнулся, благо, его лица сейчас видно быть не должно, быстро прикидывая, как с меньшими потерями разрулить ситуацию. С одной стороны, плевать он хотел, выстрелит Занзас или нет. Для Мукуро это ровным счётом никакого вреда, кроме, разве что, потери потенциально полезного медиума. Но вот коробочки. Не трудно будет догадаться, как они скрыты, и добраться до них будет гораздо труднее, а идти на штурм Всей Варии - нет спасибо, туманник пока ещё достаточно адекватен, чтобы понимать, что потенциально и одного Занзаса вполне может хватить, и необходимо действовать прямо сейчас.
Можно, конечно, пойти на риск, и положив на карту всё что есть попытаться задействовать трезубец, но во первых - это выдаст его с потрохами, а светится туманник не хотел от слова совсем, а, во вторых, едва ли он успеет приблизиться на расстояние удара, прежде чем медиум упадёт ещё дымящейся тушкой, продырявленной из беретты.
- Спокойно - спокойно. - Без всякого страха, с улыбкой в голосе отозвался иллюзионист, нажимая на ручку двери, беря в руку портфель, на ходу "размножаясь",  так что из машины выходят трое маленьких Аркобалено, как вода похожие друг на друга. Выглядело это достаточно странно, так, словно бы из одного выходящего Маммона, сделав шаг в сторону вышли ещё двое. Зачем? А почему нет?! При первой возможности прикрыться туманом, и свалить, оставив на Занзаса иллюзию, чего проще. - Ты, конечно, можешь меня убить, но у тебя нет никаких гарантий, что хоть кто-то из нас настоящий. - Правая копия пожала плечами, совершенно не волнуясь о том, что её в любой момент могу пристрелить.
- А ещё, хотя бы в том, что находишься в настоящем месте. -   Это уже левая фигурка подала голос, переводя взгляд на заправку, из которой выходили две хихикающие девушки, видимо, заскочившие в туалет или в закусочную при ней же.
Детский фокус, к тому же, когда речь идёт о Варии, но и задача проста - выиграть несколько минут, или устроить суматоху.
- Но, вот охрана у вас отвратительная, босс будет доволен проделанной работой. -  И какая разница, что босс - это сам Мукуро, ведь он уже вполне доволен, пропуская через себя такое приятное чувство близкой опасности, и возможности рискнуть, с азартом ввязываясь в авантюру.

+1

6

Ситуация завоняла новым – дичью, злым азартом. Подраться Занзас был не дурак. Захваты и массовая бойня – отдельное веселье, а вот так, чтобы один на один, удавалось редко: то не с кем, то больно ушлыми оказывались крутые парни, сами не совались.
И правильно делали. Нехрен дёргать крупного хищника за усы.
Этот зарывался: чтобы дразнить Варию, надо или мозгов не иметь, или сильно крышей поехать, или быть самоуверенной стервой. Может, всё сразу. В Альянсе таких точно не водилось, профессиональных иллюзионистов по пальцам одной руки пересчитать. Понятно было, что знает он много. Непонятно – сам притащился или в сопровождении.
«Слили?» – мелькнула удушливая мысль. Скуало, Луссурия или Маммон, в курсе были только они. Разукрашенный педераст лишь прикидывался ромашкой, у Вайпера одно бабло на уме. Мусор, ну нет… «Сговорились?» – последовала вторая. Пустить босса на фарш без свидетелей, ещё и коробочки прикарманить в качестве бонуса. И кишка не тонка? Да с них станется, с отбросов. Занзас скрипнул зубами: тяжело, когда предают свои.
Перед глазами полыхнуло красным – Ураган рвался наружу, додавливая Небо и всякую способность видеть сквозь Туман. Шрамы вяло дёрнулись на коже, зазудели. При подобном раскладе недолго и скопытиться в коконе собственных подозрений.
Речь противника Занзас не дослушал. Мразь. Трепло. Сдохнешь у меня, кости по почте начальству твоему вышлю. Если бы взглядом можно было испепелять, уже бы сделал. Молча и очень быстро выхватил второй пистолет, со смачным скрежетом двинув по затворам, пальнул себе под ноги и взметнулся вверх. На мелочи он никогда не разменивался: зарядил по всем троим, отстреливая землю вокруг машины. Сухая трава занялась чудно; огонь, поддерживаемый внутренним Пламенем, доставал высоко, чуть не облизал подошву ботинок Занзаса. Вспомнилось, как недавно Хранитель Солнца продекламировал нараспев: «Оружия лучше нету, чем у босса беретты». Нахер Солнце. Нахер всех.
Ещё мог Савада. Зассал, что новыми цацками не поделятся, и выслал психа со сказками о других мирах? Да они с этим психом против Бермуды плечом к плечу сражались! А Тсунаёши скорее позвонит, попросит, прикажет, заморочит со своей интуицией, чем в мутное дерьмо влезет почём зря. Совсем бред.
Плюнуть хотелось и попросту сжечь тут всё, вместе с неизвестным и его долбаными иллюзиями. Вместе с коробками. Вернуться и посмотреть варийцам в глаза, в кои-то веки содрать с Маммона шапку, а с Лусса – очки. И Бельфегору чёлку остричь в порядке общего помешательства. Ибо нехрен.
Занзас с грохотом приземлился на Maserati – крыша промялась. Перезарядил пушки; полетели в стороны пустые магазины, оцарапав чёрное – красивое – покрытие.
Зато это, – Вонгола коротко мотнул головой, подразумевая пожарище, которое тут устроил, – пиздец какое реальное.
Копошиться и болтать не тянуло, потому Занзас замер, выжидая. Если крылья сейчас из задницы внезапно не отрастит, никуда не денется. Стопудовое мяу.
Жарко было, дым стелил тёмными клочьями, ноздри щекотал едкий запах пороха. Шрамы поползли, захватывая всё больше, делаясь всё ярче. Ярость клокотала внутри, неуёмная, бедовая, то в башку вонзалась не хуже стилета, то плюхалась вниз, в ноги и пах. Заводили Занзаса такие вещи; раздражало незнание. Сам дебил, что повёлся на ухищрения.
Ну! – поторопил он, громко щёлкнув предохранителем.

+1

7

Эмоции. Злость, если не сказать ярость, раздражение, "потрескивающий" от мыслей Занзаса воздух, и сильному иллюзионисту, коим Рокудо и являлся не составляет труда почувствовать их, уловить картинки предательства, того, что Небу было бы не так уж просто перенести.

Кажется, варийца не на шутку пробрало. Туманник практически видел как крутятся шестерёнки в его голове, на уровне эмпатии считывая беглые образы мыслей. Не страхи конечно, зато какие яркие. Кто сказал, что злость и страх разные вещи? По структуре - суть одна, только злость редко парализует, зато башню и то и другое начисто срывает.
Наверное, ему стоило усовеститься, ведь по сути, именно предательство он и затеял, идя против того, с кем сражался плечём к плечу, и кто был одним из членов Вонголы.  На лице появляется мимолётная усмешка, и тихий смех едва доносится до взметнувшегося в воздух Неба. Нельзя предать того, к кому у тебя нет никаких обязательств, кого не считаешь товарищем, или вообще кем-то, к кому мог бы испытывать некое чувство долга. Нельзя предать, если ты априори один, и всех об этом в известность поставил, чтобы ни у кого не возникло мысли ровнять его на мафию, и если понадобится, он выступит против любого из них. Даже против Хром, если она сделает такой выбор.
Хотя, будь сейчас другие обстоятельства, и нужна была бы помощь, то  туманник с не меньшим энтузиазмом встал бы на сторону варийца, уже потом, действуя по обстоятельствам.
Но не сейчас, сейчас они были противниками, и Занзас атаковал, совершенно невежливо недослушав предложение. Рокудо, впрочем, ожидал чего-то подобного, и как только Занзас сорвался с места, и начал палить по иллюзиям и его временному телу, задействовал Туманный Занавес. Рискованная техника, способная дать обратный эффект, и прикончить иллюзиониста раньше пламени, куда безопасней - принести в жертву медиума, но, это значило бы провалить операцию, так как коробочки такого уже бы не пережили.

Синеватый, будто подёрнутый дымкой кокон вокруг Аркобалено потрескивает, не спасая от накалившегося воздуха, но, всё же выдерживает. Хотя личина Вайпера и слетела к чёртовой матери.
- Ого, кто разозлился. - Протянул Мукуро, сопроводив  свои действия взмахом руки, создавая иллюзию пространства, где нет ничего, кроме травы и чёрного воздуха, не скрывающего, впрочем ни Занзаса ни Мукуро. - Я чувствую тебя, Небо Вонголы, и знаю, о чём ты думаешь, - между мужчинами появляются члены Варии и Вонголы, которые, впрочем, тут же разлетаются осколками. - И, если тебе станет легче, то ты не в ту сторону копаешь.

Тихий смех разносится по пространству, и щуплый паренёк несколько отдаляется, при этом не шевелясь, только протянув руки к Занзасу. Из раскрытых ладоней срываются огненные шарики, летящие по направлению к мужчине. Себя к Воногле, Рокудо конечно же не причислял, потому и не считал ложью сказанные слова. Да и действует он не по чьей-то указке, а из собственной инициативы, сперва узнав про коробочки, и уже потом, когда машина Занзаса припарковалась у отеля, узнав, кто второй претендент на интересную игрушку.
Но и отступать не хотелось. Куда интересней было посмотреть, что получится из этого маленького противостояния, и, заодно, помериться силой с вторым претендентом на роль босса Вонголы.

+1

8

Барьер красиво мерцал, переливался синим, ловил отблески яркого, горячего Пламени Занзаса. Детский лепет, Вонгола и в полсилы-то ещё не зарядил. Видел уже где-то такой фокус, только вот вспомнить не мог – где? Всё равно что дёргать за рычаг игрового автомата, а семёрки никак не выпадают. Да и похрен. Не привык он зацикливаться на чём-то одном, напирал, пока из событий можно было что-то выжать. И ни-ку-да не спешил.
Я чувствую тебя, Небо Вонголы, и знаю, о чём ты думаешь, – промурлыкало мясо. На иллюзии Занзас не смотрел – сверлил взглядом тёмную фигуру. Дрыщ дрыщом, тронешь – пополам переломится. Но уверенности в том, что это не очередная личина, не было.
Сплюнул в колышущуюся траву. Качественный получился морок, не поспоришь: равнина раскинулась на мили вокруг, над головой сияли созвездия, ветер бросал в лицо здешние запахи. И если бы не отчётливое ощущение Ярости, что продолжала выжигать путь к своей правде, внутри и снаружи, увяз бы основательно. А так – так занимательное кино в манере Тарантино.
Настоящий бой длился считанные секунды, до первой ошибки противника. Когда уж там трепаться. «Небо Вонголы», надо же.
Лирики обчитался? – и выстрелил прицельно, попросту, без фейерверка. В кисть, сжимающую ручку кейса. Немного крови, немного боли. Гостем будешь. – Сдохнешь раньше, чем предков помянёшь.
Отброс непонятно почему буксовал. Выжидал, не боялся и до хера этим раздражал. Если один, то, видно, зря на него начальство полагалось. Если нет, то хрен кто приблизится, предварительно не прижарившись. Если какой-нибудь хилый Дождик в загашнике, уже сложнее, за завесой иллюзии можно и проебать момент атаки. Или тупо провокация мелких сошек? Дурилка картонная? Замочишь кретина не глядя, а потом проблем не оберешься. Попробуй докажи, что прогуливался в чисто поле без причины. С чемоданом, забитым высококлассным оружием.
Вспомнилось напутствие Нго и его трясущаяся по-старчески челюсть. Занзас громко фыркнул: ему не в кошки-мышки с Варией играть, а в ящик.
То, что пацан знал слишком много, было вовсе не удивительно. Со времён погрома в особняке слухи разные ходили. Да и от самой истории кровь в жилах стыла до сих пор: шайка подростков, перемочившая профессионалов. И кабы дряхлый усатый дурак не влез со своей проклятой техникой, реяло бы над Вонголой другое знамя.
А уж какую роскошную чушь мололи про восемь лет в глыбе льда. Самому смешно становилось. Скуало, например, не спрашивал, потому что как-то всё же сообразил, что мороженая человечина думать не может. Бывали кратковременные пробуждения, бывали глюки на грани шизофрении – то Примо мерещился, то Секондо мелькал, то Девятый с жалостью и осуждением в мутных глазах. Покаяния ждали. Хуй там, а не покаяние!
Под ногами полыхнуло и рвануло – запоздало дошло, что стоял ведь на крыше авто. Кубарем прокатился по земле, чудом успев сгруппироваться и не переломав ничего. Когда бензобак умудрились продырявить – тоже тот ещё вопрос. Палил-то Занзас метко. Возможно, и не бак вовсе, а взрывчатку присобачил кто, пока он с узкоглазыми ковырялся. Грёбаные чурки. Грёбаная Maserati. Грёбаный Туман!
Реальность пошла рябью. В метре догорали клочья всякой сушнины – контроль на собственным Пламенем потерял, оно и сдулось. Последовала другая мысль: под передним сидением коробка с гранатами и живыми минами, как у япошек. Ситуации разные бывали. Твою мать, твою мать!
Двигай! – заорал Занзас, вскочив, метнулся прямо на придурка-иллюзиониста, сшибая всем телом.

+1

9

Занзас в своём репертуаре, на беседы не разменивался, сразу переходя к делу и стреляя в кисть Рокудо. Никакого чувства прекрасного, с такими сильно не побеседуешь в процессе.
Плохо. Лучше бы не допускать физических повреждений, если туманник и дальше планирует использовать этого медиума, но на такой скорости атаку не остановить.
Короткий крик оглашает пространство, и кейс с коробочками летит на землю. Это не пуля управления, и отгородиться от физических ощущений не так уж просто, значит, придётся терпеть. Иллюзионист усмехается, заставляет себя не обращать внимания на боль, снова выпрямляясь.
- Ты только впустую тратишь время, Вонгола. Даже если убьёшь меня... - Не повышая голоса, забавляясь ситуацией, отзывается Мукуро. Хотя и коробочки он так может потерять, но, разве это так важно? Куда важнее только разворачивающееся представление, и какая разница, каким будет исход.
Конец реплики теряется в звуке взрыва, и столб пламени поднимается вверх. Это машина. То, что они в иллюзии - не значит, что там, снаружи ничто не может быть повреждено. А ещё то, что внешнее воздействие не порвёт зыбкую стенку несуществующей реальности, и тогда любой прохожий сможет наблюдать их маленькую драку.
Впрочем, сопутствующие жертвы туманника волнуют мало, и куда больше удивляет несущаяся на него тушка ХХ, орущая о надобности сваливать.
В подобные моменты как-то перестаёшь думать, и иллюзионист рефлекторно воссоздаёт защитный кокон, окутывающий их обоих, и буквально в следующее мгновение звучит новый взрыв, куда более мощный, разрушающий пространство в том месте, где стояло полыхающее сейчас, многострадальное средство передвижения.
- Добро пожаловать домой, дорогой. - Усмехнувшись, и едва сдерживая желание здоровой рукой приобнять навалившегося сверху Занзаса, насмешливо говорит Туман.
Перед глазами задвоилось, в голове начало шуметь, свидетельствуя о том, что тело израсходовало свои ресурсы, и готово свалиться в обморок. "Надо же, какой он слабый. А ведь почти не использовал пламя." Одно было ясно - к дальнейшему использованию медиум непригоден, и нуждается в продолжительном отдыхе. Вряд ли вариец даст такую возможность, а ведь веселье только начинается.
- Куфуфу. Какая жалость, но малютка устал. - Тихий, такой привычный смех сопровождает развеявшиеся барьер и иллюзию. - Однако, мы не закончили, и я только начал входить во вкус. - Плевать на коробочки, плевать на первоначальную цель, и пускай Мукуро не планировал, отступить теперь - значило бы проиграть, и здесь уже большую роль играют самолюбие и юношеский максимализм.

Брюнет закрывает глаза, чтобы в сознание пришёл уже настоящий хозяин тела. Карие глаза наполняются ужасом, и паренёк истошно вопит, из последних сил пытаясь отползти подальше от Занзаса, пока не утыкается спиной в горящий островок травы, обжигающий, и мешающий двигаться дальше.
- Не убивайте меня. Нет, не надо. - После чего снова отрубается, обессиленный и перепуганный до кондрашки.
Объяснить что-то своему медиуму Рокудо не удосужился, просто приказав ждать в машине, используя технику управления сознанием, и теперь, когда тот израсходовал все свои силы, оставил его наедине с противником, впрочем, сомневаясь, что Занзас захочет убивать перепуганный, обессиленный кусок мяса, явно не понимающий, как тут вообще оказался. Попробовать допросить - возможно, но тот всё равно ничего не знает, чтобы принести хоть какой-то вред.

В номере отеля туманник открыл глаза, и довольно усмехнулся. Вряд ли Занзас успеет так уж далеко уехать, учитывая пострадавшую машину, и возможно, ещё удастся его догнать. Проигрывать Рокудо не любил, и хотел хотя бы сравнять счёт, и не оставаться в долгу у варийца. В сознании царил пьянящий дурман, восхищение сильным противником, ведь не так часто удаётся его встретить, а поиграть немного с Варией? Что может быть интересней и забавней.
Выйти из отеля прикрываясь пламенем тумана, дойти до припаркованного на стоянке Ducati, разогнаться до предела, ловя ветер, мчась по трассе, с намерением продолжить начатое, и посмотреть, что же в итоге получится.

Отредактировано Mukuro Rokudo (21.05.2016 22:06:02)

+1

10

От вида истекающей кровью руки в памяти всколыхнулось старое. Детская забава со Скуало, когда требовалось снова прочувствовать всю глубину его преданности. А в тот день ещё и налакался знатно – незадолго до намеченной операции погрома было. В «русскую рулетку» играли не в первый раз, как-то даже в рот ему ствол затолкал. Секунды молчания и внутреннего напряжения были самыми ценными. Хрен знает, о чём там размышлял мусор, а Занзас просто смотрел, считал неровные вдохи через нос да так и не надавил на спусковой крючок. Зассал, что пришибёт из опасной прихоти. Потом решили иначе – целиться в ладонь. Воплей было, когда новенький протез покорёжило.
В той, прошлой жизни ненормальные идеи на ходу рождались. По дури или по пьяни. Ощущение реальности утекало сквозь пальцы, и на всё было плевать. Может, потому Занзас не любил Туман, что имитировал он только форму.
Ударной волной обоих проволокло по земле, хоть и в защитном коконе. Дым забился в ноздри; волосы припорошило пеплом, ошмётками травы; на щеке расцветал порез – сам напоролся или зацепило где. Тряхнув головой, Вонгола резко выпрямился на руках, коленом втесался в живот иллюзиониста, взрыкнув от раздражения. А потом ткнул дулом беретты – раскалённой – над кадыком, вынуждая запрокидывать башку и не щериться так, мать его, борзо!
От прилива адреналина сделалось жарко, кровь стучала в висках – в правом аж дёргалась жила.
По чьей наводке? – Занзас сплюнул рядом, опять открыл рот, чтобы рявкнуть ещё, как следует. И перекосило.
Прозвучал смешок. До того характерный, что захочешь – не спутаешь. Вечно бросающий понты так-его-растак-Мукуро. Одними губами пообещав: «Убью», – Вонгола поднялся на ноги, тяжёлый и буквально горячий от коктейля обычной злости и привычной Ярости. Под коленом подозрительно хрустнуло – ребро пацану, что ли, раздолбал?
Как в бреду, со стелющим перед глазами красным маревом гнева, шагнул к кейсу. Пнул ботинком – ручку до сего момента облизывали языки пламени. За спиной верещало тело, но этому Занзас не уделил внимания. Поозирался, соображая, как унести коробочки. Отёр скулу, снова нарвался взглядом на полуживого.
Не убивайте меня. Нет, не надо, – пробормотал тот и заглох.
«На что-нибудь сгодишься». С этой мыслью Вонгола сгрёб его за шиворот и оттащил в сторону.

***

Заправка оказалась заброшенной, зато кабак гудел вовсю. Знал Занзас такие места, скрытые в отдалении, где можно с минимальным риском толкать товар любого сорта, трахать любовницу или просто – воспользоваться интимным сервисом. Маргинальный разношерстный сброд, дно. Беззаботное, пьяное, грязное.
Грязь тоже напоминала о детстве, но совсем не периода панна-котты. А жёлтые электрические лампы, кое-где без абажуров, да экзотическая музыка возвращали в поездку в Мексику. Прямиком в Масатлан, откуда до Калифорнии – рукой подать. Там всё было острым – пища, пойло, женщины, разборки.
На рослого мужика с рукой, замотанной в чужую рубаху и сжимающей почерневшую ручку кейса, никто и не покосился. Только скучающие девки у стойки оживились, заёрзали на высоких стульях, шпалы свои выставили.
Брысь, – процедил Занзас, без церемоний спихнув одну такую с насиженного места. – Есть свободные номера?
Бармен безо всякого выражения оглядел кобуру на груди Вонголы, кивнул и бряцнул ключами о деревянную столешницу.
На втором этаже было темно и на удивление чисто. Двери и замки точно новые – так туго отпирались. Занзас аккуратно пристроил свою ношу между шкафом и стеной, передвинул торшер, чтоб тот закрывал обзор. Отмыл лицо и руки от крови, пыли и пота. Связываться со своими не тянуло: подозрения бередили меньше, но подмогу он привык вызывать только в крайних случаях, если дело – вообще табак.
Мукуро на табак не наработал и вряд ли когда сумеет.

+1

11

Встречный ветер и огромная скорость - одни из самых незабываемых впечатлений, будоражащих не хуже хорошей драки. Главное, не забывать объезжать машины и не вылетать на встречную полосу, рискуя угробиться не доехав до места встречи. И ещё - ощущение опасности, навстречу которой он совершенно самостоятельно направляется, подгоняемый азартом, и желанием посмотреть, где у Вонголы Занзаса заканчивается терпение.
Прикрыть глаза и прислушаться к внутренним ощущением,  сознанием дотягиваясь до медиума, после чего уйти в крутой вираж, чтобы не столкнуться с грузовиком.
Там, в сознании парнишки -  гулкая пустота, перемежающаяся рваными отблесками кошмаров, навеянных полным опустошением внутренних резервов. Плохой, беспокойный сон, не дающий ободрения.
"- Куфуфу. Совсем пустой. Ты  заслужил спокойный сон." Создать для спящего хорошее сновидение не трудно, и через пару мгновений, валяющийся на земле парень расслабляется, лицо его становится спокойным, дыхание выравнивается. Он спит.
На губах туманника самодовольная ухмылка, знаменующая маленькую победу. Пускай и не из благородных побуждений, но его игрушка пока ещё живая и условно невредимая. А ещё коробочки. Нужно было решить, продолжать за ними погоню, или забить, просто наслаждаясь столкновением с таким противником? Интересней явно второе, даёт больше внутренней свободы для открытого противостояния, а не банального воровства под пологом иллюзии.

Затормозив возле остатков машины, Мукуро осмотрелся, и обнаружил лежащего невдалеке медиума. Значит, посчитали бесполезным, и решили оставить на волю судьбы, подарив право пожить. Пускай пока тут лежит, заниматься им времени нет, а тащить с собой - второго захода он может уже не пережить. Короткий звонок Чикусе, и после вежливой просьбы тот соглашается приехать, и доставить тело в больницу, попросив только маячок рядом кинуть.

Куда отправился Вонгола - вычислить нетрудно, достаточно посмотреть на заправку, с красноречивой вывеской. Если он будет дожидаться машину - наверняка там, хотя Рокудо был готов спорить на что угодно, что Занзас будет ждать его. Он очень зол, о да, это туманник почувствовал, прежде чем свалить из обессилившего тела и забавлялся этим. Самоубийственное веселье, но тем интересней. Не так просто его прикончить, и если нужно - он выберется из Ада ещё раз.

Подогнав Дукати к входу, Туман легко соскочил на землю, и не особо заботясь о безопасности мотоцикла, прошёл к дверям в бар, в открытую, не укрываясь пологом тумана. Какая разница, если вариец всё равно поймёт, что что-то неладно, или Мукуро сам откроется, а оттягивать момент - только лишать себя дополнительного веселья.
Не очень чисто, полутёмное помещение, пьяные тела, горстками рассыпанные по столикам, девушки и Занзас. Вот Небо отлично вписывался в обстановку, хотя его пока и не было видно. Неужели ошибка? Или Крутой Босс уже свалил, решив, что размениваться на мелочи, и ждать зарвавшегося иллюзиониста нет смысла?
- Оя. Как досадно. - Впрочем, уходить Мукуро не собирался, пройдя к стойке, чем тут же заинтересовал стайку девиц.  Улыбнувшись барышням, иллюзионист заказывает смесь алкоголя непонятного состава, намереваясь ждать здесь же, не отходя от кассы.

+1

12

Под потолком вентилятор гонял пыль, заметную при тусклом освещении. Кровать удобной не выглядела, да и наплевать, расслабляться здесь Занзас не собирался. Хотел выждать. Возможно, закинуться односолодовым, если он водился в баре. И доходчиво объяснить умной разноглазой дряни, что такого ужасного и одновременно прекрасного бывает, когда босса Варии водят за нос.
Ещё раз поймал собственный взгляд в надтреснутом зеркале. Шрамы унимались, в них приятно покалывало. Удивительно: вскрылись даже редкие, те, что годами не появлялись. После хороших склок они всегда донимали тупой болью, спать не давали. Скотч убаюкивал, и Вонгола, намаявшись, вырубался прямо в кресле.
Заперев комнату, он двинулся по лестнице, неторопливо, разминая шею и плечи. Когда отпускаешь себя, становишься обычным мужиком, которому ломит спину от кувыркания на грунте и бестолковой беготни по полям.
Мимо протиснулась парочка: пузатый сальный сицилиец и всклоченная брюнетка с вертлявой задницей. Тощая, впрочем. Потеряв и этот вялый интерес, Занзас закурил, уже в самом низу, бегло осмотрев зал. Моментально встряхнулся, напряжённая весёлая злоба зашевелилась – вкрадчиво, терпеливо. Так в саваннах львы охотятся на ланей у водопоя.
Хотя Мукуро на лань не походил вовсе. Он сидел спиной, качнулся вперёд за тумблером с яркой красной жидкостью; волосы отвесно упали на стойку. Разом. Иссиня-чёрные, блестящие. И свились кольцами на тёмном, тысячу раз оцарапанном дереве. Что он там пьёт, пария? Негрони какой-нибудь, это хотя бы по-итальянски.
Путь сквозь море сталкивающихся и расходящихся тел растянулся, казалось, на вечность. Занзас не спешил, беретты покоились в кобуре, Пламя гуляло у поверхности ладоней. Нужный розжиг, большего и не надо.
Одно слово, – ввернул он прямо в ухо; тяжёлая ладонь легла на хребет, переместилась под лопатку. – Почему я не должен прижарить тебя, как угря? – надавил пальцами, дав почувствовать силу, что вот-вот рванёт. Без улыбки, без издёвки, мрачно смяв сигарету в опасной близости от чужого запястья.
И не угорь тоже. Теплокровный, хоть и бледный: вон какой румянец, будто лихорадит. Летел, видимо, сюда, а в последний момент состроил панночку в черевичках.
Вонгола с шумом придвинул стул, опустился рядом. Убить Рокудо чесалось уже всё подряд, но этот – мусор святого Савады, ещё и Истинный Хранитель. Девке своей заполошной ливер обеспечивает, как Маммон – Скуало. Если выкосить сразу двоих, в семье не поймут. В первую очередь того, как оружие может стоит столь ценного кадра. Да и Занзас, откровенно говоря, не столько стремился замочить, сколько заставить пожалеть. Клоун он, что ли, чтобы приседать из-за капризов хвостатого придурка?
– Разбавить, синьор? Лёд?
Отвлёкшись от размышлений, Вонгола покачал головой, придвигая олд-фэшн, неспокойно пристукивая указательным пальцем по гладкому стеклу.
На хера тебе коробочки? – спросил в лоб, мысленно просверлив в гладком белом виске дырку. Во-от такую. – Там их больше, чем у тебя людей, – отпил, перекатив ром по языку и нёбу. И вдруг раздражённо двинул челюстью. – Ещё раз пороешься у меня в башке, следующую затушу в глаз. Ты меня понял.

+1

13

На спину ложится горячая рука, и туманник чувствует жар пламени, готовый вот-вот вырваться наружу. Пробирает даже через плащ и тонкую рубашку, до самой кости. Не больно, скорее ощутимо, и неприятно, как любое незапланированное вторжение в личное пространство.
– Одно слово, - Прямо над самым ухом, можно почувствовать дыхание, почти такое же горячее, как пламя. - Почему я не должен прижарить тебя, как угря?
Мукуро чувствует эмоции мужчины, исходящую от него опасность и упивается ими, довольно улыбаясь и не пытаясь шевелиться, или предпринимать какие-то действия, делает ещё один глоток.
- Куфуфу. Ты мог это сделать, не оповещая о своём присутствии, - туманник усмехается, поднимает напиток на уровень глаз, глядя сквозь него на лампу над стойкой, щурится, полностью расслабленный, словно бы не по его душу явился самый грозный из варийцев, игнорируя минувшую неприятность возле своей руки. А ведь мог и о руку затушить, но нет - разговаривает. Тоже скучает, или долг перед Вонголой не позволяет нападать на Хранителя? Мысль столько же абсурдная, сколько и весомая. При всех своих качествах, Небо предан семье, и вопреки созданной репутации, достаточно расчётлив, чтобы не атаковать сразу.
- Давно не виделись Занзас. - Постучать по  кромке пустого стакана, требуя повторить, после чего, наконец-то развернуться лицом к собеседнику. - Куфу. С каких это пор, Вария разменивается на разговоры?

Не то, чтобы туманник очень хотел и играть в кошки-мышки, с предводителем независимого отряда убийц, но и дразнить Занзаса, испытывая его терпение, было донельзя забавно.
Именно под властью самых сильных эмоций люди наиболее беззащитны к влиянию на подсознание, и пусть история Неба достаточно известна, докопаться до самой сути, вытаскивая наружу страхи, было бы интересно. Не насыщенная биография, колыбель, или, скажем, детство, но саму суть мужчины, его желания и кошмары, причины заставляющие идти по избранному пути. А для этого нужны эмоции и зрительный контакт. Первые считываются на эмпатическом уровне без всяких усилий, можно сказать, в силу свойства организма, а вот проникать глубже, это практически прямое влияние.

Зачем ему коробочки? Интересный вопрос, особенно, если учесть, что Кен, Чикуса, М.М. и уж тем более Хром использую как основное - другое оружие, и как правильно подметил вариец, их меньше, чем необходимо для связки.
На предупреждение, Мукуро только руками разводит, насмешливо улыбаясь, и склоняя голову набок.
Хочется выкинуть какой-то фокус, не отвечая на вопросы и играя с формулировками, но, тогда беседа вряд ли продлится долго. Соврать, возможно, добавляя масло в огонь, или ответить честно?
- Оя. Мне они не нужны. - Туманник смеётся, вскидывает голову, глядя в глаза ХХ. - Даже Кокуё они не очень то нужны, хотя проверить, что из себя представляют столь разрекламированные игрушки – интересно. - Чуть растягивая гласные, ловя каждое движение собеседника, Туман готов практически к любой неожиданности.
- Куфуфу. Мне было скучно. - Очередной перелив тихого куфуфукающего смеха, переходящего в хитрую улыбочку. - И, разве я мог пропустить веселье, когда узнал, кто будет соперником!? - Скорее утверждение, чем вопрос, и как ни странно - ни слова лжи.
Туман прикрывает глаза, подперев рукой щёку, и наблюдает уже из полуопущенных век. - Жаль только, медиум оказался слишком слабым и не выносливым.

+1

14

Пил Занзас со вкусом. Будто у себя в кабинете, в тишине при свете настольной лампы. Бездумно глазел, как бармен превращает лёд в мелкое крошево. Crush-ice – так, кажется, это называется. Холодное он не любил, особенно в том, что отправлялось в желудок.
Рядом с левым локтем покоился завиток тёмных волос. Вонгола медленно отодвинул руку.
Мог, – лаконично согласился он, и добавить нечего было. Если говорить, то по делу.
Янтарное пойло красиво бликовало; в стакане Рокудо таяли остатки коктейля вместе с ломтиком апельсина, а на стекле остался мутный отпечаток губ. Интересно, хоть что-то из этого настоящее?
С каких это пор Вария разменивается на разговоры?
Большая политика маленького государства, – лениво выложил на стол надхрустнутую пачку – помял, когда садился. – Не верь слухам, варийцы не умеют разговаривать, – и насмешливо закурил снова, выпуская дым уголком рта. Специально в Мукуро не целился, но попал.
В этой расслабленности было больше намерения, чем в лобовой атаке. Владеть собой Занзас умел, научился ещё в юношестве, разыгрывая спектакль перед Девятым. Старик был неглуп, строг, проницателен – даже не за счёт Интуиции, а просто на основании опыта. Единственный способ усыпить бдительность кого угодно – играть по-честному, быть собой. И держать палец на спусковом крючке.   
С Мукуро и расшаркиваться не хотелось. Иллюзионист был интересным, ненормальным, с этим бешеным глазом и нелепым оружием вроде вилки. Зато действенным. Знать бы ещё, подо что он её замаскировал.
Ввязываться в драку по второму кругу не было настроя. Дослушав разглагольствования Тумана, Вонгола поманил парня за стойкой средним и указательным.
Этого, – на собственный заказ, – бутылку. А ты мне крупно должен, – и сцепился с Рокудо взглядом, коротко вздёрнув обе брови. – Мне порой скучно и одиноко, безо всякой причины, – выпрямляясь в полный рост, гадски скалясь и удерживая в одной руке сигареты вместе с двумя притиснутыми друг к другу стаканами, а в другой – тару с ромом.
Развернулся и направился к столу в дальнем конце зала, не оглядываясь. Неторопливо стащил кобуру с тяжёлыми береттами. 
Ты пьёшь со мной. Правда или желание, – продолжил Занзас, будто не прерывался. – Если мне не нравится, – развалился на стуле, широко расставив колени, – я стреляю. В одном из них нет патронов. Возможно, тебе повезёт, – сжав зубами крышку, крутанул бутыль. Плеснул обоим.
В груди сладко заныло – разводить на слабо давно не приходилось. Разводить всерьёз – аж с прошлой жизни. Вонгола понятия не имел, который из двух пистолетов безопасен, но мог бы легко почувствовать это по весу, по тому, как рукоять ложится в ладонь.
Не зассышь?
Над головой покачивалась лампа, тени от бахромы на абажуре падали на руки и лицо, смешиваясь со шрамами. Занзас рассматривал Мукуро: сыто, улыбаясь только глазами, но без прищура.

+1

15

Выпущенная прямо в лицо струйка дыма, и нарочитая расслабленность босса Варии. О, да. Не иначе как крупный хищник, притаившийся в засаде, выжидающий удобного момента напасть, или оставить добычу копошиться под боком.
Иллюзионист усмехается, заставляя видимость уже рассеявшегося дыма сложиться в два икса, и на миг вспыхнуть пламенем, прежде чем окончательно растаять, смешиваясь с облачком дыма под потолком.
Ничего не предпринимать, только наблюдая за развитием событий, предпочитая дергать за ниточки, продумывая стратегию действий, или целиком отдаваясь воле случая - любимая игра. Игра опасная, если учесть, кто по другую сторону доски, и этот кто-то не изучен до конца, хотя и достаточно понятен для проницательного взгляда иллюзиониста. Не хватает только дополнительных фигурок, которые будут действовать за него, пока не придёт время вступить в партию, не выкладывая козыри до последнего. Впрочем, сейчас это не имело бы особого смысла. Занзас и без того знает с кем имеет дело, и примерно представляет чего ожидать.

- Оя?! - Туманник насмешливо вздёргивает бровь, изображая лёгкое удивление. Кому это он что должен, и как ХХ собирается это доказывать, или не собирается?! При помощи оружия, или напоить до состояния дезориентации в происходящем?! Даже смешно. Впрочем, ХХ предлагает более интересный способ "отдать долг".   
Своеобразная вариация русской рулетки, больше напоминающая студенческую попойку, если предположить, что у студентов в запасе есть парочка опасных игрушек.
Но, это достаточно интересно. Кажется, не только ему бывает скучно, и Вонгола решил перевести их небольшое противостояние на другой уровень, разрешая ситуацию куда более забавным способом, нежели обычная драка.
С другой стороны, это явно провокация, и гордость вступает в борьбу с любопытством, желанием станцевать на горячих углях, и в такой ситуации постаравшись оставить оппонента в проигрыше, раздразнить и посмотреть, что из этого получится.  Определённо, играть в одни ворота туманник не собирался, хотя и любопытство подстёгивало узнать, чего хочет Вонгола, выдавая подобную провокацию. Следовало сровнять условия, добавляя игре элемент соперничества.

На мобильник пришла смс, коротким гудком оповестившая, что медиум доставлен в больницу, и оставлен на попечение мед. сестер. Рокудо довольно улыбается своим мыслям и кивает. Нужно беречь свои игрушки, иначе они больше не будут пригодны к использованию.

Заняв место напротив Занзаса, туманник смотрит, полуприкрыв веки. Опирается локтями о стол, расслабленно кладет подбородок на сцепленные ладони.
- А ты, Занзас? - Насмешливый голос, тянущий гласные, обволакивающий. Видно, что иллюзионист заинтересован и не прочь сыграть. - Куфуфу. Не боишься играть по собственным правилам? Только оружие мне ни к чему. За невыполнение задания показываешь мне одно какое-то воспоминание. Условие одно, оно должно быть насыщенно эмоциями.
Туманник смеётся, и делает глоток ароматной жидкости. Такой компромисс его вполне устраивает, и он может назвать условия более-менее честными, не особо опасаясь, уверенный, что в случае надобности сможет выжить.

+1

16

Патлатый лощёный мусор – всё-таки мусор – чересчур много думал. То выдавал себя весёлым изумлением в глазах – глазе – миндалевидном, голубом; то бровью играл, то губами, растянутыми в усмешке; то с самым непринуждённым видом пялился на экран мобильника. Занзас перекатывал на языке ром, молча и безэмоционально, пока, наконец, не выдержал, заржал. Засранец, блин, просто борзый щенок. Зарвавшийся, неглупый и очень живой. Потому что после Вендикаре реальность ощущается особенно остро. О, Вонгола точно знал.
Затянутые в перчатки кисти скользнули плавно, слитно, будто вросли друг в друга. Глядя на эту текучую манеру, Занзас думал, что Мукуро слишком долго пробыл в воде. Тёмной, неподвижной, обволакивающей. И кровь у него наверняка чёрная, как нефть.
Что за хрень лезет в голову.
Уговор дороже жизни, – согласился, скособочив жёсткий рот в оскале. – Правда или желание?
Бой за кольцо Тумана был, казалось, событием предыдущей реинкарнации. Словно и не с ними: Занзас скучал, с вялым интересом наблюдая, как подпрыгивает коротенькая юбка на хилых бёдрах савадовской девки. Её Маммон сделал, как стоячую. А потом эту селёдку подменил пацан с нелепым смехом, фактурный такой, придурочный совсем. Веселее не стало, зато кое-что врезалось в память: узлы лотосов на кручёных стеблях – ориентальная, удушливая, сладкая иллюзия. Таким Рокудо и запомнился.
Правда.
Музыка, на которую Занзас и внимания не обращал, вдруг замолкла, прекратив раскачивать шалман на жёлтых волнах расслабона. В уши толкнулась сразу куча звуков: бабье хихиканье, постукивание шейкера, трепыхание мотылька у лампы. То, как Мукуро глотает, дёрнув острым кадыком. Пойло было не сказать что образцовым, но неплохим. Да этот ходячий эвфемизм вряд ли и разбирался; Вонголе было похер.
Он развлекался.
Ненавязчивая мелодия снова закрутила вечер. А быть банальным не хотелось. Прошлое мало интересовало, будущее Занзас строил сам, и никакие плюгавенькие тут были ни при чём. Для вопросов о личном время ещё не настало. Не так сразу, пусть сначала налакается, забалдеет, перестанет кривляться и глумиться. Если перестанет. Лучше бы да – на счёт пострелять в упор Вонгола не шутил.
Тебе-то что с моих эмоций, отброс? – спросил, машинально проводя большим пальцем по шершавой уже щеке – а ведь утром только брился. – Принципиально стремишься, куда не зовут, или собственных недостаточно? – и подлил рому обоим.
После мясорубки с Виндиче они не пересекались, а чувство было такое, будто столетние соседи в коммуналке. Вроде, чужие, но всё равно свои. Или это из-за не случившегося варианта действительности? Там не до внутрисемейных разборок было: сучья жизнь сплотит кого угодно.
Неправильная калька восприятия аукалась и сюда, потому что задеть Занзас не пытался. Было интересно – спрашивал, нужно – делал, хотел смотреть – смотрел. На криво выстриженную макушку, на пижонское тряпьё, на гладкую кожу (не чета его шкуре, ха!), на странного этого, мутно-вкрадчивого мужика. Обычно под таким взглядом становилось неловко, а тот в ус не дул. Ну это людям было не по себе, а не ящерицам-меланистам с неправильной пигментацией.

+1

17

- Оя, За-анзас?! - Туманник тихо вторит смеху, чуть склоняя голову вправо, подаётся вперёд, с лёгким прищуром глядя на веселящегося варийца. А ведь ещё совсем недавно убивать хотел, можно было почувствовать переполняющую мужчину злость, не только предполагая, но и зная наверняка, что у него были шансы осуществить подобную блажь. При большом везении, или, если Мукуро сам бы утратил бдительность, заигравшись, подходя слишком близко к огню.
Теперь уже другие эмоции можно почувствовать и прочитать в глазах ХХ, не сильно разнящиеся, всё ещё опасные, с долей угрозы, но... Во что ещё выльется их забава?!
Рокудо нарочито неторопливо прикрывает глаза, изображает задумчивость, из-под ресниц поглядывая на Небо. Не спеша отвечать, итальянец концентрирует всё внимание на Занзасе, впрочем, не переходя выставленных границ, не сомневаясь, что этот попытается выполнить свою угрозу с сигаретой, и не влезает в подсознание, анализируя лишь внешние проявления, стараясь предугадать возможные развития событий, подловить момент.
Потянувшись за алкоголем, смотрит на мужчину через мутное стекло стакана, делает глоток, и только потом отзывается.
- Правда. - И словно сопровождение для эффектного выхода - тишина, в которой "взрываются" человеческие голоса, смех и ругань, прежде чем музыка начинает играть с новой силой. Иллюзионист с интересом глядит на ненадолго задумавшегося Небо, прежде чем тот решает, что хочет знать.

- Куфуфу. - Мукуро на миг задумывается. Врать особого смысла нет, к тому же, это было бы не интересно. - Эмоции, мысли, чувства. Страхи и желания скрытые в глубинах подсознания - то немногое, что меня по-настоящему интересует в людях. - Туманник растягивает губы в полумечтательной улыбке, допивает оставшийся в стакане ром. - Это и оружие и защита, одна из ключевых вещей, при создании иллюзий и влияния на сознание. А ты, - туманник задерживает взгляд на глазах ХХ, - достаточно интересен, чтобы меня интересовало происходящее в твоей голове.
Рокудо пожал плечами, на несколько мгновений выходя из образа, глядя просто, без насмешки.
- Надеюсь, что не слишком разочаровал тебя, За-анзас Вонгола.  Правда или желание?

Вонгола мелочиться не стал, сходу выбирая желание, тем самым вызывая усмешку у иллюзиониста. Бегло осмотрев визави, туманник задержал взгляд на лежащих на столе береттах, усмехнулся, поднёс правую руку ко рту, медленно стягивая перчатку зубами, после чего протянул руку раскрытой ладонью к Занзасу.
- Позволишь? - Мукуро снова смотрит на Вонголу, чуть щурится. Оружие индивидуальное, и из одного только чувства собственности не предназначено для использования посторонними, но сомневаться в том, что просьба будет выполнена, не приходится.
С другой же стороны интересно, будет ли работать  пламя Тумана, если пропустить его через пули. Раньше подобные эксперименты как-то не приходили в голову иллюзионисту, используя трезубец Мукуро не задумывался, получится ли фокус с пулей управления, если повреждение будет нанесено жертве каким-то другим оружием. Почему бы не проверить это сейчас, если уж случай представился.

Взамен полученного оружия, туманник извлёк пистолет, заряженный Пулей Управления, отправляя его через стол к Занзасу, с интересом разглядывая берету, шутливо целясь в бармена за стойкой, прикидывая вес, концентрируясь на внутренних ощущениях.
- Куфуфу. Не поможешь мне немного?! Кажется, ты хотел стрелять, я предлагаю тебе отличную возможность. - Рассмеявшись, Мукуро снова целится, прищуривая правый глаз; Кольцо Ада на руке загорается синим огоньком, и сам пистолет, через который Туман пропускает пламя, отсвечивает того же цвета сиянием. Посетители, впрочем, не обращают внимания на спец. эффекты, попросту не замечая их через наброшенную иллюзию, и не надоедают излишним вниманием.
Звучит выстрел, и бармен с криком хватается за плечо, пачкая руки в крови, проступающей через белую рубашку. Девицы визжат, кто-то вскакивает со своих мест, пытаясь понять, что происходит, кто-то пьяно хохочет, решив, что начинается веселье.
Одновременно с криком бармена туманник разворачивается к Занзасу, смотрит тому в глаза, ожидая. По спине пробегают мурашки, предвкушение перемешивается с долей волнения, словно бы пуля и правда могла его по-настоящему убить. Отчего-то вспоминается, как в первый раз её испытывали.  Тогда, маленький семилетний мальчик очень боялся, хотя и старался не показывать этого, не верил, что после попадания пули в голову можно выжить, ещё и овладеть чьим-то телом. Ещё запомнился второй ребёнок, стоящий напротив, с ладони которого на пол капала кровь. Он тоже боялся, и меньше всего хотел участвовать в таких экспериментах.

Отредактировано Mukuro Rokudo (02.08.2017 00:24:00)

+1

18

Коротко о дальнейших событиях данного эпизода

Занзас и Мукуро допились до "мальчиков кровавых в глазах" и доигрались до знойной ламбады в стрёмном кабаке. После чего утанцевали в комнату наверх, потолкались в темноте и повалились спать, где стояли... в общем, уладили конфликт. Поутру Мукуро чисто из вредности и врождённого благородства упёр у Занзаса кейс с коробочками (потому что больше у "нищего" босса Варии скомуниздить было нечего, само собой). Вонгола нагнал ананасового прощелыгу где-то на границе со Швейцарией, но Мукуро всё равно талантливо проебал коробочки.
Таким было начало крепкой мужской дружбы : D

+2


Вы здесь » KHR! Dark Matter » Личные эпизоды » Потанцуем?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC