Вверх

Вниз

KHR! Dark Matter

Объявление

Приветствуем на проекте KHR! Dark Matter, славные отбросы!



Рейтинг игры: 18+
Система игры: эпизоды
Мастеринг: смешанный
Время в игре: 08/2015



Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru



•Друзья, 2018 год наступил окончательно и бесповоротно, с чем мы вас и поздравляем. Не забывайте тыкать баннеры и писать посты. А ещё у нас есть этот опрос : D

•Алярм! Напоминаем вам, что на отпись в квест даётся неделя.

•Хранители Тунца проходят по акции с упрощённой анкетой. А ещё мы бы не отказались от хлопчиков из Ферро!
•"– А что мускулы? – Занзас заинтересовался и перестал чувствовать скованность. – В смысле, – он почесал раздвоенную бровь. – Посмотреть, потрогать?" [читать эпизод]

•"Можно было бы начать работать вопреки всему, но Ханеума был адекватным человеком..." [читать эпизод]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR! Dark Matter » Инаугурация » Коридоры резиденции


Коридоры резиденции

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s1.uploads.ru/aMERd.jpg

0

2

Это было странно. Это было настолько, блять, странно, что Франческа за Занзасом пошла почти безропотно. Оглянулась на своего случайного собеседника почти беспомощно, разве что плечами не пожала — извините великодушно, но начальство требует — и аки жертвенная овечка поплелась за своим потенциальным палачом, думая совсем не о том, о чем этой самой жертвенной овечке думать положено. Нестерпимо захотелось курить, — и тут же потянуло немного блевать, потому что от одной только мысли о новой затяжке становилось плохо — а еще больше захотелось куда-нибудь деться. Но вместе с тем — черт — Франческе было невозможно интересно. Почему Занзас ушел с ней? От чего-то — или кого-то — сбегал? Хочет что-то спросить? Повелся — было бы забавно — на открытые ноги и голую спину? А, может, просто поговорить — тогда, в ее лаборатории, у них хорошо получалось, пусть и как-то… невероятно, дико, странно, невозможно, не в этой реальности и не в этой жизни, было ли это вообще, черт подери.
К счастью, первым разговор Занзас не начинал. Это давало Чес драгоценные секунды — Что? Что? Что? Что он хочет? — но точно так же заставляло нервничать еще сильнее, потому что молчание угнетало хуже любого разговора. Молчание было непонятным, неизвестным, несущим в себе что-то неопознанное, молчание было никаким — и предшествовало всему, и этого самого неопознанного всего Франческа и боялась.
Давно ты работаешь на Ферро?
Прикурить есть?
За что ты убила Ланса?
Пойдем потрахаемся?
Как тебя убить, больно или очень больно?

— Так что, стоит ждать голых мужиков в фонтане шампанского? — не в силах мириться с кружащими в голове вопросами один другого лучше, невпопад ляпнула Франческа, и слова эти были до того дурацкими, что в пору сбегать — или хотя бы падать в обморок. Вот только она не была благородной дамой, и Занзас был отнюдь не понравившимся ей кавалером, а вместо пышного бального платья всего лишь вечернее, да и в обмороки Франческа, кажется, падать не умела. Поэтому — хотеть провалиться под землю. Поэтому — прятать взгляд. Поэтому — бормотать торопливо:
Забудьте, пожалуйста. Это все шампанское, не то, которое в фонтане, а в бокале… — и, осознав всю глубину собственной глупости, смириться и обреченно-риторически спросить: — Прямо здесь закурить нельзя, да?
Хотя, даже если и можно, то делать это в слабо вентилируемом помещении в том состоянии, в котором была Корелли, было не лучшей идеей. Ее все еще тянуло блевать от одной только мысли.
Зато — не сглазить бы — отпустило.
Вы тоже выглядите… очень хорошо, учитывая ситуацию, — явно нацелившись на первенство в дисциплине «самая тупая фраза вечера», проговорила она. — В смысле спасибо за комплимент.
Франческа, просто заткнись.
Мы же идем курить?

Отредактировано Francesca Corelli (17.09.2017 23:48:31)

+4

3

--> Балкон

Снаружи сгущались душные сумерки, а в коридорах особняка было прохладно – от этого контраста у Занзаса между лопаток скатилась капля пота. Он недовольно выдохнул носом – разморенный, сердитый лев – и какое-то время молча спускался по пологим мраморным ступеням.
– Ты, вроде, с Гокудерой разговаривала, – извинился-не-извинился Вонгола и остановился в арке.
К толпе не хотелось, да и настроение было слишком неопределённым: навязчивое ощущение тревоги, ощущение, будто он что-нибудь забыл или упустил из виду, преследовало Занзаса всякий раз, как в его жизни происходили кардинальные перемены. Наверное, он просто не верил, что подобные «инициации» могут быть безболезненными: они как запущенный бумеранг, который ёбнет в затылок, если потеряешь бдительность.
Вонгола огляделся и свернул под лестницу, за большой куст в кадке из жёлтого камня. Мрамор, гранит, лепнина, позолота, рояль из эбена, инкрустация амарантом, подушечки в атласных чехольчиках – всё в духе старой-доброй коза ностра. Занзаса антураж не душил, в богатых декорациях он всегда выглядел немного падишахом. По мнению Скуало.
Вот замок Варии был убран сравнительно скромно, хотя в целом смотрелся внушительным и суровым.
– Тонкий слух, что ли? – удивился Занзас, поискал глазами пепельницу – где-то должна была быть. Он не думал, что Корелли подслушивала, да и никаких подробностей на людях нормальные синьоры не обсуждают, но всё-таки шумно было вокруг: музыка, голоса... – Я не в курсе планов Луссурии, но заранее не против. В Вонголе ни одна церемония без переполоха не прошла. Если не голые мужики, будет что-то другое, – пепельницу – металлическую, золочёную – он стянул с полки за роялем. У всех свои понятия об уюте: Занзасу хватало тишины и ёмкости под окурки.
Словно в подтверждение слов о «голых мужиках», он расстегнул и стащил с плеч смокинг, под которым обнаружились парные беретты – по одной с каждого бока.
Чувствовалось, что Франческе неловко, только Вонгола – как бы это выразиться? – пренебрегал чужим душевным комфортом. Не то угрюмый вид так действовал, не то репутация, не то прямолинейность, а может, всё вместе, но большинство людей боялись его – и пусть. Не прошибать же лбом стереотипы ради пресловутой симпатии.
Впрочем, Занзас был искренне снисходительным.
– Я бы закурил на балконе, но на собственной инаугурации нужно быть кем-то, близким к идеалу, – сказал он скорее затем, чтобы смягчить неуклюжесть Франчески. – Зато пьянство из помпезных фужеров никого не смущает.
Вонгола устроился на диване, неосознанно ощупал горло – бабочку он где-то оставил, – на секунду нырнул в мысли о том, почему в действительности понадобилось сбегать от Дино и мусора. А как иначе? Когда он видел Скуало, то чувствовал себя особенно счастливым. Если ты счастлив, тебе наплевать на всё остальное – в этом проблема. Как там было? «Вся эта маршировка, крики, махание флагами – просто секс протухший».
Встречного комплимента Занзас просто не разобрал – от Франчески серьёзно фонило нервозностью, особенно когда она находилась близко. Блин, да неужели он настолько сильно подавляет самим своим присутствием? Или есть что-то ещё?
– Чес, где обещанная сигарета?
Лучше быть бесцеремонным, чем с трещащей от чужих переживаний головой. Вонгола взглянул на Корелли – вверх, вниз, снова вверх. Он наконец заметил. Привлекательная баба, только нажралась и теперь празднует труса. Стресс заливала?
Занзас молча смотрел на неё, ожидая хоть чего-нибудь, исподтишка делясь Небесной гармонией, пытаясь поймать её в Пламя. Невеликое усилие вообще-то и намного уместнее классического стакана в голову.

[AVA]http://sf.uploads.ru/PJqyn.jpg[/AVA]

+5

4

Франческа даже не удивилась тому, что настолько злачное (вернее, золоченное) местечко нашлось в таком неподходящем месте, как под лестницей — не удивилась бы, даже если бы ее сил на это хватало. У мафии все было не так, как у обычных людей (пусть часто и так, как им это представлялось), и стоило удивляться, что вышколенная прислуга вместо пыли и паутины под лестницей держит еще один кусочек общего шика, сквозившего из каждой стены?
У самой Чес, правда, под лестницей тоже были не пыль и не паутина, а настоящий бастион, защищенный от родителей, гувернанток и учителей — такое нагромождение игрушек (в основном развивающих или тех, которые забывали дети маминых гостей), оставшихся от ремонта досок и отцовских «черновиков» (только у техника это была не бумага, а расходный материал), некоторые из которых были собраны во вполне осмысленные ловушки. Маминого терпения тогда, правда, хватило ненадолго, и едва только маленькую Чес повезли в больницу, чтобы осмотреть порез, который она сама себе по неосторожности нанесла все в том же «убежище», верные слуги под руководством мамы (а Чес еще не могла понять, почему мамочка вдруг не поехала с ней, а оставила на папу) все то, что Франческа строила долгие дни, разобрали, а пространство под лестницей заставили кактусами, да так плотно, что лазать между ними без риска исколоться стало невозможно. Да и скучно, по правде — живой мир уже тогда не был ей слишком интересен (особенно с учетом того, что биология была обязательным, но, увы, одним из самых ненавистных школьных предметов).
Это теплое — и будто из какой-то другой, прошлой (счастливой?) жизни — воспоминание будто заставило Франческу очнуться. Не стало глотком свежего воздуха или ушатом ледяной воды, но резко ударило под дых, заставив опуститься (почти что упасть) на диван рядом с Занзасом (не убьет ли он ее за это, в самом деле?) и в неверящем порыве коснуться собственных губ, изогнувшихся в кривой, но, кажется, улыбке.
Блядь, Франческа.
Пару дней назад убила, а теперь улыбаешься? И касаешься этой улыбки руками, которые все в крови? Будто ничего не произошло, будто все как обычно.
Все как обычно.
Ничего не произошло.
Ничего, что я рядом села? Ноги не очень держат, надо было выбирать обувь попроще, — стараясь не то сгладить свое почти что падение, ни то отвлечься от навязчивого голоса в голове, Франческа растянула губы в куда более заметной улыбке. — Вы же теперь самый главный, и…
И вы же пришли к этому через кровь и убийства, да? Вы ничем не лучше меня, правда?
Сигареты? Сейчас, минутку…
Только пальцы слушались не очень хорошо. Дрожали, не хотели открывать клатч (бордовый, в тон платью — в тон крови Ланса, который умер просто потому, что некстати вспомнил об одной своей знакомой), но замочек все-таки поддался. Чес достала пачку вместе с зажигалкой, не став даже вытягивать сами сигареты, и полуобернулась к Занзасу, чтобы протянуть ему обещанное…
Рука почему-то оказалась в крови. Совершенно неожиданно, настолько, что пачка мягко упала на диван, а зажигалка — на пол, с громким звоном, заставившим Франческу вскинуть голову… чтобы взгляд к взгляду столкнуться с мертвыми красными глазами Ланса.
Чес резко отшатнулась, больно ударившись об подлокотник дивана, рефлекторно поднесла руки к лицу, словно пыталась этим дурацким жестом ни защититься, ни то закрыть рот, и не сдержала вскрика — ее собственные руки по локоть были красными, как если бы целиком оказались измазаны кровью. Она резко вскочила, и это удивительным образом помогло — на нее снова смотрел не мертвец, а вполне себе живой Занзас, а рука, которой Франческа ухватилась за диван в последний момент, и только благодаря этому удержалась на ногах, снова оказалась чистой. Вот только головокружение накатило с удвоенной силой, в глазах потемнело, и Чес снова упала на диван. Живот скрутило спазмом, прошедшимся до самого горла, и только чудом Франческу не вырвало. Но затрясло основательно, и голова не переставала кружиться, как если бы она нажралась дешевой водки, а перед глазами плясали темные, но какие-то удивительно яркие в своей черноте круги.
Где здесь уборная? — голос оказался хриплыми и каким-то совсем жалким. А каким он еще, в принципе, мог быть? Раз уж дела настолько плохи, что, похоже, начались даже галлюцинации — не говоря уже об этих спорах с собственной совестью.
Интересно, убивать каждый раз так тяжело?..

+3


Вы здесь » KHR! Dark Matter » Инаугурация » Коридоры резиденции


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC