Вверх

Вниз

KHR! Dark Matter

Объявление

Приветствуем на проекте KHR! Dark Matter, славные отбросы!



Рейтинг игры: 18+
Система игры: эпизоды
Мастеринг: смешанный
Время в игре: 08/2015



Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru



•Мы обновили дизайн, возрадуемся же. Поцелуйте Занзаса в щёчку и ткните баннеры. В принципе, можно наоборот : D

•Уважаемые отбросы! Участвуйте в массовом квесте! Плюшки прилагаются.

•Хранители Тунца проходят по акции с упрощённой анкетой. И мы бы не отказались от хлопчиков из Ферро!
•"Чудесная японская гравюра с Божественной Черепахой и итальянской идиомой про членоптицу, пролетающую мимо, прямиком в задницу." [читать эпизод]

•"Так что, стоит ждать голых мужиков в фонтане шампанского?" [читать эпизод]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR! Dark Matter » Личные эпизоды » По закону джунглей


По закону джунглей

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Время и место
2001 год, 12 июня. Вечер. Ночь. Через 8 месяцев после мятежа.
Индия. Штат Гуджарат.
Лесной национальный парк на юге полуострова Катхиявар Сисан-Гир (Гирский лес).
2. Участники
Скуало Супербиа
Луссурия
3. Краткий сюжет
Миссии в Варии никогда не бывают стандартными и формальными. Всегда что-то может пойти не по плану. Даже киллеру-профессионалу с  демоническими навыками убийства трудно предугадать каждый шаг своего противника и просчитать все возможные ситуации. Но в этот раз не так пошло… всё.

0

2

Подросшие волосы, которые теперь перестали торчать во все стороны, за исключением по-прежнему короткой чёлки, сейчас прилипли к лицу и шее, как смазанные клеем, усиливая раздражение, которое в последние часы росло в геометрической прогрессии. Будь Скуало паровым котлом, то давно бы уже взорвался, разнесся всё вокруг на много километров вокруг, ничуть не меньше пресловутого Тунгусского метеорита, который то ли был, то ли не был. Но сейчас все эти предположения и научные диспуты, во время которых всякие там учёные ломали символические копья и щиты, ища брешь в защите противника, волновали Скуало меньше всего. Чёртовы лианы, ветки, грязь по колено и вода, вода, вода. Льёт как из брандспойта. Да ещё и жарко, как будто они находятся в огромном котле, полном тягучей жижи-соуса. Оставлялось только удивляться, как налетевший муссон за считанные часы превратил твёрдую почву в неприглядное месиво. Мечник, срубая очередную ветку, которая опять нацелилась в лицо, зло стиснул зубы, не зная, радоваться этому ливню или нет. С одной стороны, продвигаться так тяжело, что сказать, что они успешно убегают от своих преследователей – слишком громко и оптимистично. С другой стороны, эти ублюдки находятся в точно таком же положении, даже зная этот «заповедный» лес как свои пять пальцев и имея в своём распоряжении машины, они всё равно не преуспеют в своём преследовании, как тот же древний воитель Ахиллес, который бежал за черепахой. Вот только дождь когда-нибудь кончится, а как выбраться из этой ловушки, растянувшейся больше, чем в тысячу квадратных километров, вопрос как никогда актуальный и жизненный.
Супербиа, вытягивая ногу, которая увязла чуть ли не по колено, почти  потерял Луссурию из вида. Ирокез их обычного лучащегося излишней бодростью и радостью боксера уныло поник и завял, как растение без воды. Вот только чего-чего, а её было вдосталь. Мечник старался держать Лусса в поле зрения, но становилось темнее и темнее, так, что можно глаз оставить на ближайшем щипе, а не терять своего напарника – всё сложнее. Чёрная униформа сейчас маскировала их не хуже шкуры животного, обладавшего мимикрией. Они, оба, петляя зайцами, старались держаться русла одной из рек, название которой вылетело из памяти Скуало. Бра-пха-мря…не важно. Какое-то несуразное и странное, как и все остальные. Нельзя сейчас отвлекаться. Нельзя. Супербиа сосредоточился, думая о цели. Главное, только успеть. Попасть вовремя на одну из вертолетных площадок, где их заберут свои. И хрен с ней, с проваленной миссией, на этот раз главное – просто выбраться из этого проклятого места, из этого леса, становящегося болотом, выжить и найти тех, кто устроил им западню.

Когда поступил заказ от одной из пакистанской группировок о зачистке базы повстанцев, скрытой в Гирском лесу на территории Индии, то речь сразу зашла о том, чтобы отправить на её выполнение кого-то из офицеров. Политические и моральные вопросы мало волновали Варию. Национальные и религиозные противоречия бурлили и били на Индостане ключом, что хрен теперь разберешь, кто кому и что больше должен за эти сотни лет, кто прав, кто виноват, а кто действительно нуждался в защите. Вария и не была эмиссаром Справедливости и Чести. Вария – это наёмники высочайшего класса, которые берутся за сложнейшие задания, в которых на первом месте стоят два вопроса: цена и реальность выполнения.  Всего лишь несколько месяцев назад им, участникам мятежа против Вонголы, разрешили выполнять миссии для не-мафиозных кругов. Скуало, погрязшему под кипами макулатуры, пришлось отсиживаться больше всех, прижав хвост. Ему до тошноты надоело находиться в штаб-квартире, надоело вчитываться в непонятные документы до рези в глазах, тренироваться чуть ли не до упада по ночам, пытаясь выплеснуть злость, но не находя ей никакого выхода. Да, он выполнил пару миссии на территории Европы, но постоянно чувствовал на своей шее крепкий поводок, который лишь чуть ослабили. А в Азию Вонголе протянуть руку сложнее. В разы. Как и натянуть цепочку. Супербиа хотел забыться в настоящем сражении, упиться им…
Какие были причины у Лусса – он не знал, но не имел ничего против его компании. Всего-то ухлопать с десяток ушлепков не самого высокого ранга, надеясь, что среди них будет кто-нибудь, заслуживающий отдельного внимания. Всего то. На деле же всё оказалось иначе. Чутьё охотника ещё никогда не обманывало его. И сразу, как только они стали подбираться к своей цели, оно начало сигналить об опасности. Варийцы даже ногу не успели осмотреться, чтобы оценить ситуацию, как их взяли в кольцо… Прорыв, погоня, пальба и внезапно прохудившиеся над ними небеса… 

Дыхание сбилось. Супербиа всё явственнее ощущал, как правый бок, который ожгло во время погони, начинает всё сильнее ныть и болеть. Словил одну из пуль, которыми, как градом, поливали их? Или всего лишь царапина? Хрен знает… Не до этой раны было всё это время. А кровь или вода пропитали плотную ткань униформы – не поймешь. Мечник притормозил у одного из стволов уходящего вверх мощного дерева, склонившись немного вперед, тяжело сглотнул, пытаясь перевести дыхание. Листья здесь были гуще, кроны почти смыкались над головами, немного защищая от потоков, но время от времени вода сливалась вниз, как с водостока. Кажется, это были уже пойменные леса. А там… разбери. Мать их… Нельзя останавливаться. Супербиа, закипая ещё больше, поспешил за Луссом, который тенью маячил где-то рядом.
Врооой… – протянул он, когда они, наконец, выскочили на более-менее расчищенную площадку среди всего этого непролазного бурелома. – Мы на месте? Успели?!
Скуало бы  выругался долго, громко и со вкусом, да нужно было беречь дыхание. Он кинул взгляд на собственные часы, но те сдохли несколько часов назад. То ли из-за воды, то ли из-за какого-то удара. Хрен знает, почему. Любые часы вообще плохо выживали на нём, обычно, за день приходя в полную негодность. Но без точного знания времени в их деле никак нельзя.
Врооой… Где этот чёртов вертолёт?!!

+2

3

Во всей этой совершенно невыносимо, ужасно отвратительной ситуации радовало только одно - на миссии варийцы отправляются в спец.форме, хотя тоже очень стильной. Просто такой непогоды и попыток продраться сквозь джунгли, через грязь и ветви порой колючего кустарника, дорогущая дизайнерская одежда солнечного офицера не пережила бы. Деликатные ткани, допускающие разве что ручную стирку и исключительно бережное обращение, расползлись бы по ниточкам, заставив сердце Луссурии, нежно любящего каждый сантиметр своих сногсшибательных прикидов, обливаться кровью.
Ему бы думать о проваленной миссии и опасности, которая нависла над ним и Скуало, но это сбивало гораздо больше, наталкивая на мысли о возможных ещё больших неприятностях и всяких там плохих концах, в общем и целом только нагнетая обстановку, так что Солнышко предпочитал думать об испорченной и выжившей одежде, находя в этом хоть какой-то повод не унывать. Об шмотках, о горячей ванне, которую можно будет принять прежде, чем заниматься поиском всех виновников этого марш-броска, о том, что капитан, похоже, так же начал проникаться трендами, и отпускает волосы, сейчас лежащие неаккуратной паклей, но если над ними немного поработать....мммм.

Казалось бы, что трудного: замочить с десяток повстанцев, а потом - самое сложное - уломать Ску заскочить в соседний от ближайшей цивилизации большой город и прикупить сувенирчиков. Вместо этого они уходят от погони, по колено утопая в болоте.
Скуало постоянно находился по левую руку, прорубая тропу клиночком, и являясь для Лусса своеобразным маяком, благодаря белым, хоть и промокшим, ставшими серыми теперь, волосам, хоть как-то выделяющимися в общей грязево-дождевой темени. На болтовню и ругань с ветками отвлекаться не приходится - нужно контролировать дыхание, да и по прикидкам парня бежать им осталось не так уж долго, чтоб отвлекаться на беседы, теряя драгоценное время. Вот только с прибытием не заладилось.
Когда Ску притормозил, Солнце настороженно обернулся, присматриваясь к нему, насколько это позволяла видимость, озабоченно цокая языком. Понять можно мало что, но с ним явно было не всё в порядке. Пока не настолько, чтоб останавливаться, а насколько всё серьёзно - вообще не известно, и это беспокоило гораздо больше.
Остановка не была долгой, Лусс не успел отвлечь капитана для традиционного вопроса, прежде чем движение возобновилось, но на предполагаемой точке «Х» никого не было.

- Заблудились?! - Первая мысль, пришедшая в голову. Вторая: «не успели», осталась не озвученной. Всё было понятно и так. Поляна (то, что можно было таковой назвать), пустовала, но характерные признаки техники, недавно на ней располагавшейся, ещё хранила. Валялись тут и там поломанные ветки. Запах соляры прибил дождь, но, если присмотреться к отдельным участкам положенной травы - можно было увидеть характерные разводы.  - Нет... Не горячись, Ску. Идём отсюда, пока не поздно.
Чем дольше они стоят - тем меньше расстояние между ними и преследователями. Не говоря о том, что технику могли засечь. Нужно было место, в котором они могли бы пересидеть какое-то время и перевести дух, иначе они больше ничего не успеют выполнить. - Мне нужно тебя осмотреть, сладкий, идём.  - Лусс дёргает капитана за рукав, на всякий случай повторяя призыв, не уверенный, что дождь не заглушил звук голоса. - Нам нужно поселение, самая глубокая жопа в этих джунглях, или, хотя-яа бы, баобаб. - Баобабы в этой части Индии не растут, но Лусс этого не знает и вообще нервничает. Из-за вертолёта. Из-за Скуало. Из-за тех мудаков, которым руки чесались посворачивать их тонкие шейки, если нужно, из засады вылавливая по одному. Из-за непогоды, превратившей их в две мокрые курицы. Из-за.
Вот только психовать, ругаясь, топая ногами и ко - Лусс не привык, срывая злость всё в тех же бутиках или на тренировках, разве, только, теряя большую часть ласковых интонаций. Но сейчас и для этого не было времени.
Очень хотелось включить королеву драмы - тоже отличная защитная реакция, между прочим - но под дождевыми струями молчать хотелось больше, чем причитать, что, впрочем не помешало вцепиться в напарника мёртвой хваткой, решив что стемнело уже слишком сильно, и шансы потерять друг друга выросли в овер тыщу раз. По крайней мере Луссу, кроме прочего, мешали ещё и капли на стёклах очков, снять которые он не мог при всём желании, несмотря на темноту, просто чтоб случайно не сломать их в суматохе.
Курс был выбран «куда-то туда, лишь бы нахуй от тропы и стараемся не притаптывать траву», проговоренное себе под нос, просто, чтоб что-то сказать, и даже немного порадоваться чвакающей под берцами грязюке, схватывающейся обратно в грязно-бурую жижу, не оставляя на себе ребристых следов дольше чем секунд на тридцать.

+1

4

Скуало чувствовал себя странно, словно они вдвоём таскались по этому чёртову лесу неизвестно сколько дней. Уже накатывало то хорошо знакомое по пустыням состояние, когда отрезалось и прошлое, и будущее, оставалось только бесконечное настоящее, которое напоминало бесконечный день сурка, и всё, что оставалось – в каком-то отупении идти вперёд, в никуда. Но к этому мечник был готов, и выносливости ему никогда не нужно было занимать. Он осмотрелся: сначала быстрым взглядом, по привычке стараясь определить, не затаилась ли где опасность, и оценивая, откуда возможный противник может напасть, потом уже медленнее, запоминая детали. Но вокруг были те же деревья, та же грязь, что и раньше. Ничего примечательного. Чутьё охотника молчало. Оставалось только надеяться на то, что они не ошиблись с местом, пришли раньше, чем было назначено. Вера в себя и в свои силы была подорвана после мятежа, и с этим Супербиа постепенно сжился, собрал себя из осколков, стараясь хоть как-то изменить ситуацию в свою пользу. Однако твёрдая уверенность, что он больше не отступит от своей цели, возвышалась неразрушимой скалой на прочном основании. Больше такого позора, что они пережили, быть не должно. Не имеют право. Он сдержал вздох, мотнул головой, морщась от противного ощущения прилипших волос к щекам, но те не собирались отлипать. Раздражение накатывало волнами. Бесит. Всё бесит…
Не удивительно, что Луссурия заметил следы присутствия техники раньше его. Их уже порядком размыло, затянуло грязью, за исключением слабо поблескивающих, расплывшихся пятен топлива. Кто здесь был? Свои или чужие? Он, полный опустошающей злости, стиснул зубы сильнее.  Супербиа снова чувствовал себя в клетке. На этот раз деревянной, высокой, растянувшейся на сотни километров, но от этого не менее опасной и смертельной. Прогулялся, называется, выпустил пар… Мечник подобрал одну из сломанных веток, осмотрел её – слом был сверху, но не понять, старый или новый. Ветка не успела засохнуть, да и не скоро сможет. Что уж тут…
  – Врооой! Координаты те? – спросил Скуало, всё-таки решив уточнить этот момент. Они сами, ещё в штабе, выбирали место для посадки вертолета, ориентируясь на то, что искать их будут за пределами леса, который был не лучшей областью для возможного преследования.  Если бы всё прошло по плану с миссией они бы справились в течение получаса. Эту расчищенную площадку ближе к центру заповедного леса они выбрали сами, найдя её со спутника. Форма у неё была немного вытянутой, неправильной, и отсюда была видна река. Конечно, одно дело видеть местность сверху, другое – непосредственно стоя на ней, но всё-таки Супербиа был уверен, что это она. Конечно, в Варии все профессионалы и, прежде всего, каждый сам за себя, даже на совместных миссиях. Прикрывать спину или заботиться о ком-то не входит в их обязанности, но в тоже время солдаты, отвечающие за поддержку, имели право не выполнять приказ только в случае своей смерти. Но где они? Чёртовы ублюдки…  Чтоб их там разорвало…
Мысли метались, как волки, загоняемые на красные флажки. Что случилось? Что? Возможно, что они во всей этой беготне, хоть Скуало и пытался сделать во время погони тот самый запланированный полукруг к реке, сбились, не дошли до нужной площадки. Со всей техникой он ни хрена не дружил, куда привычнее ему были природные ориентиры, только вот от них такой точности не добиться. Но Лусс был прав. Оставаться и торчать на одной из площадок, наверное, используемых обычными служащими для проверки территории, а бандитами для своих целей, было не лучшим вариантом. Им нужно было переиграть противника на их же территории и спастись. Любой ценой.
Он поежился. Шквал дождя, накрыв их, нещадно поливал всё и вся. Забавно, что только первые капли дождя чувствуются, потом, когда их становится всё больше и больше,  на них перестаешь обращать внимание. Но промокшая одежда холодила и морозила, сейчас по лопаткам маршировали отряды мурашек.  – Может, мы вышли не на ту площадку?  – уже неуверенно переспросил Скуало, потом недовольно отрезал, не желая выслушивать весь поток причитаний и разводить вокруг себя хлопоты. Солнечный всегда был исключением. Всегда слишком заботливым и внимательным. Скуало бы предпочёл, чтобы тот не заметил его ранения. Сам виноват. Не ребенок. – Я в порядке!  – отзывается он, кивая, когда Лусс дергает его, но уходить не хочется, пока они точно не убедятся, что их никто не заберёт.
Вроооой! Какое поселение! Тут нет ни одного! Это заповедник на тысячу квадратных километров! – взревел Скуало, который успел изучить информацию о месте не только из чистого интереса, но и желая как следует подготовиться. Он прекрасно помнил, как сначала удивился, что террористы (или повстанцы, хрен их там разберет, мечник и не собирался) базируются в известном заповеднике, но потом, прикинув, понял, что вполне удачный выбор. Как не крути, а нет ничего лучше, чем огромные, почти бескрайние охраняемые территории, на которых можно творить что хочется, предварительно подкупив сотрудников заповедника и стараясь не отсвечивать.  Вполне в духе теневого преступного мира, о котором Супербиа знал теперь не понаслышке. До прихода в Варию он лишь смеялся и фыркал, слыша от Дино что-то о тех странностях и заскоках. Пусть мечник не особо хотел во всей этой грязи разбираться, но пришлось. Он уже начинал понимать основы и схватывать их. Собственные тренировочные полигоны у Варии даже на Сицилии были в тех местах, где простым обывателям и жителям не было хода. Правда, прикрывался их отряд убийц вывеской военного подразделения. Но у каждого свои заморочки, специфика и методы. Что там…
Скуало не стал сопротивляться Луссу, соглашаясь с ним – та, не та площадка, тут им ловить нечего, кроме приключений на пятую точку. Он пытался вспомнить карту. – Врой… если не найдем дерево, то рядом должна быть возвышенность, там могут быть пещеры… И львы… – предположил он, чувствуя в прямом смысле локоть своего напарника, срубая мечом очередную лиану, потом спросил: – Врооой! Ты был раньше в Индии? – мечник знал, что тому тоже не мало пришлось попутешествовать, и сейчас любая полезная информация могла помочь им выжить в этой дыре.

+2

5

Капитан вполне резонно предполагает варианты. Или не то место, или они копуши, или их банально не дождались, или мало ли какой форс-мажор мог произойти. Солнечному панку важен был только один факт: вертолёта на месте нет. Это значит - нужно съёбываться, в первую очередь, а потом уже подумать, как они докатились до жизни такой и что с этим делать.
Нетерпеливо переступив с ноги на ногу, Лусс дёргает плечом, мимоходом вылавливая ещё один радостный момент, предоставленный непогодой: если кэп с психу захочет осчастливить леса «вроем» в полную силу своего мощного голоса - дождь и лес поглотят его, не выдавая их местонахождения неприятелю.
- Та, не та. Ужеее всёёё равно. - Луссурия добавляет в интонации немного нетерпеливого нытья, таким образом отвлекая себя от раздражения на обстоятельства. Хотелось в горячую ванную, Моцарта в наушниках на полную громкость, и утонуть в ароматах фиалок и нежнейшей шапке пены. Вместо этого была грязь, был дождь и деревья, в лучшем случае, способные предложить хорошую лиану чтоб повеситься и облегчить участь любого заблудившегося туриста.
Солнышко скашивает взгляд на Супербиа, даже немного позавидовав его, наверняка выработавшемуся за время прогулок детства, наплевательскому отношению к непогоде. Страшно не было - не с их деятельностью трястись над собственной шкурой, а вот философским отношением к мерзко липнущей к коже одежде, грязюке, залезшей, кажется, и под бельё, и перспективе таскаться под холодной водой ещё неопределённое время - Лусс похвастаться не мог. Позволяли обстоятельства - можно было бы отвести душу в разворачиваемом спектакле, попутно вгоняя в тоску всех остальных. Сейчас же, оставалось только про себя возмущаться, ругаясь с ветками и неожиданными ямами, в которых увязали берцы.
- Я знааю, сладкий, не скандаль. Но эти красавцы тоже на каких-то базах размещаются. У них и техника должна быть, хотя бы понять, где находимся и как выбираться, или сигнал поймать. - Думать о деле гораздо приятней, вот Лусс и думает, отвлекаясь от мрачных мыслей и дурного настроения, упорно не желая терять оптимизма, и если не сверкать улыбками, то хотя бы не нагнетать обстановку ещё больше. 
Может это было самоубийственно; может, как только они окажутся, хотя бы, не под дождём, найдут конструктивные варианты; может случится чудо, и кто-то сожжёт к чёртовой матери этот рассадник флоры вместе с террористами-повстанцами, каким-то образом победив муссон, но пока, Луссу приятней думать, что уж на собственной базе их никто ждать не будет.

По крайней мере Ску сам о себе считал, что с ним всё в порядке, и, может, они успеют где-то укрыться, прежде чем это изменится (если изменится). Да и для Лусса думать про капитана было гораздо проще. Случись что, боксёр огорчится, уже привыкнув в шумном блондине видеть кого-то близкого, искренне ему симпатизируя, но трагедию разведёт разве что показательную. А забота о ближних – это тоже какая никакая цель. Что-то незыблемое и понятное, в отличии от их положения посреди заповедного болота, в которое превратился лес.

А потом они двинулись, всего на какие-то непродолжительные минуты, за которые, впрочем, успело стемнеть ещё больше, осчастливливая стоянку своим присутствием. Идти под ручку оказалось не удобно, зато надёжно, а Супербиа очень в тему продолжал мучить кустарники. Или не в тему.
- Дорогой, не тупи железку. Чего доброго нас найдут по кускам лиан и веткам. - Хочется потянуться к той руке капитана, которая с клиночком, а приходится сдерживаться. Вряд ли это хорошая идея, лезть под оружие мечника, у которого давно уже выработался ряд нехороших рефлексов.  - Лучше поймаешь нам льва с её помощью... Говорят, из них тоже бывают неплохие деликатесы.  - Вообще-то, животных Солнышко любит. Только не прямо сейчас, и свою жизнь ставил выше жизни любого кошака, не желающего делится тёплой, сухой пещеркой. 
Поймав себя на мыслях, достойных выходца палеолита, Лусс смеётся, на границе сознания отмечая, как легко обстоятельства меняют представление о комфорте.
Ещё больше боксёр смеётся с вопроса кэпа. Похоже - это уже нервное. - О нет, дорогой. В джунглях мне бывать уж точно не доводилось, и в первобытных условиях выживать я не умею. Вот если окажемся в Дели или Калькутте - тогда устрою тебе экскурсию по самым интересным местам.
Если Скуало и знал, куда они идут, то Лусс карты почти не помнил, ориентируясь по ходу, стараясь запомнить всё, что мало-мальски отличалось, выбиваясь из общего пейзажа, и позволило бы найти обратную дорогу. По крайней мере, они свернули с тропы, и дальше за ними только ножками или с вертолёта, забирая преимущество колёс у преследователей. - Далеко это отсюда? Помнится, река должна повернуть. - А за поворотом - пороги. Пороги, возможно обрывы. Вплавь не перейти, но и со стороны воды можно будет не ждать больших неприятностей, чем уготовано матушкой природой.

Означенная же возвышенность нашлась далеко не сразу. Лусс успел трижды выматериться, выдёргивая ногу из чвакающей каши, засасывающей не хуже быстро застывающего силикона, десять раз проклясть чёртов дождь и столько же мысленно возблагодарить того умного человека, который выбирал ткань для спецовки, неожиданно стойко переносящую все испытания, выпавшие на её скромную долю, и дающую им шанс не слечь тут с воспалением лёгких, как двум ослам, погибшим самой тупой из возможных смертей, хотя за шиворот воды натечь тоже успело.
- Они? - Только бы не причудилось в темноте. И неплохо бы, чтоб походные необходимости, имеющиеся в снаряжении даже самых глупых и самонадеянных солдатиков, выбирающихся в дикие природные условия, пережили проделанный путь, не заталкивая их в ещё более глубокие недра задницы.

+1

6

Неизвестно, сколько времени они уже продирались по этим чащобам,  но Скуало, который прокладывал маршрут в этом растительном кавардаке, постепенно стал замечать, что кроны над головами становились реже, «душем» их поливало чаще, а подобные змеям лианы становились тоньше и слабее. Он уже перекипел, хоть не перепсиховал. Луссурия, конечно, был прав. Не важно, в чём причина отсутствия вертолета – не смог ли тот прилететь из-за погоды, был сбит этими чёртовыми бандитами или же ему приказали не прилетать. Его нет. И не будет. Разбираться в любом случае они будут потом, когда выберутся. Другого просто не может быть. Супербиа подозревал, что Тимотео так просто не оставит мятежных варийцев  в покое. Был ли это первый звоночек грядущих неприятностей или же просто случайность, но мечник не мог отделаться от чувства, что их подставили и кинули. Правда, видеть в каждой проблеме руку Вонголы – тоже перебор. Что бы там этот Девятый не надумал, какую бы роль не определил Занзасу и мятежным офицерам, убить их всех он мог ещё тогда, в подвале, когда Скуало даже воздух в лёгкие нормально втянуть не мог. Не похоже на него. Оттавио? Не смысла. И так вся власть в его руках. Так что до настоящей причины придётся ещё докопаться. И Супербиа хотелось всё сильнее разобраться с тем, кто начал с ними эту игру. Мысли постоянно крутились вокруг потенциальных врагов, но даже за полгода в Варии под руководством Занзаса, не считая его путешествие, он слишком многим наступил на хвост… Луссурия наверняка думает о том же, продираясь со стойкостью спартанца сквозь заповедный лес. Скуало понимал, что ему легче, чем Солнечному: привык к подобным приключением, а тот – нет, он ниже ростом и легче, поэтому его затягивало не так глубоко и сильно. Но матерясь сквозь зубы и проклиная всё и вся, никто из них не собирался жаловаться. Не трепетные барышни.
Врой… вернее всего их тут как собак нерезанных, этих баз. Я был бы даже рад наткнуться на одну…  – зло процедил он.  Со снимков спутника не было видно ничего особого. Да и ту, которую они должны были зачистить, фиг бы они нашли, если бы им не дали координаты. На то она и есть тайная деятельность, подобная большому, раскидистому дереву, которое зимой  кажется целым и невредимым, а стоит только ткнуть пальцем – и оно рассыпается, обнажая ствол, изъеденный термитами, гниль и мерзость. На той базе, куда они пришли,  их ждали, готовясь в любой момент выставить всю свою боевую мощь, против которой всё-таки не попрёшь. А сейчас же под прикрытием муссона фактор неожиданности мог сыграть им на руку. Но скрытых баз не было, просветов впереди пока тоже, как и возможностей для связи с Варией. Вот только ловить сигнал – это выдавать себя. Им придется, хотят они или нет, но выбираться отсюда максимально осторожно и самостоятельно. Но поднимать эту тему не хотелось. Лишь создавать очередной конфликт. Ладно, время покажет, что там будет, – Ничего. Разберемся… – зло пообещал Супербиа, как Луссу, так и себе, срубив ещё несколько лиан, не дающих пройти, но больше меч не поднимал. Он всё-таки был вынужден согласиться, что одно дело – просто поломанные в шторме ветки или оборванные лианы, а другое – ровный разрез, указывающий на его оружие. Возможно, настолько опытных следопытов среди преследователей не и не было, но те ублюдки были на своей территории, знали её гораздо лучше, чем они и недооценивать противника – слишком большая ошибка, за которую дорого можно заплатить.
Врой… – отозвался он, желая успокоить своего напарника. – Львы – не проблема, но жрать я их не стану!
Заповедные кошки, конечно, не лакомая добыча, но такую встречу Супербиа не исключал, и убивать их ему не хотелось. Одно дело – зверюга, пусть вооруженная клыками или зубами, которая хочет выжить,  другое – «скотина», убивающая для собственного удовольствия редких животных. Первая заслуживает уважения, вторая – нет. Ему много раз приходилось отбиваться как от стай бездомных собак, так и волков и шакалов, поэтому страх что перед людьми, что перед животными давно пропал. Львы… Скуало как-то поржал над шкуркой царственного хищника в резиденции Вонголы, но Занзасу это не особо понравилось. Тот почему-то обожал этих кошек. Неожиданно Босс отозвался о львах пылко, с большим уважением, а Супербиа, распахнув глаза, оторопело слушал, не ожидая такой реакции. Мечник кривовато, но довольно усмехнулся… Это воспоминание, осколок былых дней,  подбодрил и прибавил сил, заставив шагать по этому чёртовому болоту быстрее. Он не имеет право здесь сдохнуть. Не имеет. Даже если на пару с Луссом они не представляют, как выживать в таких условиях – они не какие-то там неженки или идиоты, которые сдаются при первых трудностях или останавливаются на полпути. Пусть они не знают, что тут съедобно, а что нет, как добыть воду и чего остерегаться – но справятся. Другого быть не может!
Не дрейфь! Выживем! На помойке я видел все эти дели с калькуттами… – бодро отчеканивает Скуало, заметив, что деревья стали меняться. Их окружал уже не широколиственный, а обычный лес, а река должна оказаться за спиной, если он не сбился с пути: – Хрен поймешь. Дойдем – увидим.
Что тут еще можно сказать? Только идти вперёд. Скуало старался беречь дыхание, поэтому слушая отборный мат, которым Луссурия сопровождал каждое свое особо «глубокое погружение», лишь стискивал зубы и помогал, насколько мог, чувствуя, как раненная бочина, боль в которой то затихала, то разгоралась, напоминает о себе особенно требовательно. Становилось «светлее», насколько это было возможно, деревья реже, но ветвистее, грязи под ногами меньше, но от этого дорога не стала менее опаснее – с гор шли потоки воды, смешанные с грязью. Такая гадость могла протащить за собой при плохом раскладе на несколько сотен метров. Наконец, под ногами оказалась твёрдая основа.
Они… Я пойду первым, – решительно отозвался Скуало, выступив вперёд. Он отпустил руку Лусса, хотя понять, кто кого больше удерживал в течение последнего получаса в страхе потерять в этой круговерти – большой вопрос. Ливень здесь был подобен шквалу, сотням косых, пытающихся пронзить насквозь лезвиям, старающихся прибить вниз, к земле и изрезать на части… Как «Занна ди Скуало».  Через несколько десятков минут блужданий на возвышенности обнаружилось ещё большее пятно темноты – возможно, просто обрыв или другая скальная порода, но, возможно, и провал или пещера. Скуало поспешил туда, во тьму, держа наготове меч. Вдох. Задержка дыхания. Звук собственных лёгких шагов по каменистой неровной поверхности. Ни рыка, ни лишнего шороха или звука какого-то движения… Он весь обратился в слух, настороженный, как ловчая паутина, готовый среагировать на каждое прикосновение. Но ничего подозрительного. Решившись, Супербиа достал из внутреннего кармана зажигалку, щелкнул ею и зажег небольшой огонёк. Его глаза не сразу привыкли к свету, который отпугивал большинство хищников. Он осмотрелся – сложно назвать это пещерой, скорее, какое-то непонятное природное углубление, словно какой-то великан ковырнул киркой каменное основание, потом плюнул на это бесполезное дело и оставил всё как есть. Скуало прошёл и скоро упёрся в стену. Под ногой хрустнули раковины,  кости, он поднял руку с зажигалкой выше – «потолок» нависал в сантиметрах 50 от его головы. Невысоко, сухо, второго выхода нет. Сюрпризов, впрочем, тоже.
Врой… можем здесь остаться. Вряд ли мы найдём что-то лучше,  но пережидать эту ночь придётся поближе к выходу. И спать будем по очереди, – сделал он заключение, взгляд серых глаз ещё раз задержался на каменистых, треснувших сводах – воды не было, но хрен знает, когда им вздумается обвалиться. Но точно не сейчас. Последним он осмотрел пол – не песчаник, чтобы здесь сохранились следы животных, однако, определенно, они сюда заглядывали попировать или вот так, как они, укрываясь от дождя. – Чья смена первая?

+1

7

- Я тоже. Вот только не прямо сейчас. - Прямо сейчас, Лусс будет рад пещере или чему угодно, несмотря на раздражение, вполне здраво расставляя приоритеты. А неподготовленными и без хоть какого-нибудь плана, или, хотя бы, самого жалкого ориентирования на местности, меняющейся незаметно, но неотвратимо, вместе с путями, дорогами, тропами, руслом реки и прочими ориентирами, даже очень злые и жаждущие крови элитные убийцы не нападают. Исключительно из соображения благоразумия и отсутствия суицидальных порывов. И потому, что эффект неожиданности отличная штука в такой ситуации и с имеющимся раскладом - только когда прижимают к стенке. А у них пока выбор есть, и куда надёжней будет найти, подсмотреть, подумать, прикинуть и уже потом напасть. Так напасть, чтоб не только получить максимум профита, но и отвести душу.

По щеке хлестнула тонкая, незаметная в дожде и темени ветка, от чего Лусс снова шипит и тихо ругается. Это было даже смешно. Та самая грань неизвестности, когда и неотвратимой опасности нет, но и хорошего на горизонте не предвещается. Именно в такие моменты начинаешь смеяться с себя, понимая насколько тупо всё обернулось, и каким неудачником выглядишь в собственных глазах. Только и остаётся что ругаться и хихикать с самого себя и своего нелепого вида: ведь наверняка похож на мокрую курицу.
Ску, впрочем, выглядел не лучше. Такой же мокрый и такой же раздражённый, погружённый куда-то в своим мысли, прерываемые периодически возобновляющимся диалогом про флору, фауна, мудаков-повстанцев да крепким словцом предназначенным очередной луже или ветке.

- Значит, будешь сидеть голодный. Или покромсаю тебе салат из лианы. - Солнышко фыркает и пытается нахохлиться, игнорируя песок, неведомо как попавший в рот и теперь скрежещущий на зубах. Не то, чтоб Лусс планировал ужинать большими кошками, но за тему цеплялся, кое как собирая разрозненные мысли в единое русло, нет-нет - а убивающее время, разбавляя вязкость, неизбежно накатывающую на природе, где время имеет пакостную привычку идти медленней.
Кошки, деревья, вода, вода, вода, грязь, бег - тоска и стылое мгновение, упорно замирающее, затягивающее в водоворот из серой зелени и мрачных мыслей. Про повстанцев, джунгли, провал и горячую ванную. Вот последнее - особенно мрачно. Насколько глубоко в жопу может уползти хорошее настроение?
Но, к счастью, они не в отчаянном положении и беготня по джунглям провоцируют лишь злость и раздражение, подстёгивающее на действия. В такой обстановке скорее сам себя будешь распалять, мечтая о хорошей драке и крепком сне, чем ныть и жаловаться, даже если ты фея в душе. Очень грязная фея. - Не будь занудой, капитан. Тебе понравится! - Интонации потерялись. Получилось не сахарно, а сарказм какой-то, в честь чего Луссурия предпочёл заткнуться до самых пещер.
На первый взгляд они даже показались не хуже какого-нибудь мотеля. По крайней мере это крыша, может даже с парой валунов от сквозняков.

Возражать героическим порывам кэпа Солнышко не собирается. Львов и прочую живность он не боится, - прямо сейчас вообще было бы трудно чего-то испугаться, уж очень достали вода и долгий бег - зато про то, что у напарника железка в руках, от которой толку всяко больше, помнит. Идёт следом, стараясь передвигаться как можно тише, осматривается - к счастью, приучать глаза к темноте не нужно - и жмурится, как только росчерк огонька освещает их новый дом.
- Моя. - Спать не хотелось. Не прямо сейчас, и не в мокрой одежде. Нужно её хотя бы высушить, а в идеале выйти обратно в лес и ободрать чего угодно, что можно было бы просушить и пустить на костёр. Наверное. И смастерить какой-никакой заслон, позволяющий не отбрасывать тень к выходу из пещеры и не привлекать внимание к свету из вне. - Только сперва я тебя осмотрю.
Ску, может, и не обрадуется такой перспективе, но, если рана хоть сколько-то серьёзная и не вовремя откроется, или её не промыть - уже к утру его будет лихорадить. - Тут, конечно, не больница, да и вообще. Дай мне десять минут, обдеру какое-то дерево, чтоб дыру закрыть?
Может капитан оспорить эту идею, лучше озвучивать и советоваться, пока находятся в экстремальных условиях. К счастью, вход в пещеру не мультяшный, имеет к себе не пологий подступ и больше похож на бесформенную дыру, теряющуюся в окончательно свалившейся темноте, уже ночного времени суток. Хоть как-то прикрыть его можно, если вообще нужно.

0


Вы здесь » KHR! Dark Matter » Личные эпизоды » По закону джунглей


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC