Вверх

Вниз

KHR! Dark Matter

Объявление

Приветствуем на проекте KHR! Dark Matter, славные отбросы!



Рейтинг игры: 18+
Система игры: эпизоды
Мастеринг: смешанный
Время в игре: 08/2015



Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru



•Друзья, 2018 год наступил окончательно и бесповоротно, с чем мы вас и поздравляем. Не забывайте тыкать баннеры и писать посты. А ещё у нас есть этот опрос : D

•Алярм! Напоминаем вам, что на отпись в квест даётся неделя.

•Хранители Тунца проходят по акции с упрощённой анкетой. А ещё мы бы не отказались от хлопчиков из Ферро!
•"– А что мускулы? – Занзас заинтересовался и перестал чувствовать скованность. – В смысле, – он почесал раздвоенную бровь. – Посмотреть, потрогать?" [читать эпизод]

•"Можно было бы начать работать вопреки всему, но Ханеума был адекватным человеком..." [читать эпизод]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR! Dark Matter » Альтернатива » Лев морской, акула тигровая


Лев морской, акула тигровая

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Время и место
Между 2015 и 2018 годом. Занзасу тридцать, Скуало двадцать.
Вария, Вонгола.
2. Участники
Xanxus, fem! Squalo Superbia
3. Краткий сюжет
Мир, в котором всё сложилось иначе. Занзас знал, что он приёмный, и погрома в Вонголе не произошло - как и знакомства со Скуало.
Алярм! Другой Занзас, другая Скуало, другая Вонгола, другая Вария. Тир здравствует, а Маммон - женщина. Всё остальное - в тексте.

Ску

http://s4.uploads.ru/FSnyl.jpg

Зан

http://se.uploads.ru/dpv3A.jpg

+1

2

Массимо не любил бывать в Варии: бойцов там было около ста душ, но казалось, что гораздо больше. Всё время кто-то рычал, кричал, стрелял; слышался лязг металла, рёв моторов; люди перемещались бегом, строевым шагом, хором скандировали, были ежесекундно заняты, увлечены, напряжены. Он сам видел, как несколько рядовых ставили растяжку у постели товарища. Отвешивали друг другу подзатыльников или набрасывали на шею удавку, стоило кому-то зазеваться. А потом ещё и ржали, мол, шутка-то удалась.
Вария воплощала всё то, чего никогда не было у Массимо, – силу, агрессию, энергию. Всё то, что принадлежало Занзасу.
Младший брат не был родным, и это становилось особенно заметно, когда Массимо – полный, рыхлый, круглолицый – оказывался на его территории. Заплывший жирком бородавочник, по ошибке угодивший в логово льва. Дон Вонголы, отбрасывающий хищную тень – тень с лицом Занзаса.
Брат был баловнем и всеобщим любимцем. Любил его и Массимо: Занзас смеялся, показывая крупные белые зубы, и становился похожим на оскаленного зверя; Занзас рассказывал про убийства и своих женщин – легко и с азартом; Занзас являлся без звонка, едва почуяв запах хорошей свары, и раскидывал визжащих гиен, бьющих копытами буйволов, быстроногих гепардов, раз за разом напоминая, кто в саванне находится на вершине пищевой цепи.
Конечно, нельзя было не завидовать, но Массимо знал цену. Помнил, как ещё подростком Занзас упросил отца померить кольцо Неба Вонголы: брат рухнул прямо посередь гостиной – с высоты своего уже тогда немаленького роста – и не разбил голову лишь благодаря пышному ворсу на ковре. Он трясся и задыхался, закатывал глаза, из которых катились невольные слёзы. Кольцо будто само соскочило с пальца.
После того инцидента Занзас несколько дней ходил сам не свой: ни с кем не разговаривал и мрачнел, стоило столкнуться с ним в коридоре. В комнате не запирался – не девчонка ведь, – но избегал общества домашних. А потом за каким-то из завтраков заявил, что хочет Варию себе – кто там сейчас босс, кстати? Тир?
И спортивную «Бугатти» цвета марсала. И платиновую кредитную карточку. И целый мир, раз Вонголу он получить не может.
Одно дело знать, что ты приёмный, и совсем другое, когда духи чужих предков закладывают эту идею прямо в недра твоей личности: неотвратимо и равнодушно, минуя органы чувств и рассудок. Лет восемь спустя, пьяным вдрабадан, Занзас признался, что те несколько секунд не помнил себя и «был песчинкой, ничтожеством, безродным мусором». Массимо звали студнем и боровом, но он никогда не чувствовал себя отбросом. Да и мама не бросала его – она просто умерла.
Поэтому, наверное, он мог искренне улыбаться Занзасу. Позволял себе выглядеть рядом с ним жалким увальнем. Не возражал против его грубоватых подъёбок. Навещал в Варии, которую век бы не видел.
Массимо знал цену.

***

В просторных помещениях замка по-прежнему бывало зябко – и это несмотря на капитальный ремонт и умеренную модернизацию. «Умеренную», потому что современные интерьеры наводили на Занзаса тоску: ни лоска, ни благородства, пластик-бетон-картон, холодный глянец.
Взгляду не за что зацепиться.
То ли дело неоготические линии, арочные окна, устремляющиеся в небо шпили. Балконы в стиле ампир, золочёные львы, мебель на гнутых звериных лапах, тёмное дерево, тяжёлые драпировки.
Смешение стилей давило и казалось диким.
Varia – «разная», «меняющаяся». И, как любая женщина, она становилась продолжением своего мужчины: при Тире здесь было серее, строже, аскетичнее, а с Занзасом она утопала в оттенках кровавого – как в отблесках славы Римской Империи.
Зимой топились все камины: следить за ними и поддерживать огонь входило в обязанности бойцов. Дело шло к Рождеству, и в вестибюле поставили огромную сосну – свежую и ярко пахнущую головную боль Маммон. Она была принципиально против живого дерева.
– Бревно сто́ит, как акция «Беркшир Хатауэй», – чеканила девица. На вид лет шестнадцать, а в сущности – гораздо старше. – Как годовой оклад Тира. Как новые покрышки на десять «Феррари». Как бриллиантовый сортир. А толку столько же – ни пришей ни пристегни! Я тебя заклинаю, – задрала нос Маммон, – продай полено, пока не засохло!
Занзас умирал на диване, корчась от хохота и скрывшись от гнева бухгалтера за велюровой подушечкой. Сосну ведь и правда приобрели на средства Тира: шальная инициатива, и всё ради любви. «Хочу положить ма-аленькую коробочку под большущую сверкающую хуйню. Чтоб знала, на что идёт», – мечтал суровый, опытный и всегда насмешливый мечник, разменявший четвёртый десяток и решивший, что пора бы и семьёй озадачиться. «Ну а что? Молодая, но уже со стажем. А если я склею лыжи, то горевать долго не будет. Идеальная баба», – оправдывался он, но все были прекрасно в курсе, что у Облака с Туманом эта… искра. Пять лет не затухала.
Занзас не мог выдать планы друга, а потому принимал удар на себя.
– Маммон, – серьёзно начал он, уже красный от смеха. – Я не продам дерево. У меня имидж. И комплексы! Мне необходимо всё большое, – и снова заржал, скрючиваясь в креветку и получая тычки женскими кулачками. – А ну не дерись! Казённые деньги зажимаешь, тебе оно надо?
– Как это «не надо»? – взвилась та. На её остреньком лице читалось недетское охуение. – Ты нас по миру пустишь. Подумай о всех несъеденных коровках и молочных поросятах. Где Занзас, плачут они, где наш повелитель? А вот он, херов босс, ёлку себе купил! – в подтверждение истинности своих слов Маммон схватила ту самую подушку и от души огрела ею начальника. Тяжело вздохнула, уронила руки – раздосадованная, вымотавшаяся. Не начальник, а кремень!
– Ребёнком ты была лучше, – заметил Занзас, осторожно разворачиваясь.
– Как считаешь, в кольце будет бриллиант или ему после ёлки только на жвачку хватило? – грустно спросила Хранитель Тумана, морща лоб.
Всё-таки догадалась. Что удивляться, работа такая: Маммон была в курсе всех финансовых дел Варии – трансакций, махинаций и дебильных покупок. Баснословно дорогое дерево было широким жестом и отводом глаз. Главный подарок Тир оплатил наличными, оставив свою «жмотинку» в неведении. Знал же её, как облупленную.
Занзас сел, почесал лопатку, закурил. Прикинул, что отвечать.
– Если б ты захотела, он бы и на драгоценный толчок расщедрился, – не пошутил Занзас. – И это сосна, Маммон, а не ёлка.
– Знаю, – буркнула она, устремив вперёд остекленевший взгляд и явно в своих мыслях находясь не здесь и не сейчас. – Знаю.

***

Когда стемнело, приехал Массимо. Занзас к тому времени закончил трудиться, вскрыл новый пузырь скотча и с интересом сравнивал бельё на сайтах Victoria’s Secret и Agent Provocateur. До Рождества оставалось меньше недели, нужно было докупить подарков своим девчонкам – их у Занзаса было две, Белла и Лукреция. Имена дурацкие, зато какие куколки…
Потрескивали поленья в камине, в тумблере янтарно светилось пойло, на экране мелькали цыпочки в кружеве, шёлке и лайкре. А команданте независимого отряда убийц, знатный лев и просто красавец-мужчина отчего-то хандрил.
Они с Тиром прошли огонь и воду, а теперь тот задумал жениться. Нет, Занзас был рад, только женатики – это нифига не боевые единицы. Мудень он какой, что ли, ставить под удар счастье голубков? А если Маммон залетит? Возраст уже позволял. Стоило перестраховаться: подыскать ещё одного «с саблей без ансамбля» и иллюзиониста уровня «бог».
Угу.
Штабелями ж на дорогах валяются, плюнуть некуда.
А ещё на фоне предрождественской возни собственная неустроенность ощущалась по-новому – острее и непреодолимее. Сидит тут один, как сыч, продирается сквозь мегабайты соблазнительных фоток, а у самого ни кола, ни двора. В октябре Занзасу стукнуло тридцать.
Впрочем, жалеть себя причин не было. Это от брата ждали великих свершений на супружеском фронте, а с Занзаса и взятки гладки: он был приёмным и хорошо обслуживал семью на другом поприще. За то и ценили. Благодаря поддержке Варии, с Вонголой считались все: боялись, уважали, лебезили. Репутация Занзаса летела впереди него самого. Шестнадцатилетним мальчишкой он раскрыл заговор Внешнего советника и устранил всю японскую «братву» семьи подчистую: мужчин, женщин, детей – своих ровесников. Было ясно, что когда вырастут, захотят отомстить.
А Занзас собирался жить долго и если не счастливо, то с удовольствием.
Потом была операция на острове Дьявола: власть Вонголы в Альянсе вышла на новый уровень, а внутри семьи на одного коллаборациониста стало меньше. Так и жили: сражались, заколачивали бабло, нежились в шезлонгах на своих частных яхтах, помогли Маммон с Проклятьем Аркобалено – Занзас после тех событий полгода в себя приходил с разрывами сухожилий и дырами от пуль.
Но жизнь на месте не стоит, всё меняется. Даже в холостяцкой Варии.
– Ой, ciao, – Занзас вздрогнул, когда в дверях показался Массимо. Откинулся на спинку кресла и потёр глаза. – Ты чё крадёшься по ночи.
Он встал и пошёл обнять брата. Отношения у них были тёплые.
– Есть хочу, не могу, – признался тот с порога. – Целый день с Ниобой искали бате кресло пофункциональней, а потом выехать из центра не могли. Ёлка у вас – огонь.
Ниоба, жена Массимо, была бабой неглупой, симпатичной и, судя по всему, с яйцами. Умел брат выбрать… ну или кто там кого.
– Да блядь, – заржал Занзас, – сосна это. Свадебный подкат Тира. У меня ток сладкое, – предупредил он, поставив на свой рабочий стол блюдо с шоколадными эклерами. Один из них был уполовинен – Занзас жевал в обед и на что-то отвлёкся, – и вот за него Массимо и принялся: понюхал, пожал плечами, откусил.
– Ого, ни хуя себе романтик, – прокомментировал он благородным баритоном. – Я думал, Маммон только деньги любит.
– Любит, – Занзас плеснул брату того же, что сам пил. – Любит и никому не отдаст. А вот инвестировать в брак может. Тонкости финансово-эротических отношений.
Массимо – полный, с уже блёкнущей внешностью, но ясными глазами – рассмеялся с набитой щекой.
– Ну а ты?
– А что я? – Занзас насторожился.
– Когда собираешься инвестировать в кого-нибудь? – поинтересовался брат таким тоном, слово обстряпывал очередное деловое соглашение. – Пора уже.
– Ага, точно, – ответил Занзас громкой демонстративной отрыжкой, опять насмешив родственника и вообще всё мироздание.
Чем крыть железобетонный аргумент? Массимо махнул рукой:
– Я вообще хотел узнать ваши планы на праздники. А то приезжайте все вместе, старик будет рад…
Они ещё долго разговаривали, трескали выпечку, курили сигары – из тех, что дарили Занзасу благодарные клиенты. Затем ставили записи Далиды, Пегги Ли и Синатры; Занзас показывал, как танцевать медленный фокстрот, а Массимо честно старался изобрести грацию заново, но в итоге сошлись на том, что пьяны и просто топчутся на месте «как два педика». Позвонила Ниоба, и повеселевший Занзас, в кителе нараспашку, спустился вместе с братом, чтобы проводить. У въезда на территорию творилась какая-то неразбериха.
– Мне нужен Тир, – требовал голос, который мог принадлежать равно как мужчине, так и женщине. – Передайте ему, что это Скуало Супербиа и что я вернусь завтра.
– Это ещё кто? – Занзас ввалился в будку на КПП и сощурился на монитор, куда шло изображение с камеры. – Что хочет?
– Вроде, девка, босс. Говорит, дело к Тиру. Ответить что-нибудь или развернуть?
Было темно, и в кадре можно было различить лишь мутный силуэт. Высокий. В совпадения Занзас не верил, так что быстро встряхнулся от хмельной истомы.
– Садись на пассажирское. Я выйду первым и дам отмашку, – скомандовал он Массимо, а тот кивнул, не удивляясь и не возражая: вопросы безопасности – это компетенция Занзаса. – Вы приблизились к охраняемому объекту. Не делайте резких движений и положите оружие на землю, – чётко и спокойно проговорил он в микрофон: техника искажала и без того шершавый тембр.
Застегнулся на все пуговицы, достал пистолет, шагнул наружу – под металлическими набойками хрустнул камешек.
– Открывай.
Тяжёлые промышленные ворота начали медленно отъезжать в сторону. Занзас стоял в тени и ждал, когда проём станет достаточно широким хотя бы для одного человека. Входов было, вообще-то, несколько, в том числе с обычными бронированными дверьми, но для грузового транспорта и служебных машин использовали этот – из-за удобной дороги к трассе. Массимо, видимо, руководствовался теми же соображениями.
Чем там руководствовался поздний посетитель, было неочевидно. Но чтобы явиться сюда, к стенам Варии, нужно знать точно, где она располагается. Что само по себе тревожный звоночек. И потом, этот человек упомянул Тира...
Холодное, неприятное для глаза наружное освещение било незнакомцу прямо в лицо. Занзас неторопливо шагал вперёд, скрытый тенью – небольшое, но иногда очень критичное преимущество. Он остановился метрах в двух, изо рта шёл пар. Температура, должно быть, упала.
– Оружие на землю, – повторил он. Фигура из-за яркого света была совсем белой. – Поднимите руки так, чтобы я их видел, – проговаривал он стандартные формулировки.
А внутри шевелилось странное, незнакомое Занзасу ощущение.

+3


Вы здесь » KHR! Dark Matter » Альтернатива » Лев морской, акула тигровая


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC