KHR! Dark Matter

Объявление

Приветствуем на проекте KHR! Dark Matter



Рейтинг игры: 18+
Система игры: эпизоды
Мастеринг: смешанный
Время в игре: 08/2015



Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru



• На форум принимаются неканоны. Очень ждем Боссов Семей Альянса




• Приближается самый яркий и долгожданный праздник года! Ждём его, наслаждаясь дизайном нашего замечательного Хаято Гокудеры! Поскольку многие оказались в плену проблем и водовороте работы, то течение декабря не будет наказания за просрочку постов. Счастья, тепла и новых впечатлений!




•В игру нужны: Бельфегор, представители Семьи Ферро, Хибари Кёя, Луссурия, аркобалено
•"Но, как ни странно, удары, которые вряд ли понравились бы кому-нибудь другому, действительно сделали свое дело - Ямамото очнулся. Словно вынырнул из ледяного океана, в котором несколько минут назад тонул. " [читать эпизод]

•"Бабы, виски, дорогие сигареты… да как вообще с таким набором можно до 30 дотянуть? Почему печенка до сих пор не отвалилась? Или брешут, или же это все чертов пафос." [читать эпизод]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR! Dark Matter » Основной сюжет » 21.08.2015 | Кто старое помянет


21.08.2015 | Кто старое помянет

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

1. Время и место
День после Инаугурации, начало - в резиденции Вонголы на острове Дьявола.
2. Участники
Mammon, Mukuro Rokudo
3. Краткий сюжет
В один прекрасный день, несколько лет назад, Маммон и Мукуро пересеклись в одной из заброшенных лабораторий. Их встреча вылилась в разборки и, внезапно, небольшое сотрудничество, а ещё они косвенно стали причастны к уничтожению той самой лаборатории. Там, среди развалин, была обнаружена некая документация невнятного происхождения вместе с парочкой ниток какого-то запутанного клубка. Кончик нитки показался во время церемонии наследования Занзасом титула Дона, снова сводя нового и бывшего вонгольских иллюзионистов.

0

2

Занятно, как в один момент союзники становятся врагами, затем снова перерастают в друзей, а после меняют жизнь, и в худшую сторону. Интересно, Савада сам-то рад, что когда-то пощадил всех Шимон и приблизил к себе Энму? Такие же дети, много добра они Вонголе не принесли, а в итоге так или иначе стали причиной заключения Десятого в тюрьму и распаду всего поколения Хранителей. Маммон, к примеру, находил такую иронию жизни весьма забавной: у него всегда было специфическое чувство юмора.
Что ж, инаугурация позади, хотя она и прошла... совсем не так, как предполагалось. Видимо, у последних представителей Вонголы карма не позволяет без эксцессов принять власть в свои руки.
И если внезапно выросшую черепаху Каваллоне кто-то вовремя успел скрыть иллюзией - для просвящённых людей личность исполнителя не была загадкой - то дальнейшие странные эффекты логическому объяснению не поддавались. Истерики, крики, смена пола Скуало - даже Маммон не сдержал улыбку, вспомнив, как когда-то Супербиа рассуждал о неприемлемости женщин в военных организациях. Очередная насмешка судьбы.
Даже интересно, сколько продлится эффект. Маммон числился и в Вонголе, и в Варии, и оба начальника претерпели значительные внешние изменения. Странно было видеть во главе Вонголы Ямамото - пацан хоть и вырос, но в глазах старших офицеров отряда убийц так и остался тем мальчишкой, что волей случая, везения или, действительно, благодаря природному таланту к фехтованию, сумел когда-то победить капитана Варии на Конфликте. Кто из поменявшихся телами будет ходить на официальные мероприятия и как это будут объяснять окружающим, пока неясно. В любом случае, решать Занзасу.
Необъяснимые эффекты, что бы могло послужить им катализатором? Это не было иллюзией, Маммон даже не принимал в расчёт тот вариант, при котором его уровня просто не хватает, чтобы разглядеть истинную картину сквозь чужой морок. Такие трансформации не поддавались адекватному объяснению, но от этого менее реальными, увы, не становились.
Хотя сейчас варийского иллюзиониста волновали и другие проблемы. В частности, нахождение в резиденции одного его старого "друга".
- Что ты устроил на Инаугурации?
Маммон не стал стучаться - в конце концов, пускай Мукуро в резиденции Варии находится на правах гостя, но Вайпер ему не прислуга, дожидаться разрешения войти не будет. Офицеры на самом деле всегда к этому относились как-то слишком просто: понятно, что к Занзасу никто никогда не врывался без распоряжения Босса, а вот друг друга офицеры словно проверяли на профпригодность. Нельзя расслабляться, даже находясь среди сослуживцев. Особенно среди них.
Гостем Мукуро был не обычным: в Варию вообще мало кто напрашивался, а Рокудо фактически попросил для себя приюта. То ли понял, что его всё равно так просто не отпустят и опередил варийцев, сделал вид, что "я сам планировал тут остаться", то ли переживал за свою шайку, что могла пострадать в очередном приступе истерики иллюзиониста. Отряд убийц приютить Мукуро согласился: не за просто так, конечно, у Маммона сердце бы не выдержало, терпеть в родной резиденции бывшего соперника, да ещё и не поиметь с этого никакой выгоды.
- Как таблетки? Помогают?
Справиться с накрывающими хохлатого иллюзиониста истериками можно было только двумя способами: или ввести его в состояние комы, постоянно держа на седативных, или фиксировать физическими методами. Эффективно? Наверняка. Только вот скажутся оба метода явно неблаготворно - Маммон не мог с уверенностью сказать, какое влияние окажут медикаменты на разум иллюзиониста, а на фиксацию полагаться было бы глупо. Мукуро на то и иллюзионист, что может сотворить что угодно, даже не имея возможности двигаться. Что делало весь метод слишком ненадёжным.
Не то чтобы Вайпер сильно заботился о Рокудо - честно говоря, ему было бы абсолютно наплевать, как бы тот справлялся со своими истериками, но! Между варийцами и Мукуро уже было заключено соглашение. И чтобы последний мог выполнять свою часть, он должен быть в своём уме, тупой овощ будет всей организации бесполезен.
В конечном итоге, Рокудо посадили на слабые успокоительные средства. Пока вроде помогали, по крайней мере, таких приступов, какие были у Мукуро на инаугурации, больше не отмечалось.
Странно, что не на всех присутствовавших на церемонии сказался эффект неизвестного артефакта. У себя лично Маммон никаких изменений не отмечал, правда, логически обосновать такую стабильность своего состояния у Вайпера пока не получалось. Как бы не оказалось, что что-то изменилось, просто сам иллюзионист этого ещё не понял... На всякий случай проверил Пламя, в комнате снял капюшон, внимательно себя осмотрел, ничего подозрительного не обнаружил, и на данный момент успокоился. Накручивать себя не имело смысла, в конце концов, после начала проявления эффектов у приглашённых, не только Вайпер выглядел вполне обычным. Должна быть в этом какая-то логика, и что-то Маммону подсказывало, что скоро она обнаружится.
А пока можно было заняться другими вещами; в конце концов, вариец пришёл в комнату не для того, чтобы поинтересоваться самочувствием Мукуро.
- Помнишь, мы как-то встретились с тобой в одной лаборатории... она ещё потом знатно сгорела. Так вот я полистал найденные мною документы. Думаю, информация тебя бы заинтересовала.
И не только Мукуро, говоря откровенно. Если подозрения Маммона подтвердятся, нужно будет идти объясняться к Занзасу. Настоящему Занзасу, а не тому недоразумению, что по воле случая заняло его тело.

+3

3

Инаугурация не задалась. Нет, поначалу Мукуро было вполне забавно. Он расхаживал среди мафиози, выделяясь не совсем типичной для таких сборищ одеждой, от нечего делать, подслушивал праздные разговоры, общался. Потом же началось веселье, раскрасившее до тошноты спокойный и гладенький вечер новыми красками.
Взбесившаяся черепашка-переросток - ничего удивительного, вообще-то. По своим наблюдениям за Вонголой, с тех пор как дело прямо или косвенно касалось Савады Тцунаёши (а оно даже сейчас касалось, ведь именно его заточение повлекло все остальные события), глупые ситуации буквально преследовали эту семью. Не хватало только гениального Аркобалено, на сегодняшний день, сошедшего бы за подростка. Вот его наличие было бы очень органичным, как никак репетитор аж двоих Донов, один из которых владелец строптивого пресмыкающегося; любитель устраивать своим подопечным экзамены в экстремальных условиях. С него сталось бы нарочно подпортить такой вечер, исключительно с благими намерениями, разумеется.
Вот только баталиями с черепахой, в которых Мукуро даже поучаствовал, согласившись скрыть творящееся безобразие иллюзией от гостей, всё не закончилось.

Сейчас, задним числом, Рокудо мог с точностью до минуты назвать момент, с которого всё пошло не так. Лично для него - форменной истерикой и потерей контроля над пятью чувствами, иллюзиями, и концертом для тех, кто был не занят собственными проблемами. Вот к такому Мукуро не привык. Управление своими эмоциями - это слишком важно, чтоб срываться без видимых причин и даже при их наличии, и, тем не менее, с разноглазым так и произошло, и, судя по тому, что чувствовал иллюзионист в дальнейшем - эффект был не разовым.

После того, как «добрые люди» помогли успокоиться, Мукуро, по здравому рассуждению, попросился на ночной огонёк к хозяевам вечера. Просто не был уверен в собственном душевном спокойствии и не желал находиться в таком состоянии среди кокуйцев. Отчасти из-за пострадавшего самолюбия, нежелания подвергать его ещё большим страданиям, показывая подопечным ни чем пока не объяснённую уязвимость такого рода. Отчасти от нежелания подвергать их опасности. Ребята, конечно, умницы, Фран и Хром ещё и очень талантливые иллюзионисты, но это вовсе не повод устраивать им такой «экзамен» на проф.пригодность, рискуя кого-то нечаянно зашибить.

Чем бы там не руководствовались новое поколение Вонголы, это иллюзиониста вообще не волновало, не до того - временное жилье ему предоставили, и, даже, обеспечили успокоительными, помогающими хоть немного откорректировать эмоциональный дисбаланс. Таблетки позволяли уловить момент начала нового приступа, смягчить его эффект, соображать достаточно, чтоб отвлечь себя медитациями, музыкой, какими-то действиями, благодаря которым, хотя бы восприятие не слетало с катушек.
Вот всё остальное время иллюзионист и занимался культурным просвещением, занимая свободное время книгами и музыкой. Время от времени впадал в раздумья о жизни, то хихикая, то раздражаясь, то плача, то наматывая километры по комнате, которую предпочитал не покидать. То есть, в целом, Мукуро был спокоен. Препарат действовал, а на мелкие проявления, случающиеся, к счастью, не так уж часто и не лишающие контроля, можно было забить.

Когда Маммон вошёл в комнату, разноглазый сидел на полу, опираясь спиной о кровать, отстранённый от мира наушниками и глубокомысленно тупил в стену.
Трек играл достаточно тихо, чтоб первую реплику можно было расслышать, но её Рокудо предпочёл проигнорировать. Да и не было это вопросом. Мелкий варийский иллюзионист и сам прекрасно всё знал, а сам Мукуро точно не упустил бы случая подъебнуть ближнего своего, на его месте.
- Куфуфу.. - Вместо приветствия. Лениво махнув рукой, мужчина выдёргивает наушники за проводки, даже не подумав подняться с пола или хоть как-то изменить положение тела в пространстве. «Зато теперь, мы одного роста,» - проговоренное мысленно вызывает смешок, который, конечно же, звучит.

- Как видишь, помогают. - Улыбнувшись как можно более расслабленно, разноглазый откидывает голову назад, переведя взгляд в потолок. Это чистой воды игра. Препарат не настолько сильный, но Мукуро понравилось изображать заторможенность. - А я то гадал, кто ко мне заглянет. Соскучился, Аркобалено?

Негромко посмеиваясь, пребывая сейчас в приподнятом настроении, Мукуро поворачивает голову в сторону неожиданного собеседника. Пожалуй, он действительно рад компании, тем более, о чём бы они не говорили, и что бы не спровоцировало нарушение уединения, благотворно влияющего на психику, этого вряд ли удивит.
Маммон, тем временем, излагает причину своего прихода, подтверждая и без того очевидный факт, что он не от безделья на огонёк заскочил.
- Ого. - В глазах Мукуро загорается огонёк неподдельного интереса. Он слушает очень внимательно, ведь не зря же Маммон решил сообщить ему об полученных сведениях прямо сейчас. - Я весь внимание, Аркобалено Маммон.

+3

4

На положение Мукуро в пространстве Маммон внимания не обращал: тот мог хоть на потолке сидеть, это не помешало бы продолжению диалога. Вайпер действительно пришёл по делу, а когда ему что-то надо, он на мелочи не отвлекается.
- Разумеется, ты помнишь, что информация не бесплатна.
На этот раз Маммон не собирался сдирать втридорога за интересовавшие Мукуро бумаги: а они ведь хохлатого очень интересовали, вон как глаза загорелись любопытством. Правда, у Вайпера в этом вопросе был шкурный интерес - он не занимался благотворительностью и попробовал бы снять с Рокудо сколько угодно большую сумму, но сейчас ему было нужно мнение Мукуро. Тот, помнится, хотел что-то узнать и о заказчике, и об артефакте? Частично расшифрованные Маммоном документы могут пролить свет на оба вопроса.
- Бумаги были закодированы, но что-то удалось разобрать. В частности, очень подробно расписан некий артефакт, одноразовый, для активации которого надо то ли его разбить, то ли уничтожить любым другим способом.
Вайпер, говоря откровенно, о бумагах и вспомнил только из-за событий на Инаугурации. Когда-то он уже садился за эти документы, но записи были хаотичными, местами бессвязными, и расшифровка требовала много времени, сил и терпения. И если последних у Вайпера хватало в избытке, то вот временной ресурс был резко ограничен, особенно в последний месяц.
И тем не менее странные необъяснимые изменения в поведении людей на церемонии заставили покопаться в памяти и вспомнить о кратком описании загадочного предмета из старых бумаг. До вчерашнего вечера Маммон, можно сказать, прочитал краткое содержание документов. Ночь ушла на то, чтобы постараться до конца разобраться в написанном.
Честно говоря, ему не понравилось. И если он прав в своих догадках, то скоро у кого-то будут очень большие проблемы - и это Маммон, увы, о себе.
- Эффекты, как я понял, разнообразны, но воздействуют на всех носителей Пламени, кроме "исключительных уникальных групп, обладающих природной или приобретённой к ним устойчивостью", - последнюю фразу Маммон процитировал из контекста. Пару секунд молчал, а затем из кармана плаща достал уже собственные записи убористым почерком на простой бумаге. - Взгляни.
В бумагах был описан принцип действия артефакта: его надо сломать и молиться, чтобы твоим близким досталась не самое гадкое побочное действие. В идеале его стоит использовать вообще без кого-нибудь сколько-нибудь важного для тебя в радиусе километра, так их точно не зацепит. На того, кто применил артефакт вроде как его эффекты не действовали.
- Как видишь, побочных действий много, приступы паники или истерики тоже есть. Наверное, именно это ты шедеврально продемонстрировал на Инаугурации.
Складывалось впечатление, что у Маммона или не полное собрание сочинений бывшего владельца документов, или тот и сам не знал всех эффектов артефакта, но указывалось около десяти различных воздействий, причиной которых могла стать безделушка, а потом шло многозначительное многоточие.
- Насчёт "устойчивых групп" я не уверен. Судя по всему, главы Каваллоне и Джессо никаких изменений на себе не почувствовали - может быть, дело в пламени Неба, - редкий чистый атрибут вполне мог стать обоснованием "уникальности" обладателя. - При этом люди с несколькими типами Пламени почему-то под воздействие артефакта попали.
Недостаточно незаурядные, ага. Сколько их, таких уникумов, владеющих несколькими атрибутами? По пальцам пересчитать можно. Гокудера со своими пятью вообще как бы не был единичным случаем в истории.
- У себя я тоже никаких изменений не нашёл. И да, я искал.
Что Маммон не любил - так это сюрпризы, даром что он носитель Тумана и вроде как именно неожиданности должны быть его второй натурой. Но нет, Вайпер любил их устраивать, особенно противникам, но оказаться в информационном вакууме терпеть не мог.
- Внизу есть фамилии учёных, что якобы приложили руку к созданию, - "этой дряни", - артефакта. Если верить последним записям в документе, то эффекты не будут длиться больше недели.
А до этого момента Варией будет командовать женщина, Мукуро будет неадекватно вести себя в резиденции, так и напрашиваясь на смирительную рубашку, а что происходит с разрозненными Десятыми, Маммон даже думать не хотел. "Лишь бы не встряли", - "заботливо" подумал о них иллюзионист, уже мысленно прикидывавший, кто будет решать проблемы Хранителей Савады, если они в силу действий артефакта их всё же наживут.
Маммон помолчал, потом вздохнул.
- Артефакт, что я нашёл в той лаборатории, я давно продал. Сравни описанные симптомы истерики из бумаг с тем, как тебя накрыло на Инаугурации, - а именно нарастающее беспокойство, со внезапными перепадами настроения, колеблющимися от беспричинного смеха до вспышек ярости, которые заканчиваются резко, как и начались.
Совпадут - браво, Маммон, возможно, именно ты продал неизвестно кому артефакт, который чуть не сорвал Одиннадцатому церемонию наследования.

+3

5

Маммон как всегда. Интересно, Аркобалено хоть что-то в своей жизни делал, не получив за это никакой платы? Мукуро, конечно, не осуждал такой подход (как будто бы это имело хоть какое-то значение), но не мог не веселиться с него. И на реплику он улыбнулся уголками губ, едва повёл плечом, давай понять, что реплику к сведению принял, но комментировать это никак не собирается.
Выгода, сама по себе, бывает очень разных эквивалентов, и Аркобалено самому было бы удобно, участвуй Рокудо, просто потому, что он заинтересован и подойдёт к вопросу серьёзно, но! Вопрос не утратил актуальности тогда, хоть и был опущен до лучших времён, так что выпендриваться, на этот раз, разноглазый не собирался.

Пока же, мужчина внимательно слушает, сопоставляя сказанное с увиденным и тем, что удалось ощутить на собственной шкурке. Принимая из руки бумаги, Мукуро уже полностью включился в мыслительный процесс, на время забывая и об\ развёрнутой игре, и уж тем более не задумываясь, что новая информация может как-то спровоцировать очередное расстройство. В конце концов - сейчас он весь одно сплошное расстройство.. Нервное, и то, что руки подрагивают от нетерпения ничуть не мешает с жадностью вчитываться в текст.

- Ого. Значит, уникальные. Это у нас небесные, и ты.. Аркобалено, хоть и бывший. Скажи, Маммон, когда из вас сделали младенцев, что случилось с Пламенем, кроме ограничения в использовании сил? Хоть что-то, случилось? - Переведя взгляд обратно на собеседника, Мукуро ждёт ответ. Он раньше как-то не задумывался о таких особенностяй гениальных малышей, да и незачем было. А сейчас это, теоретически, могло дать какую-то зацепку для размышлений. Дело в уникальности Пламени, или уникальности людей? - Свойство Неба - гармония. Можно ли расценить это как уравновешивание, для такого воздействия? Куфуфу. Помнится, кое-кто с его помощью исцелял.. - Мукуро даже не столько спрашивал, сколько размышлял вслух. Быть может в довольно пространные размышления варийский Туман сможет внести хоть толику ясности.

Интересно получалось, если Маммон умудрился продать именно ту дрянь, которая устроила всем весёлую жизнь на неопределённый срок. Очень иронично. Мукуро оценил по достоинству такую шутку.
Усмехнувшись, он возвращается обратно к чтению, по второму кругу пробегаясь по тексту глазами, сопоставляя и запоминая.
- Ты веришь в совпадения? Потому что вот это похоже на правду. - Перечитав симптоматику, напоминающуюся  приключившуюся лично с ним, разноглазый кивает поморщившись, ощущая желание потыкать трезубцем не то в Маммона, продавшего эдакую пакость кому попало, не то в его покупателя, которого ещё нужно разыскать.
Это, при условии, что речь действительно об одной и той же игрушке, возможно всплывшей в двух точках времени для одних и тех же людей. Только такие детали имели значение лишь для рационального, полностью игнорируясь иррациональной стороной восприятия.
- И, честно говоря, эта мысль меня очень нервирует.

Сделав глубокий вдох, Мукуро на секунду прикрывает глаза, протягивая бумаги обратно Аркобалено. Пока что, предположение получалось так себе, но! Но, если оно было верным - это было бы невероятным везением, дающим несколько имён и лиц. Позволяющим воссоздать цепочку и выйти на кукловода, организовавшего театральное представление.
Это воодушевляло. Мысль о такой возможности подхлёстывала, вызывая желание вскочить и понестись сразу же делать, не дожидаясь, когда в работу включатся специалисты (если уже не включились),  не перепоручая ничего третьим лицам.

- Кто был заказчик? Ты же выяснял о нём информацию. И, искал хоть что-то по именам?

+3

6

Маммон много раз делал что-то бесплатно - и всё вынужденно, и не один из этих поступков не хотелось вспоминать. К ним, собственно, относились или его обязанности как Аркобалено, или старые детские дела, которые произошли много лет назад, а из памяти так и не стёрлись.
Правильно говорила целая группа психологов: большинство проблем идут из детства. И Мукуро не был тем человеком, с кем бы стоило или хотелось бы откровенничать на эту тему.
У Маммона вообще такого человека не было, крайне немногих он мог назвать "друзьями" и ближе всех к ним был Бельфегор. Тем досаднее, что Вайпер не заметил подмены. Последние несколько дней, занятые миссиями и загруженные делами Вонголы и Варии, общались они немного, буквально перекидывались парой ничего не значащих фраз и на этом диалоги завершались.
Анализируя ситуацию сейчас, Маммон не понимал, почему не обратил внимание, что Бела не видел до Инаугурации. Да и на самой церемонии тот стоял где-то в противоположном конце зала. Не особо коммуникабельный, зато наблюдательный Вайпер при общении с "подделкой" смог бы догадаться, что что-то идёт не так. Похоже, противники неплохо изучили и Варию, и отношения внутри отряда - достойная подготовка, стоит признать, обычно идиоты столько сил на это не тратили, а потому быстро умирали.
"Ещё и этот чёртов артефакт".
- Если верить Верде, то нам только ограничивали использование Пламени, но стопроцентной уверенности в этом нет, - Маммон едва заметно пожал плечами. Когда-то давно они уже обсуждали этот вопрос с учёным, кажется, через пару месяцев после снятия Проклятья. Вайпера интересовало, как скоро восстановятся силы, заодно он прослушал краткое содержание всех исследований, что провёл Верде за время своего пребывания в детском теле. Они ведь почему неплохо общались? Во-первых, оба были материалистами, во-вторых, больше остальных хотели вернуться к нормальной жизни в обычных телах. - Типы Пламени в то время были плохо изучены, Верде не хватало исходных образцов, практически не с чем было сравнивать.
"Бывший Аркобалено". Если Мукуро прав, то Проклятья снято, а отдалённые его эффекты Маммон будет ощущать на себе ещё очень долго. Это сейчас повезло и годы, проведённые в детском теле, сыграли ему на руку, обезопасив от побочных действий артефакта, в другой раз прошлое может сыграть против Вайпера.
В совпадения Маммон не верил. Скривив губы, он забрал бумаги из рук Мукуро, аккуратно их свернул и убрал обратно в карман плаща.
- Пытался что-то узнать, информации мало. Человека с таким именем, что когда-то купил эту стекляшку, не существует.
Мыслеграфия не показала ничего, практически "error 404, not found". Такое могло случиться в двух вариантах: или покупатель уже мёртв, или сделку проводил под фальшивыми документами. Возможности такой удобной способности Маммона, увы, тоже не безграничны: выйти на купившего артефакт человека у него не получилось.
Сказать бы, что зацепок нет и дело закрыто - но будь всё так прискорбно, Вайпер не пришёл бы к Мукуро. Кому нравится признаваться в своей беспомощности?
- Люди столько не живут, -  иллюзионист скривился. Артефакт был разработан давно, на покупателя выйти не удалось, а все разработчики давно мертвы. - За некоторыми исключениями. С этой стекляшкой как-то связан Верде.
Человек науки, он заинтересовался безделушкой. Может статься, что именно этот гениальный учёный и стал тем человеком, что из дурной побрякушки сделал оружие массового поражения, так некстати сработавшее на Инаугурации.
- Заочно с ним связаться сейчас невозможно, но я знаю, где его найти, - координаты лаборатории Маммону были известны. Учёный часто работал вместе с иллюзионистом, так что лазейку на случай непредвиденных обстоятельств они в последнюю встречу решили оставить. - И если ты уже достаточно полюбовался внутренним убранством этой комнаты, можешь пойти со мной.
Исключительно из благородных мотивов Маммон предлагает Мукуро проветриться. Ну... почти. На самом деле, раз уж Верде предположительно причастен к усовершенствованию артефакта, то пусть полюбуется на одну из жертв его эффекта. Может, за опытный образец с учёного лишнюю монетку стрясти удастся.

+3

7

Что ж, ничего удивительного в отсутствии покупателя не было. Приобретая такие опасные игрушки, да ещё и собираясь (а сейчас такая версия вполне вписывалась в злое на мудака восприятие), использовать их против мафии, плюс имя исполнителя работы, накладывающее дополнительный отпечаток конфиденциальности, желания сохранить тайну как можно глубже и дальше, волей-неволей будешь осторожен. Используешь третьих лиц. Поддельные документы, пару тройку трупов, запутаешь след и постараешься не светиться сам, сохраняя строгое инкогнито.
К сожалению, всеобщую головную боль приобретал не Мукуро, совершенно бездарно проваливший этап маскировки, обнаружив огромную брешь в познаниях и массу косяков в шпионских играх, где Пламя не задействуется напрямую. Но и везти бесконечно не может. Судьба не настолько скучная дама, чтоб подсовывать дилетантов не своего дела и прочих увлечённых личностей, не потрудившихся озаботиться деталями.

- Куфуфу. Вот как. Однако же - ты не пострадал. Или, настолько везучий, что получил и без того имеющуюся у тебя жадность, Маа-аммон. - Усмехнувшись, разноглазый снова утыкается взглядом в потолок, размышляя. Больше ничем иллюзионист напротив не выделялся. Конечно, был искусным в своём деле, вот только там, начиная с самого Мукуро, много кто мог похвастаться таким качеством, чтоб оно стало хорошим фундаментом для уникальности. В голову больше ничего не приходило, но продолженная Аркобалено цепочка информации отодвигала размышления об особенностях на второй план.

- Может быть и Верде слишком много прожил. - Мелкий хитрый учёный, вообще-то, был вполне симпатичен Мукуро. До определённого момента. С ним было выгодно и интересно сотрудничать время от времени. В остальное время он вызывал по отношению к себе стойкий нейтралитет, а прямо сейчас - оскомину. Рокудо не удивился бы, если бы именно очкарик стал причиной устойчивости Аркобалено к воздействию артефакта. Он вполне мог перестраховаться, внося коррективы в механизм действия устройства, особенно если предполагал своё присутствие во время использования. Не удивился бы даже тому, что он всё для того и затеял, лишь бы на подопытных мафиозо выяснить, насколько хорошо работает цацка (да и сам Мукуро, вероятно, поступил бы именно так, ища не только практического применения, но и веселья). Только никто из малышей, кроме иллюзиониста, больше не соизволил посетить церемонию наследования. Это тоже раздражало. Теневой мир и сам по себе похож на игру в салочки да прятки, Аркобалено же в них были на лидирующих позициях.
Но! Худа без добра не бывает, и Маммон не просто «приятными» новостями пришёл поделиться, и не побесить не в меру эмоционального сейчас туманника, а даже звал погулять.
- Достаточно. Не опасаешься, что я начну безобразничать? - Мукуро смеётся, поднимаясь на ноги, подхлёстываемый поднявшимся изнутри раздражением и злой веселостью, непривычным возбуждением, от которого люди, обычно, начинают наматывать километры по комнате. Зато, любезно согласившись предоставить кров, варийцы не преминули намекнуть о том, чего делать не стоит, попутно давая понять - он под наблюдением. Или, это именно Маммону в случае чего, предстоит стать буфером? Вообще-то, разноглазый не собирается впадать в новую истерику, но он и в парке не собирался, а вот не пустить хоть лёгкую шпильку не мог.

***

Дорога тянется отвратительно долго. Не в реальности. Для перемещений по Италии - даже быстро, но в сознании жаждущем действовать, а не сидеть и ждать, периодически грызя ногти, глазея на пейзажи из окна автомобиля, поездка растягивается в целую вечность.
Говорить особо не хочется, да и Маммон немного не та личность, с которой будешь вести задушевные беседы, пересказывая кашу, из сменяющих друг друга мыслей. То, что им нужно - это факты, подтверждения, что-то, дающее новые зацепки и, заодно, подспорье для продуктивной беседы, потому как использовать красноречие и остроты, сейчас желания нет никакого.

***

- Оя... - То, что им удалось увидеть, походило на хаос. Дежавю. Почти та же самая локация, в которой они одним встретились тёплым днём. То, во что превратилась лаборатория гениального учёного, навевало мысли о шпане и вандализме, только сюда школьникам, и даже профессионалу не всякому удастся попасть. Предположить же, что Верде мог собственноручно сотворить такое со своим детищем не поворачивался мозг, думающий сразу в крайности. - Каковы шансы, что твой бывший коллега по цеху ещё жив, как думаешь? - Мукуро предполагал вполне высокие. Гораздо выше, чем шанс его разыскать теперь.

+3

8

- Уверен, что я с тобой справлюсь.
Начнёт Мукуро безобразничать или будет вести себя прилично, от Маммона не зависит, да и, говоря откровенно, варийцу это совершенно не важно. Он сейчас находится в своей обычной форме, в отличие от того же Мукуро: Рокудо мало того что сам чувствует себя некомфортно из-за внезапного эффекта артефакта (кому приятно осознавать свою беспомощность перед вмешательством третьих сил?), так ещё и находится под действием пускай и лёгких, но седативных препаратов.
Один раз Маммон смог справиться с Мукуро, когда тот был на пике сил. Не было никаких оснований предполагать, что он не сумеет сдержать истерику Рокудо, особенно если учитывать, что Вайпер изначально готов к её проявлениям.
Сборы много времени не заняли - Маммон и без компании Мукуро собирался съездить к Верде, так что распоряжения о транспорте отдал заранее. Поставить Занзаса в известность, забрать Фантазму и спуститься к машине; уже через десять минут оба иллюзиониста ехали по направлению к секретной лаборатории Верде.
К тому, что они увидели внутри, подготовиться заранее было невозможно. Гениальный учёный всегда поддерживал на своей территории идеальный порядок, никакого творческого хаоса, просто мечта перфекциониста. Но сегодня в небольшом помещении, что чаще остальных использовал Верде последние годы, всё было разбросано, по всему полу раскиданы обрывки бумаг, аппаратура сломана...
Вайпер молча осмотрел воцарившийся в лаборатории хаос.
- Шансы? Огромные.
Последнее поколение Аркобалено, которому удалось избежать перевоплощения в стражей Виндиче лишь совместными усилиями половины сицилийской мафии, связывало множество внутренних тёрок. Изначально одиночки, они не привыкли работать в коллективе, не собирались учиться взаимодействовать и договариваться друг с другом - единственное, что их вообще когда-либо связывало, это было желание подзаработать. И попонтоваться, возможно.
Кроме Аркобалено Неба, но к ней у Маммона всегда было предвзятое отношение. Женщина-провидица, возглавляющая сборище сильнейших убийц того времени - для особо одарённых, убийц! Луче же как будто ратовала за пацифизм и мир во всём мире. Гармонии их разношёрстному коллективу это не прибавляло.
Неудивительно, что сразу после памятных событий, окончившихся перевоплощением гениев своего времени в нескладных детишек, связи между ними оказались разорванными. Маммон в своём нежелании контактировать с бывшими коллегами пошёл дальше других: инсценировал свою смерть и на долгие годы забыл обо всех Аркобалено. Но Верде тоже молодец, сныкался, и никто ничего не знал ни о его деятельности, ни о местоположении.
К чему это лирическое отступление - гениальный учёный знал, как скрываться и как выживать. Будь лаборатория уничтожена полностью, Маммон бы с уверенностью сказал, что Верде сфальсифицировал нападение на себя и скрылся. Но мог ли учёный бросить территорию в таком состоянии? Оставить бумаги, вещи...
- Надо осмотреться, здесь всё не местные хулиганы разрушили.
Первой на распоряжение осмотреться среагировала Фантазма - проснулась и спрыгнула с головы, ускакав куда-то в угол. Маммон же развернулся в другую сторону, подходя к безнадёжно поломанному компьютеру. "Знать бы, когда это случилось". У Верде повсюду были камеры, но сейчас Маммон их нигде не лицезрел. "Работали профессионалы".
Куча бумаг, обрывков, осколков - как в таком беспорядке найти что-то стоящее? И кто вообще мог знать о секретной базе Верде, да ещё и обладать доступом к ней? Или учёный лично знал напавших и сам пустил их внутрь? Маммон задумался, перебирая бумаги на рабочем столе бывшего коллеги - ввиду природной паранойи, Верде никому не доверял. Так с кем он так тесно сработался, что пренебрёг элементарными мерами осторожности и всё-таки запустил в лабораторию? Вайпер таких людей не знал, да в общем-то это была совсем не его сфера деятельности.
Сзади раздался непонятный шорох, за которым последовал негромкий рык. Маммон отложил очередную исписанную корявым почерком учёного бумагу в сторону.
- Хватит рычать.
А потом обернулся: из-под горы мусора в углу появился крокодил Верде. С обиженной мордой и довольно устроившейся на его голове Фантазмой.

Отредактировано Mammon (22.02.2018 13:13:40)

+2

9

Делать вид, что удивлён, Мукуро поленился, кивнул. В принципе, от человека, избранного на роль Аркобалено, заслуженно прославившегося своим умом, иного ожидать не приходилось. И даже человек науки, предпочитающий грубой силе интеллект, перекладывающий «грязную» работу на чужие, специально для того приспособленные, неплохо оплачиваемые за свой труд, плечи, способен, в случае надобности, постоять а себя тем или иным способом. А если не дать отпор, так, хотя бы, вовремя убраться из опасного для драгоценной шкурки места.
А это место явно стало опасным.
Пнув мыском сапога колбу, на дне которой ещё плескалось что-то ядовито-фиолетовое, Мукуро в задумчивости уставился на зашипевшее как сладкая газировка, но, не пропалившее пол пятно, оставшееся от не выдержавшей такого издевательства стекляшки. Перевёл взгляд на кипу валяющихся бумаг, часть из которой были перемяты, другие залиты чем-то коричневым, возможно кофе, с них на недоломанный шкаф, в сторону которого и двинулся.
- Не оооониии. - Туманник тянет буквы, соглашаясь с варийцем. Хулиганы действуют не так, если забыть о труднодоступности любого из убежищ вредного учёного.
Очень динамично развивающиеся события, и к общему бедламу добавляется новая, не менее прекрасная, и не менее гадкая для многих мафиози чёрточка. Куда бы ни делся Верде, и чьих рук дело бы это ни было, хоть давешних умельцев, устроивших переполох прямо под носом сборища их самых опасных мафиози в Италии, хоть кого-то, искусства и науки ради, покусившегося на гениальный мозг проклятого уже_не_младенца - мафии это ничем хорошим не сулит. Если он, конечно, не решил послать всё к чертям и не осесть на тропическом острове, попивая коктейли, да исключительно для души порешивая задачки из раздела ядерной физики. В такой исход вериться слабо, и Рокудо эта мысль приятно греет сердце, предвкушая новых возможных неприятностей для всей структуры. Не из ненависти, конечно, для ненавидящего иллюзионист уж очень тесно взаимодействует с Вонголой, но от ехидства и общей доброты натуры.

Посмеиваясь, отмечая, как ход мыслей бодрит, вызывая накаты легко весёлости, разноглазый не забывает рыться в примеченном шкафу. Вряд ли, конечно, хотя бы в самом помещении осталось что-то полезное делу, но, может, удастся чем-то интересным порадовать внутреннего клептомана, и не уходить без хоть какого-нибудь сувенира на память о прогулке. Маммон тоже шуршит, бумажками, в надежде извлечь пользу из поездки. Потому как следов они тут точно не найдут. Если Верде ушёл - это будет не так уж просто, и этот точно бы не оставил зацепок о своём расположении. А если нет? Если он был перехвачен, шанс натолкнуться на следы неосторожности злоумышленника оставался, но и дилетант в лабораторию Аркобалено просто так не попадёт.
- Поиграем в детективов, Маммон? Свои, - то есть, для Верде свои, разумеется, - внезапно обернувшиеся врагами, чужаки или спешный побег? Ты сам нашёл его укрытие, или Верде на чай звал? - Вопросы больше риторические, из разряда размышлений вслух, помогающие упорядочить ход мыслей в голове. По прикидкам Рокудо, ему понадобилось бы не мало времени, чтоб отыскать крокодиловладельца, и сомнений не было – захоти он по-настоящему скрыться – его не найдёт никто.
А потом появляется оно.
Вообще-то, неуклюжая рептилия, служившая компаньоном учёному, на популярного демона из книг и фильмов не очень-то походила, но тоже могла испугать неосведомлённого человека.
Странно, что он здесь вообще был.
- Куфуфу, как интересно. Не думаю, что твой бывший коллега оставил бы этого красавца в одиночестве. Выходит, если он и убегал - то его перехватили тут, а не устроили погром задним числом. Какая прелесть.
Мукуро даже вполне искренне весело, и он смеётся на чуть более высоких, чем хотелось бы, нотах, прикрыв глаза правой рукой. Походит к рептилии, присаживаясь рядом с ней на корточки, и едва успевает отдернуть руку - зелёный говнюк не оценил порыва себя погладить. - Интересно, а он сможет разыскать своего хозяина... Вряд ли мы тут ещё что-то найдём, идиоты не смогли бы загнать Верде в тупик.

+3

10

Звук шагов совпадал с мерным биением сердца, в голове не было ни единой мысли кроме той, ради которой Реборн покинул ставшую ему едва ли не родным домом Японию и вернулся на позабытую родину.  Хотя до этого, получив сведения о событиях, произошедших в Вонголе, не знал, что с ними делать и чему верить - все происходящее казалось чьей-то неудачной шуткой или бредом сумасшедшего, но никак не логически обоснованными фактами, кроме которых бывший аркобалено ничего не принимал. Впрочем, именно поэтому черноволосый итальянец сейчас направлялся именно в лабораторию Верде - Реборн уже успел побывать в резиденции Вонголы, и там ему сказали, что Маммон и Мукуро покинули особняк полчаса назад, так что киллеру ничего не оставалось, как отправиться следом. Если бы не отчаянное положение, Реборн ни в какую не стал сотрудничать с Маммоном, которого, кажется, ничего, кроме денег, не интересовало. А уж о Мукуро и говорить нечего - в прошлом вонгольцам от него неслабо досталось.
Но все же у этих двоих схожих по духу туманников есть информация о происшествии на инаугурации , а значит, сейчас не время показывать характер. Хотя "показывать характер" и Реборн плохо сочетались между собой, у аркобалено не было гарантий, что при встрече он не выскажет варийскому хранителю Тумана парочку колких фраз. Впрочем, если У Верде найдется подходящая для ушей информация, киллер с радостью забудет о разногласиях.
Смена босса Вонголы стала вторым ножом в спину после страшной информации о заключении Савады в темницу Вендикарте и заставляла киллера непроизвольно сжимать руки в кулаки. Конечно, Реборн не отвергал того факта, что мафиозной семье нужен лидер, но чтобы вот так, без всякого предупреждения - и Занзаса? Того, кто в прошлом чуть не уничтожил Десятого? Сам Реборн, слава мадонне, на церемонии не присутствовал, так как в тот момент находился на задании. Но это все равно не изменило его отношения ко всей этой свистопляске.
"Если бы был жив Тимотео, он бы точно такого не допустил..."
Сидящий на плече Леон широко зевнул и посмотрел на хозяина, словно пытаясь спросить у него, какого черта они поперлись непонятно куда непонятно за какой информацией. Реборн засунул руки в карманы и, нащупав в одном из них свой пистолет, немного успокоился. Да, даже такой сдержанный и скрытный киллер, как он, порой может испугаться или запаниковать. Особенно когда в мире случается что-то такое, что не поддается никакому объяснению.
Так, занятый тщательным подбором слов для дальнейшего разговора с Верде и туманниками, Реборн добрался до места расположения лаборатории. То, что открылось его взору, оказалось еще более шокирующим, чем полученная до этого информация. Некогда ухоженное здание сейчас представляло собой абстрактную конструкцию архитектора-неудачника со следами вандализма, словно хулиганы всей Италии решили оставить на не свой след. Только вот Реборн знал, что это практически невозможно - по пути сюда ему пришлось преодолеть немало запутанных локаций, прежде чем оказаться перед лабораторий. Да и сам Верде не был последним придурком, чтобы позволить варварски обращаться так со своим детищем, ровно так же, как и слабо верилось в то, что зеленоволсый ученый сам этот погром и устроил.
Шум изнутри заставил Реборна напрячься. Он знал, что, по логике вещей, там могут быть только Маммон и Мукуро, но все же решил перестраховаться. Леон бесшумно скользнул в руку и в единый миг превратился в пистолет. Второй, с блестящей стальной полосой, Реборн вытащил из кармана.
Киллер осторожно подошел к порогу и всмотрелся в зияющее жерло раскуроченной лаборатории, выхватив из общего беспорядка два знакомых силуэта, занимающихся активными поисками. Лицо киллера перечеркнула тень недовольства - аркобалено грозы явно не понравится, как эти двое хозяйничают в его лаборатории. Точнее, в том, что от нее осталось.
- Хаос, Мукуро, Вайпер!- произнес бывший аркобалено солнца, не сводя с туманников пристального взгляда агатовых глаз. - Что вы тут делаете?
А то и так непонятно! Реборн не был последним дураком, чтобы спрашивать такие глупости, но ему было интересен не сам ответ, а как именно Мукуро и Маммон будет отвечать.
- Надеюсь, Вайпер, у тебя есть разрешение от Верде на поиски? Если нет, он вправе потребовать с тебя финансовую компенсацию за вторжение.

Отредактировано Reborn (14.05.2018 16:22:09)

+3

11

Найти в воцарившемся вокруг бардаке что-то, что навело бы иллюзионистов на мысли о личностях разгромивших лабораторию Верде, Маммон уже даже и не надеялся. Большинство бумаг, найденных им на столе, относились к старым разработкам аркобалено Грозы, хотя были и свежие документы, с которыми Вайпер мельком ознакомился и содержание отдельно взятых договоров запомнил. Верде всегда был тем ещё жуком - хитрым, действующим только во благо науки или собственных интересов. Впрочем, жизненным принципом гения всегда считалось утверждение "а я и есть наука", так что все свои действия, какими бы низкими и наглыми они не были, Верде объяснял стремлениями к новому научно-технологическому прогрессу. Маммону, говоря откровенно, было наплевать, их связывали чисто деловые отношение. И - раньше - общее желание избавиться от Проклятья, о котором остальные невольные малыши словно забыли.
- Я знал об этой лаборатории, - продолжая листать бумаги, ответил Маммон на вопрос Мукуро. Найденные на столе документы пока указывали только на одно: Верде работал на всех сразу и ни на кого конкретного. Занимаясь улучшениями коробочек и разработкой нового оружия, Верде не гнушался продавать свои творения любому, чья оценка его работы казалась учёному достойной. Что ж... деловой подход, Вайпер одобряет. - Мы встречались ранее на этой базе.
Мукуро в своих размышлениях был прав: если кто из бывших аркобалено и умел скрываться, так это Верде. О своих талантах в этой области Вайпер скромно не вспоминал, он, в конце концов, иллюзионист, ему и положено пудрить окружающим мозги, выдавая желаемое за действительное. Верде же действовал по-своему красиво и эффективно, умудряясь прятать свои лаборатории настолько искусно, что, даже продолжая работу, мог не контактировать с внешним миром напрямую. Найти его базу без желания на то самого учёного было практически невозможно, а даже если кому-то удалось бы установить её местоположение, в помещение ещё нужно уметь проникнуть. И это совсем не просто: лаборатории Верде охранял вовсе не крокодил, а современные технологии. И незваных гостей учёный атаковал без предупреждения.
- Итого, что мы имеем? Предположительно, артефакт, который сработал на Инаугурации, разрабатывался или улучшался Верде, а теперь его лаборатория разгромлена, а он сам исчез, - Маммон развернулся к Мукуро, отворачиваясь от стола и убирая себе в карман свёрнутую вчетверо бумагу. Какие-то коды, ничего понятного, но, возможно, эти записи впоследствии как-то им помогут. - Ещё пару недель назад Верде был в полном порядке, а в совпадения я не верю.
По сути, в лаборатории им делать было больше нечего: никаких следов учёного найти не удастся, ровно как и оставленных разгромившими помещение людьми подсказки. Пора возвращаться в резиденцию Вонголы, а там идти на разговор с Занзасом.
Вайпер уже открыл было рот, чтобы добрым и ласковым тоном позвать Мукуро обратно "домой", пить успокаивающие таблеточки, как оказался прерван новым гостем в лаборатории. И этому человеку иллюзионист был не рад.
- Маммон, - вместо приветствия поправил бывший аркобалено, тяжёлым взглядом смотря на Реборна.
"Вот только тебя тут и не хватало". Лучший киллер современности, опытный убийца, сильнейший аркобалено - и вечно выскакивающая невесть откуда личность, появление которого ничем хорошим для Маммона обычно не оборачивалось.
- Трогательная забота о моём финансовом положении, - губы Вайпера тронула едва заметная язвительная улыбка. - А ты, я так полагаю, здесь желанный гость?
Ничего подобного Маммон не думал, иллюзиониста и учёного объединяла не только страсть к своему делу, но и нелюбовь к собратьям по несчастью. У Вайпера к Реборну было много претензий: во-первых, его раздражало самомнение этого киллера и его перманентное желание командовать. Во-вторых, Маммон искренне считал, что Реборн знал от Луче о готовящейся подставе, обернувшейся многолетним Проклятьем. В-третьих, Вайпер так и не простил аркобалено Солнца его поведение на битве представителей - хочешь умирать, пожалуйста, тебя никто не останавливает, но топить остальных? Своё участие в том фарсе Реборн объяснял желанием натренировать и лишний раз проверить Саваду Тсунаёши, то есть, поставил свои мелкие стремления выше целей остальных. А стоило тогда ещё потенциальному Десятому предложить выход из ситуации, именно аркобалено Солнца сопротивлялся плану ученика. Такой же, как Луче - решил за всех и смирился с грядущими нерадужными перспективами. В-четвёртых... впрочем, продолжать список можно ещё долго, Маммон на память не жаловался и чужие промахи, особенно если их последствия отразились на самом иллюзионисте, помнил всю жизнь.
- Позволь поинтересоваться, где ты был всё это время? Хранители Вонголы тебя обыскались... бывшие Хранители, я хотел сказать, - как тут не отпустить шпильку в адрес настороженно смотревшего на иллюзионистов киллера? К тому же, Маммон не соврал: Десятые и вправду искали Реборна, но выйти на бывшего репетитора Савады им не удалось. Даже интересно, чем он занимался всё это время.

Отредактировано Mammon (14.05.2018 19:37:07)

+3

12

Кажется, тут было всё. Верде нет и не предвидится. Допросы устраивать некому, воровать тут тоже особо нечего, кроме некоторых подтверждений связи одного с другим и десятого с двадцатым. Но, немного картина становилась полней, хотя и даже близко не приближалась к своему идеалу, не планировала быть понятной.
Но туманник был не удивлён. Из-за этих детей не_детей вечно были какие-то проблемы, и если такая сногсшибательная наглость и оперативность стороны «х» даже немного восхищала, и любезно, хотя и не специально, так сказать, бонусом, обеспечивала одному разноглазому иллюзионисту интересный досуг. То проклятые младенцы, с горем пополам, и не без помощи целого скопища альтруистов да прочих подтянувшихся, избавившиеся от проклятья - своими выкрутасами могли быть весьма докучливыми и раздражающими.
Во-первых - они мастера своего дела, даже если дело это никчёмное, как обстоит со Скалом - мелким надоедливым гадёнышем, отвлекавшим Мукуро от   общения с Кёей, - а значит и козни в своих специальностях строят отменные.
Во-вторых - жизненный опыт, обеспечивающий их специфической манерой мышления.
И нет, Верде иллюзионист не осуждал, но заочно на него раздражался за весёлые выходные, а сейчас, ведомый не самым спокойным внутренним миром, начал ловить флешбеки из всех пакостей Аркобалено, с которыми лично ему пришлось столкнуться. И эти флешбеки, в купе с общим фоном,  совсем не радовали и не послужили хорошим подспорьем, чтоб встретить свалившегося как снег на голову блудного Реборна с радостью.

Вздёрнув бровь и искривив губы в усмешке, Рокудо игнорирует очевидный вопрос. Лишь разворачивается к гениальному киллеру, дрессировавшего Вонголе ручного босса, и, стоит отметить, отлично справлявшегося с поставленной задачей. И что, интересно, привело его сюда именно сейчас? Именно к ним, а не к Скуало, скажем, или Занзасу, который, вообще-то, босс. Неужели от беспокойства за коллегу? В таком случае Мукуро даже готов пару раз хлопнуть в ладоши, почти растроганный такой заботой, но ограничивается наблюдением за короткой перепалкой.

- Куфуфу. Боюсь, ты немного опоздал, Реборн. Единственная польза, которую можешь тут сослужить, это взять на себя заботу об вот этом. - Затянутый в ткань чёрной перчатки перст указывает на зелёного порыкивающего проглота, постепенно пятящегося обратно в кучу хлама, не оценив увеличивающееся на квадратный метр количество людей. - Ты же любишь опекать сирых и убогих. - Всё же вмешиваясь в диалог, туманник начинает со смешка, быстро перешедшего в отрывистый смех. - Куфу, умиляет, как вы рады друг друга видеть. Прямо таки старые супруги. - За репликой следует новый смешок, а разноглазый прикусывает губу, чтоб не продолжать спектакль, поймав себя на мысли, в которой перестаёт думать о деле, сбиваясь на совершенно детские подначки «для души», и уж очень радуется, когда привычней было бы подобраться и внимать, или, хотя бы, поддевать исподтишка и не так бездарно.

- Но, я бы тоже послушал про твои похождения, маленький киллер. Ваши трогательные взаимоотношения с молодым Вонголой казались такими доверительными и крепкими. А тут Цербер, неожиданно, не только допустил, чтоб подопечный тронулся башней, но ещё и пропал так качественно, что ни внешний советник, ни вся мафиозная братия не смогла до него достучаться. - По крайней мере, из сборищ Вонголы было понятно именно так. -  На месте твоих коллег я бы насторожился на твой счёт. Не находишь, что это просто изумительное совпадение?
Конечно, Мукуро просто издевался, по принципу «плохо мне - заебу всех остальных», но какая ладненькая была бы теория. Репетитор молодого Дона и друг Вонголы подталкивает своего подопечного к тёмной дороге. При помощи Пуль, или манипуляций, подкупленный врагом, состряпывает дельце, под которое очень трудно подкопаться. Кому как не Реборну - признанному гению своего дела, - вершить такие аферы.

+3

13

В ответ на поправку Реборн лишь привычно фыркнул. Аркобалено Тумана ни капли не изменился за то время, сколько владельцы пустышек  не виделись. Все еще не признает свое настоящее имя и выслуживается перед Варией, называясь Маммоном.
Окажись на месте киллера Гокудера, он наверняка уже схватил бы нахального аркобалено за грудки и высказал бы ему все, что о нем думает, подкрепив свои доводы парочкой динамитных шашек. Но черноволосый итальянец был не таков - на провокации он давно не поддавался, хотя, если честно признаться, Маммон его вымораживал знатно еще с самого начала их знакомства. Впрочем, неприязнь у них была взаимной, и Реборн это знал. Да и вообще редко кто из аркобалено сходится с характерами - все семеро были такими же разными, как камни на морском берегу, и не конфликтовали между собой разве что Луче и Фон. Но раздувать из мухи слона в такое время бывший репетитор посчитал неразумным - он не за этим сюда пришел.
Но все же стоило уважить Вайпера и ответить на его вопросы.
- Я пришел, чтобы с ним поговорить и, в отличие от некоторых, не собирался рыться в его вещах, - ровным голосом, не выражающим никаких эмоций, произнес Реборн, убирая пистолет и возвращая любопытного хамелеона обратно на плечо. - И я вовсе не обязан перед вами отчитываться. В конце концов, у каждого из нас своя дорога и каждый служит своим целям. Это то же самое, если я начну спрашивать тебя о каждой финансовой операции. Мои дела тебя не касаются, Маммон.
В последнем нарочито подчеркнутом слове одновременно проскользнула издевка и острая полоса отточенной стали - Реборн злился редко, но метко, и горе будет неподготовленному глупцу, который посмеет вывести его из себя.
- Ровно так же, как и твои - меня, - продолжил бывший аркобалено солнца, не удостаивая Мукуро даже мимолетным взглядом и не дожидаясь, когда Вайпер скажет эту фразу за него.
Впрочем, когда Мукуро напрямую обратился к киллеру, Реборн все же повернулся в его сторону. Тонкие брови сошлись на переносице - киллер не любил, когда над ним издевались, да еще так откровенно. Но, как и в случае с Маммоном, опускаться до склоки итальянец не стал, ограничившись холодным взглядом в сторону этой успевшей спеться парочке. Сказано же - рыбак рыбака видит издалека, вот Маммона и тянет к себе подобному.
Реборн оставил себе в мыслях заметку при возможности ответить недо-хранителю Тумана его же монетой, и вернулся к оставленному разговору.
- Обычно я не повторяю своих слов дважды, Мукуро, но все же сделаю исключение: мои дела тебя не касаются, - сухо бросил киллер в ответ на попытку Рокудо сделать из бывшего репетитора козла отпущения. - Не тебе рассказывать, что я давно не репетитор Савады, и не собираюсь отвечать за его безответственные поступки.
На самом деле Реборна порядком разозлили такие обвинения, но виду он не подал. Не хватало еще давать повода этому зловредному туманнику на дальнейшие подколки.
- Я пришел за информацией и не уйду без нее, - произнес Реборн тоном, не терпящим возражений. - Поверьте, мне нет никакого удовольствия отнимать ваше драгоценное время, - на предпоследнем слове киллер снова сделал акцент, намекая на алчность Маммона, - и, раз у Верде нет возможности ее получить, я задам свои вопросы вам.
Реборн не привык шутить. Даже будучи младенцем с невинным лицом, он всегда говорил только прямую правду.

Отредактировано Reborn (14.05.2018 22:43:57)

+3

14

"Рад - не то слово", - скривился Маммон, услышав насмешливую реплику Мукуро. Вайпер был бесконечно счастлив увидеть Реборна в любой час дня и ночи, а особенно сейчас, в погромленной лаборатории Верде, да ещё и в таком превосходном расположении духа. Больше он был бы рад видеть разве что Фонга: если Реборна ещё удавалось игнорировать, не обращая внимания на его командный тон голоса, то аркобалено Урагана одним своим присутствием вызывал у Маммона только негативные эмоции. Впрочем, Фонг грешил тем же, чем и Реборн - огромным самомнением. Хотя, наверное, оно в той или иной степени было свойственно всем аркобалено.
Окажись на месте киллера кто-то другой, к примеру, любой из Хранителей Десятого, Вайпер даже не стал продолжать диалога. Не только Реборн умеет убивать, Маммон тоже не был трепетной ланью, которая не смогла бы защитить себя от банального физического оружия. Когда ты умеешь сводить людей с ума и создавать вещи буквально из воздуха, динамиты и ножи начинают казаться практически безобидными игрушками. От них хотя бы понятно, как защищаться и как избегать атаки.
Однако при всём своём негативном отношении к Реборну, Маммон не мог сейчас просто развернуться и уйти. Такое поведение могло привести к потасовке, а тратить силы на бессмысленное бодание Вайперу очень не хотелось. К тому же, зачем спешить, они ведь так мило общаются, разве нет?
- Хоть в чём-то мы согласны, - пути бывших малышей разошлись уже давно, собственно, они сразу после наложения Проклятья разошлись в разные стороны и без крайней необходимости друг с другом не контактировали. Чем они жили? На кого работали? А кого из них это интересовало? Все аркобалено были заняты своими проблемами и искали свой путь в жизни, смиряясь с новой детской внешностью и, как тогда казалось, вечным ограничением сил.
Каждый справлялся со своими трудностями по-своему. Тот же Реборн уже много лет выслуживался перед Вонголой, чрезмерно почитая Тимотео. Маммон был знаком с другой стороной Девятого, и хорошего мнения о старике не придерживался.
Беседу тем временем продолжил Мукуро, в свойственной себе издевательской манере принявшись задавать Реборну вопросы, на которые так называемый лучший киллер современности ответить не мог. Маммон с удовольствием отметил, что бывший аркобалено Солнца начинает злиться: они вынужденно провели когда-то много времени вместе, пускай даже и на заданиях, так что малейшие изменения тона голоса, позы и поведения иллюзионист умел превосходно различать. Прерывать Мукуро он не собирался: он так-то дело говорит, а что попутно насмехается над Реборном, так это ничего страшного. Главное, понять, если вдруг обычные подколки перейдут в истерику.
Отвечать на вопросы бывшего аркобалено Маммон не торопился, он нашёл себе более важное занятие. Обратив внимание на пятившегося в кучу бумаг и коробок крокодила, Вайпер сделал несколько шагов по небольшому помещению, подходя к питомцу Верде, и остановился прямо перед ним. Затем протянул к зеленой голове руку - нет, у Маммона не появилось желание рискнуть кистью, он просто хотел забрать Фантазму. Не хватало ещё потом искать жабу по лаборатории.
Через несколько секунд Фантазма превратилась в жёлтую змейку и вползла на ладонь хозяина, вскоре устраиваясь на его шее на манер ожерелья. Маммон снова выпрямился, отошёл от плотоядно смотревшего на всех присутствующих в комнате крокодила, и только после этого снова удостоил Реборна своим вниманием.
- Дела Верде меня тем более не касаются, - почти нараспев произнёс Вайпер. Время - деньги, а прибыльная работа сама себя не сделает, так что Маммон действительно не имел ни малейшего желания проводить в погромленной лаборатории ни единой лишней минуты. Вместе с тем, информация правит миром - так с чего Реборн решил, что ему кто-то расскажет что-нибудь важное? - Если ты хотел у него что-то спросить, можешь его поискать. Уверен, Верде с радостью ответит на все твои вопросы.
Реборн не шутил, он пришёл за информацией и, обладая практически нечеловеческим упрямством, сейчас всё-таки постарается сделать своё появление в лаборатории не бессмысленным. Что он, интересно, хотел узнать у Верде? Маммон и сам не был уверен, что тот артефакт, который он случайно нашёл когда-то после боя с Мукуро, имел отношение к произошедшему бардаку на Инаугурации... Или у Реборна были ещё какие-то подозрения, связанные с гениальным учёным? Что ж, тут Маммон ему не помощник.

+2

15

Серьёзно, да? Туманник смеётся почти искренне, рассматривая подрастающего ни по дням, а по часам гения. Отчасти, он не узнавал Реборна. А может дело и правда было лишь в его наивном подопечном, а без Савады Тсунаёши, каким бы жалким порой он ни был, всё ещё оставаясь непреодолимо наивным и верным себе, именно этим подогревая интерес разноглазого к своей особе, самый главный после Юни (ведь так он себя позиционирует?), не представлял собой ничего. Для Мукуро, во всяком случае. Здесь и сейчас Реборн для него уже был не маленьким гением, одной только своей манерой держать себя и подавать информацию, способный заткнуть за пояс даже Бьякурана, а лишь один из многих. Просто один из тех, к кому разноглазый привык относиться с неприкрытой неприязнью. Один из тех, на кого он обратил бы пристальное внимание лишь как на цель для убийства и частичку к плану по отмщению, не отложи он этот план в долгий ящик.
- Куфуфу. Удивительная игра контрастов. Снятие проклятия не на пользу твоему имиджу, Реборн.

По факту, Мукуро потерял интерес. Из слов Реборна, тот делал вывод (может и ошибочный, но сейчас, и ещё какое-то время, пока эффект от артефакта не пройдёт это не будет иметь значения), что Аркобалено Солнца и сам ничего не знает.
- Но ты же так хочешь задать свои вопросы. Верде исчез. Возможно мёртв, - нет, в последнее Мукуро не верить, но всё равно тянет реплику, добавляя в голос издёвки, - а ты сломя голову примчался сюда именно сейчас.
Фыркая и посмеиваясь, туманник неосознанно трёт пальцами правой руки висок, ещё не осознав появившуюся головную боль. Поворачивается к Маммону, который, хотя бы, не вызывает такого острого раздражения на текущий момент.
- Ты, помнится, говорил, что не веришь в совпадения. Так вот, я в них тоже не верю.

Реборн, впрочем, и не скрывает. Сказал же: «задам вопросы вам». Цепляется за единственную возможную соломинку? Стоит ли из этого делать вывод, что иные источники информации наглухо закрыты даже для него, который, несомненно, имеет огромные связи. И что же за противник такой, на той стороне шахматной доски…
Прищурившись, Рокудо качает головой в такт своим мыслям, ненадолго выпадая из реальности, оставаясь с Детьми Радуги лишь частью сознания, как если бы общался с кем-то при помощи иллюзии далеко отсюда.
Но не может не восхититься некоторыми действиями той_стороны. Хоть берись искать её самостоятельно, при помощи радикальных методов.  И Мукуро даже знает, как это можно сделать, но, пока что, не воспользуется идеей, зажёгшейся подобно лампочке в мозгу, добавив глазам задора. Хотя вряд ли кто-то бы удивился такому повороту, но пока у туманника свой интерес находиться с Варийцами, и он будет ему следовать.

Слишком сильный укол в висках возвращает разноглазого на грешную землю, включая его обратно в диалог. Усмешка с чуть мечтательной снова становиться направленной. Желающая вырваться серия смешков сдерживается.
- Похоже, мне не помешало бы одиночество и несколько таблеток седативного. Как досадно. - Качая головой, вздыхает с сожалением и разочарованием на такие неудобные обстоятельства, но за театрализацией кроется реальное предупреждение, даже ничем не замаскированное, адресованное к Маммону, знающему, что это не шутка.  И если уж Мукуро сам навязался под опеку варийцев, пока не спадёт этот грёбанный эффект, а мозги не перестанет скручивать то в радость то в раздражение, стоит проговаривать такие аспекты в слух. Рокуодо совсем не улыбалось перестать удерживать грань, превращаясь в эмоционально-нестабильную, не контролирующую себя истеричку. Если только не проверить, а на сколько сильным будут новые вспышки, так сказать, в качестве исключительно научного исследования, пусть и без единственного настоящего учёного, способного извлечь и из эмоций реальную пользу.
- Куфуфу. Оказывается Аркобалено бывают очень утомительными. Однако! - Возвращая взгляд Реборну, туманник смотрит со спрятанным в глазах вызовом и насмешкой. - Ты хотел спрашивать. Так удиви. - Другое дело, а получит ли он свои ответы от иллюзионистов, каждый из которых руководствуется своей целью. А если нет, что предпримет тогда? Вот это было интересно в особенности.

+2

16

Возможно, еще одна черта могла объединить двух непохожих аркобалено. Они оба не любили тратить время попусту. Только Вайпер все объяснял понятием "время-деньги", а Реборн - быстротечностью и вязкостью самого понятия времени и стремительно меняющимися событиями. Вот и сейчас киллеру казалось, что он попусту его теряет - от этих двоих туманников ждать можно только беды и гарантированной порчи настроения на весь оставшийся день. Но нет - такой непозволительной роскоши, как возможность поиздеваться над собой, Реборн им больше не позволит.
Слова Маммона лишь зря сотрясли воздух. Неужели он думает, что, будь у Реборна возможность спросить именно Верде, он задержался бы тут хотя бы на минуту?
Речь Мукуро также нуждалась в фильтрации - Реборн привык только к проверенной информации, отметая размытые предположения как ненужный мусор, который не стоит даже рассматривать. Если бы ученый был мертв, то бывшие хранители пустышек уже наверняка об этом знали, и итальянцу не пришлось бы тратить время на ненужные поездки и малоприятные разговоры с владельцами колец Тумана. Ну, в крайнем случае недоброжелатели, совершившие невозможное и убив прославленного ученого-аркобалено наверняка оставили бы тут его труп или просто подожгли лабораторию, чтобы не оставить следов.
Значит, Верде жив. Возможно, похищен или сбежал сам. Последний вариант Реборн решил оставить на крайний случай. Как бы не издевался Мукуро над привязанностью аркобалено к своим животным, ученый точно не оставил бы своего крокодила в одиночестве, зная, на что эта плотоядная зверюга способна, если ее не контролировать. Впрочем, возможно, зверь слушал именно Верде и поэтому в его отсутствии и при появлении чужаков (вряд ли ученый рассказал крокодилу, где чужие, а где свои) вел себя вполне естественно - охранял имущество хозяина.
Слова Мукуро, произнесенные в напряженном воздухе, заставили киллера на время забыть о Вайпере и Верде, и обратить внимание на фиолетововолосого туманника. Конечно, он и до этого не отличался особой адекватностью, но никогда на этом не зацикливался и уж тем более не говорил подобного вслух, при том человеке, который мог использовать эту информацию против него самого. Ну, это, конечно, в том случае, если бы Реборн был таким же подлецом, как Рокудо. А так киллер слишком дорожил своим авторитетом, чтобы опускаться до подобного рода пакостей. Слишком мелочно и времени жалко.
Сейчас самое важное - добыть необходимую информацию и поскорее покинуть это место, пока здесь не собрались представители мафии. Да и вообще, в любой другой ситуации, компанию из Мукуро и Маммона Реборн предпочел бы в самую последнюю и самую безнадежную ситуацию.
- В первую очередь, мне нужно знать, что произошло на инаугурации, - произнес Реборн, продолжая внимательно следить за туманниками. - А потом получить информацию о том, что вы тут нашли. Вы прибыли сюда раньше меня и явно не просто так тут беседовали.
Аркобалено был уверен, что просто так ему информацию никто не выдаст. Еще снова начнут язвить. С Мукуро спрашивать нечего, и так было понятно, что владеющий информацией здесь будет Вайпер. В конце концов, есть еще одно средство, которое способно уломать строптивого варийского туманника. И пусть оно казалось Реборну противнее сладких блюд, которые аркобалено никогда не выносил, предпочитая сахару крепучий кофе, но все же в нынешней ситуации, как говорится, все средства хороши. Даже такие.
- Разумеется, я не жду от тебя, Маммон, бесплатной консультации, и вполне способен заплатить за информацию.
Если уж и это не поможет, киллер найдет другие способы убеждения. Впрочем, до самых последних ему бы не хотелось доходить. Все-таки, несмотря на ненависть к Вайперу, они все же какие-никакие коллеги.

+2

17

Маммон понимал, к чему вёл Мукуро, и, на первый взгляд, его слова имели смысл. Подозревать бывшего аркобалено Солнца в причастности к срыву инаугурации можно, тем более, что многие факты совпали, давая повод задуматься о тайной деятельности Реборна и тех секретах, что он столь старательно хранит от посторонних. Киллер действительно вёл себя очень подозрительно: исчез в самый нужный для своего бывшего подопечного момент, не выходил ни с кем на контакт, хотя его искали, с ним пытались связаться! И вот он, красавец, стоит в погромленной лаборатории Верде, строит из себя хозяина положения и задаёт ненужные вопросы иллюзионистам, которые совсем не обязаны ему отвечать. Что интересно, изначально Реборн собирался разговаривать вовсе не с носителями атрибута Тумана, но отсутствие в лаборатории законного хозяина его желания обсудить дела насущные не отменило. Верде, Маммон, Мукуро - киллеру что, вообще не важна личность визави?
А впрочем, ничего нового, Реборн так нагло вёл себя всегда. Чтобы к этому поведению привыкнуть, потребовалось много времени, но если у Маммона что раньше и было в избытке, так именно этого ресурса.
Вайпер и сам сейчас не строил из себя идеального собеседника, отпуская язвительные комментарии в адрес Реборна. Разумеется, если бы тот мог, он бы сейчас общался непосредственно с Верде, а не с двумя иллюзионистами, но ведь такой возможности на текущий момент ни у кого нет. Где учёный, при каких обстоятельствах его идеальная лаборатории приобрела свой нынешний вид, кто за всем этим стоит - неизвестно. Хотя, если говорить откровенно, если бы Верде сейчас был здесь, в лаборатории, это не гарантировало бы продуктивного диалога. Учёный был известен своим недружелюбным нравом, а бывших коллег по Проклятью он не любил от слова "вообще". С Вайпером они тоже никогда друзьями не были, общались больше по деловым вопросам, но логику Верде иллюзионист прекрасно понимал: он был одиночкой, как и все они, но не обладал физической силой, компенсируя её другими своими талантами. Не все это, увы, понимали, а учёный, обладавший, по всей видимости, тонкой душевной организацией, чуть ли не больше всех злился на чужие взгляды свысока. Стал бы такой человек вести содержательные беседы с Реборном?
И всё же разговор Маммон решил продолжить, только в качестве уплаты на этот раз он удовлетворится не деньгами.
- Информация за информацию, - слишком муторно будет узнавать что-то о Реборне от третьих лиц, к тому же, раз он уже стоит перед ними, грешно этим шансом не воспользоваться. "Если она будет стоящая, конечно". - И у нас мало времени, - Вайпер бросил быстрый взгляд на Мукуро. Выглядел тот пока как обычно, хотя ехидная улыбочка и язвительные комментарии давно стали частью его натуры. Только раз уж он сам признался, что его состояние ухудшается, оттягивать момент возвращения в поместье не стоит.
Тем временем Реборн обозначил зону своих интересов. "А надо было на церемонию приходить, сам бы всё своими глазами увидел", - так и подмывало ответить бывшему коллеге, но Вайпер сдержался. Словесная перепалка, стоит ей начаться, будет продолжаться слишком долго, Мукуро за это время снова скатится в истерику. И как так получилось, что ни один из них не взял с собой таблетки?
- Что произошло на инаугурации, во всех газетах написано, - коротко отозвался Маммон, скривившись от этого вопроса. - В зал проникли посторонние, один из них прикинулся Бельфегором, - и вот это был очень досадный косяк, Вайпер вслух этого не признает, но ошибка была его. Не понял, что Принца подменили, не задумался, с чего бы ему избегать встреч с иллюзионистом. Маммон был слишком занят работой на Вонголу и Варию одновременно, и такой передышке в общении с Бельфегором только порадовался. - Им удалось ускользнуть, а инаугурация прошла без фатальных последствий, но кто-то из журналистов был слишком быстр и успел заснять происходящее.
Никто не знал, что девчонку, прикрывшую горе-актёра, удалось схватить. И это - не та информация, которой Маммон готов был делиться.
- Что ты хотел от Верде?
Понятно, зачем сюда явились Маммон и Мукуро: они знали об артефакте и догадывались, откуда именно взялась игрушка со столь занятным действием. А что собирался спросить у учёного Реборн, особенно если учесть, что подробностей инаугурации он не знал? Загадка. Впрочем, ответ будет известен уже скоро.

+3

18

Не удивил. Реборн, как всегда, пытается вести себя как хозяин положения, учитель, время которого тратят хулиганы, не желая признаваться в каком из подвалов они заперли маленького очкастого ботана, дабы проучить его быть таким умным подлизой. Только вот он ничего толком и не знал, судя по его словам. И не имел представления, о чём спрашивает и какую информацию может получить. Это уже Мукуро оставлял на варийца, не только памятуя о заключённом союзе с ХХ, но и преследуя собственный интерес. Что Маммон посчитает нужным - расскажет. Мукуро же не собирается высказывать при маленьком киллере никаких своих предположений, ограничившись остротами.

- О да, мы разрабатывали план по захвату власти. Хватит Небесным держать всю силу в своих руках. Пришло время Иллюзий. - Мукуро демонстративно фыркает. Скрещивает руки на груди, с ехидцей взирая на прибывшего.  Ну а что ещё они могли тут делать «не просто так». Не на чай же заскочили. И, либо искали учёного – и это уже ответ на вопрос, либо искали укромное местечко для злодейских замыслов.
Договориться с ним - вполне разумно.  Вот только если бы он что-то реально знал - ему логичней обсудить это с Йемитсу, если, конечно, безумная теория разноглазого иллюзиониста, высказанная пару минут назад, не окажется удачным попаданием в яблочко.
И, если уж он не причастен, во что, на самом деле, верится - то точно так же пришёл за ответами, и дать что-то равноценное взамен любым пояснениям вряд ли способен.
Но зато говорит таким тоном, будто ему что-то должны, чем неимоверно раздражает Рокудо.
На деле, Мукуро просто бессознательно выбрал объект, на которого можно сливать своё недовольство здесь и сейчас. К тому же Аркобалено Солнца их банально задерживает: всё что можно было взять от лаборатории - уже было взято. А торчать среди поломанного оборудования, разбитых колб и бумаг туманнику было не очень комфортно. Обстановка напоминала об Эстранео, что в его положении переставало быть нейтральным фактором.

Очень хочется прокомментировать систему безопасности на Инаугурации. Если с Бельфером всё ещё более-менее понятно - кому как не Мукуро знать, насколько эффективными бывают техники подмены и захватов личности, - то с журналистами вышло совсем бездарно. Либо они круче мафиози, либо таинственной противоборствующей организации (если это организация), можно было так сильно не мучиться с маскировкой, устраивая диверсию менее заметным способом. Ну да откуда им было об этом знать. Всё же речь шла о Варии и Вонголе, а не детском утреннике, пускай всё и обернулось в спектакль, очень напоминающий художественную самодеятельность.
Но, Мукуро воздерживается от комментария, ограничившись демонстративным фырканьем. Не перебивает. Не пытается вклиниться в беседу коллег по цеху, внимательно слушая и наблюдая, находя отвлечение в пристальном отслеживании интонаций и черт лица.
А вот интересно? Удастся ли сейчас, пользуясь случаем, и, так сказать, состоянием аффекта, которое всё равно никто не сможет проверить, успеть оцарапать Солнечного? Узнать, какие тайны хранятся в его голове. Предложить Варийцам интересную игру при помощи новой фигуры, ведь хуже уже всё равно не будет. Проверить, на что способен киллер, на самом деле, до суха выжимая из него умения. Конечно, тогда Маммону и Варии в плен попадёт собственное бесчувственное тело, но с чего бы экс-офицеру ему мешать.
Или просто выяснить, а всегда ли Реборн на стороже, и настолько ли он крут, как о нём говорят (в первую очередь он сам). Зачем только? А просто так. Из вредности и духа эксперементаторства. От скуки. Просто посмотреть, что из этого получится, и, в случае успеха, получить ощутимую выгоду, ведь когда ещё представится такой удобный шанс попытать удачу.
Тихое фырканье можно принять за скепсис, но Мукуро веселится с собственных деструктивных мыслей, осознав, что запустил руку под расстёгнутый плащ, скрывая её тканью, чувствуя ладонью почти готовое воплотиться древко. Выдыхает и не спеша возвращает затянутую в перчатку ладонь в исходное положение, оставляя руки скрещенными. Чуть наклоняет голову, чтоб волосы закрыли глаз с иероглифом, на случай если в нём зажжётся огонёк ауры.

+3

19

В ответ на колкую фразу Мукуро Реборн привычно фыркнул, слегка улыбнувшись. И, если в начала разговора в его душе и проскользнула тень недовольства, то сейчас все вернулось в свое привычное русло. Подколки туманников аркобалено больше не задевали, да и кому, как не ему, было знать простую истину - если тебя ненавидят, значит, завидуют. Тот же Маммон, которого негласная слава лучшего киллера раздражала до зубовного скрежета. Как будто сам невинный ангелочек. Порой жадность аркобалено тумана переходила все границы, да только самого Маммона это, похоже, ни капельки не волновало - видимо, свою совесть он так же удачно продал или положил в банк под нереальные проценты.
Слова Вайпера заставили Реборна удивленно вскинуть брови. Скорее рак на горе свистнет, чем Маммон откажется от денег. Неужели информация, которую от ожидает получить от итальянца, ценнее любой денежной суммы? Сколько Реборн помнил аркобалено тумана, тот никогда не обращался к нему за информацией, и то, что он сейчас нарушил этот принцип, говорит о крайних мерах. Но все же стоило бы послушать то, ради чего киллер пришел сюда...
Начало разговора Реборну не понравилось. Шуток он никогда не понимал. Итальянец строго посмотрел на Вайпера, словно спрашивая, не издевается ли он. В каких это газетах стали бы писать о мафиозной инаугурации? Это то же самое, что воровать перед самым носом полиции посреди бела дня,  при этом показывая им язык и называя скотами. Ясен пень, что церемония была достаточно тайной и охраняемой, чтобы посторонний журналист смог туда проникнуть и уйти живым. А "местные" не были настолько глупы, чтобы разбазаривать секретную информацию по всей стране. Намеки Вайпера он видел насквозь, но, как сказал до этого, отчитываться перед ним, где был, не собирался. В отличие от туманника, киллер не был привязан к одному месту или одной семье и колесил по всему миру, выполняя свою работу. Конечно, он считал церемонию наследования важным мероприятием, да только в тот момент, когда она была назначена, у киллера не было возможности вернуться в Италию.
Следующие слова Маммона вызвали в душе киллера резонанс. Полученная информация казалась абсурдной и нелогичной. Хоть Вайпер и мог слолгать себе во благо, почему-то сейчас Реборн был уверен, что он говорит правду. Теперь он убедился,  что и теория о газетах оказалась не беспочвенной. Но Вайпер явно чего-то недоговаривал. В его информации не было главной причины тревоги. Прикинуться другим мог любой хранитель Пламени Тумана, тот же Мукуро. А вот странное, нервозное поведение Рокудо не могло ускользнуть от внимания бывшего аркобалено солнца. И откуда оно у него взялось?
Ну что ж, как говорится, по работе и награда. Раз не хочет Вайпер делиться правдой, придется выяснить ее у кого-то другого, более сговорчивого и не такого жадного. Итальянец смерил Маммона холодным взглядом черных, как ночь, глаз. Жаль, что капюшон скрывает его лицо - киллер хотел бы взглянуть ему в глаза и попытаться разглядеть одному ему заметные черты характера. Но от киллера требовали ответа, и сейчас не было времени рассматривать хранителя Тумана Варии.
- Намечалась личная просьба. Я хотел поговорить с ним по поводу Пламени Хаоса и его свойствах после того, как проклятие аркобалено было снято, - отозвался Реборн. Он не лгал - итальянец и в самом деле хотел поговорить с ученым по этому поводу. Но это было еще не все. Остальное Вайперу знать не нужно.
Киллер развернулся к двери. Вернее, к тому, что от нее осталось. Больше тут делать нечего.
- Благодарю за информацию. Больше я не буду отнимать у вас время. Хаос!
Экс-аркобалено солнца направился на выход. Ему казалось, что взгляд Мукуро вновь приобрел знакомую хитринку. В таком состоянии нужно быть настороже. Кто знает, что ему придет в голову в данный момент?

+3

20

Упоминая газеты, Маммон говорил образно, но что уж кто понял, его не слишком волновало: особенность представителей Тумана - сказать одно, подразумевая совсем иное, выдать желаемое за действительное, обмануть собеседника, не соврав, лишь подменить понятия и с помощью профессионального навыка словоблудия запутать окружающих. В широких СМИ действительно информации не было, но журналистов на церемонии было много, проследить за каждым и уничтожить абсолютно все фото было физически невозможно. Да и бессмысленно, на самом-то деле: гостей толпа, не всех можно было обозвать позже "недостоверными источниками", история так или иначе оказалась бы известна определённому кругу лиц, достаточно узкому по меркам мафиозных структур.
Миром давно уже правила информация. И перекрыть сразу все её источники зачастую просто не получается.
Диалог получился на редкость непродуктивным: виной всему старый разлад среди Аркобалено, который ещё долго не даст бывшим проклятым малышам спокойно вести себя в обществе друг друга.
Маммон, к слову, свою часть соглашения выполнил: рассказал основные моменты Инаугурации, и если Реборн внимательно слушал, то понял, что за ними на самом деле стоит. На церемонии присутствовало два лучших иллюзиониста современности, - Мукуро тот ещё кадр, но на его талантах особенности характера не отражаются - и, тем не менее, третьему лицу удалось проникнуть в зал под чужой личиной. Более того, на церемонии находились люди с устойчивостью к созиданию Тумана, в частности, Скуало и Дино Каваллоне, которые тоже не заметили ничего подозрительного во внешности и поведении Бельфегора. Предположим, на слова иллюзионистов и варийца Реборн полностью полагаться не мог, но со своим бывшим учеником киллер вроде бы сохранил довольно тёплые отношения, разве нет? Как бы то ни было, но все сразу об одном и том же врать не стали бы, но, как показала практика, никто ничего странного в присутствовавшем  "Бельфегоре" не отметил. И одно только это говорит о многом, например, о том, что примеривший на себя личину Принца паренёк не использовал атрибут Тумана, а для создания маскировки применил нечто иное, возможно, совершенно новую способность. Маммон о таком не слышал, и с подобным камуфляжем раньше не сталкивался. Жаль, они поймали не парня, а всего лишь защитившую его девчонку...
- Самое время разбираться с пламенем, - саркастично ответил Маммон, интуитивно почувствовав, что ему что-то не договаривают, но не имевший ни малейшего желания задавать новые вопросы. Возможно, им лучше разойтись сейчас, толку от этой внезапной встречи не будет. Но запомнить сам факт прибытия Реборна в лабораторию тоже нужно: в последнее время прошлые события всплывают там, откуда их уже не ждёшь. Так было с артефактом - сколько лет прошло, а применили его только сейчас. Неприятное совпадение.
Вайпер прощаться не стал, только в неопределённом жесте махнул рукавом, после чего обернулся к явно начавшему нервничать Мукуро.
- Идём, пока тебя не накрыло.
Без таблеток Мукуро на удивление хорошо держится: помнится, в первую истерику чем только его не пытались вырубить, и большинство препаратов не оказывало никакого эффекта. Следующие сутки, в которые иллюзионисту подобрали подходящую терапию, прошли спокойно, но таблетки нужно было принимать строго по часам, то есть... Маммон мысленно прикинул, сколько прошло времени, и не сдержал тяжёлого вздоха. Один приём они со своей поездкой благополучно пропустили, и теперь у Мукуро может случиться истерический припадок в любой момент. И Вайпер искренне надеялся, что случится это уже в стенах Варии.
Судя по тяжёлому дыханию и маньячной улыбке на губах Рокудо, с возвращением тянуть не стоит. Маммон набрал номер водителя, недобрым взглядом посмотрел на поковылявшего за ними крокодила - "ладно, и тебя с собой забираем" - и тоже вышел из лаборатории.

+2


Вы здесь » KHR! Dark Matter » Основной сюжет » 21.08.2015 | Кто старое помянет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC