Вверх

Вниз

KHR! Dark Matter

Объявление

Приветствуем на проекте KHR! Dark Matter



Рейтинг игры: 18+
Система игры: эпизоды
Мастеринг: смешанный
Время в игре: 08/2015



Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru



• На форум принимаются неканоны. Очень ждем Боссов Семей Альянса




•Приближается зима и самое темное время года. Берегите себя и храните тепло своих сердец




•В игру требуются: представители Семьи Ферро, Хибари Кёя, Бельфегор, Луссурия, аркобалено
•"Но, как ни странно, удары, которые вряд ли понравились бы кому-нибудь другому, действительно сделали свое дело - Ямамото очнулся. Словно вынырнул из ледяного океана, в котором несколько минут назад тонул. " [читать эпизод]

•"Бабы, виски, дорогие сигареты… да как вообще с таким набором можно до 30 дотянуть? Почему печенка до сих пор не отвалилась? Или брешут, или же это все чертов пафос." [читать эпизод]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR! Dark Matter » Основной сюжет » 21.08.2015 | В нашей гавани паника


21.08.2015 | В нашей гавани паника

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Время и место
21.08.2015, 20:00
Поместье Каваллоне
2. Участники
Reborn, Dino Cavallone, Hibari Kyoya
3. Краткий сюжет
Инаугурация словно дала начало новым проблем представителям мафиозных кланов: мало кому удалось избежать нежелательных эффектов применённого на церемонии артефакта. Дино стал одним из таких исключений, но жить ему от этого проще не стало. Внезапная череда смертей, появление нового врага, потеря полного взаимопонимания Каваллоне и Вонголы, да ещё и Кёя, не избежавший участи большинства присутствовавших на церемонии.
Кого не хватает для полного осознания собственного счастья? Только бывшего репетитора, вникающего в курс дела и пытающегося по крупицам собрать такую необходимую информацию

0

2

День для бывшего аркобалено выдался нелегким, и даже теплое августовское солнце не могло разогнать сгустившиеся в душе Реборна грозовые тучи. Поход в лабораторию Верде оказался не самой удачной идеей - вместо эксцентричного зеленоволосого ученого киллер столкнулся с двумя хранителями пламени Тумана, роющихся в личных вещах Верде, и недовольным их действиями крокодилом - личным питомцем аркобалено грозы. Оказалось, что прославленный ученый пропал и никто не знает, где он находится сейчас. Впрочем, Реборн не был уверен, что, окажись даже Верде на месте, то с радостью бросился рассказывать о происшествии на церемонии - его же там тоже не было. А попытка узнать что-либо у Маммона и Мукуро оказалась весьма слабой. Скорее, даже запутала, чем прояснила ситуацию. Брошенные вскользь слова Рокудо насторожили бывшего репетитора Савады и заставили подумать о том, что на инаугурации произошло что-то из ряда вон выходящее, повлиявшее на большинство присутствующих. Реборн злорадно подумал о том, что у Вайпера могло прибавиться жадности или расценки на свои услуги. Как будто ему жалования Варии мало! В отличие от остальных владельцев пустышек, Маммон состоял на месте постоянного хранителя кольца Тумана и, соответственно, получал неплохие денежки.
После такой же туманной, как и их природа пламени, информации, из который киллер понял едва ли пару слов, Реборн посчитал самым лучшим решением отправиться к своему первому ученику, боссу семьи Кавалоне, с которым можно спокойно и адекватно поговорить, а не выцеживать из кучи ненужных фраз, приправленных "куфуфу" и постоянным напоминанием о финансах, полезную информацию.
Реборна часто спрашивали, кем для него были эти два непохожих босса Вонголы и Кавалоне, и получали ответ, что не более чем два никчемных бесполезных ученика. У Тсуны и Дино были схожие и различные черты - наверное, именно поэтому аркобалено солнца и согласился учить уму-разуму и основам мафиозной жизни пятнадцатилетнего мальчишку, всеми конечностями отбрыкивающегося от должности главы Вонголы. Все-таки, Дино был лишен той родительской ласки и заботы, которая окружала Саваду, у которого оба родителя были живы и здоровы. А значит, светловолосому пришлось повзрослеть гораздо раньше, чем он планировал.
А чем они были схожи, так это своим первоначальным отношением к мафии, довольствуясь информацией из затертых до дыр кинолент бондианы, считающие черное черным, а белое - белым. И оба никогда не думали, что рано или поздно им все равно придется взять бразды правления в свои руки, хотят они того или нет.
Бывший аркобалено остановился перед массивными воротами особняка Кавалоне и приготовил документы. Разумеется, все вокруг знали прославленного киллера, но после последних событий наверняка приняли усиленные меры безопасности - один спрятанный в кирпичной стене автомат чего стоил. Конечно, он был неплохо замаскирован, но от того, что привык к виду оружия, подобное спрятать трудно.
- Хаос! - поприветствовал хмурых охранников киллер. Их можно было понять  - они еще не привыкли к "новому" виду Реборна, ведь он перед ними появлялся сначала в образе настоящего мафиози, а затем - несуразного младенца с пустышкой на шее. - Босс Кавалоне у себя?

+4

3

"И это только одни сутки", - устало подвёл итог Дино Каваллоне, сидя у себя в кабинете и размышляя о событиях последних двадцати четырёх часов, показавшихся ему бесконечно долгими. Мало того, что сама инаугурация прошло совсем не так, как предполагалось: свою лепту в это внёс и Энзо, и неожиданные трансформации Бельфегора в неизвестного шпиона, и наличие у парня сообщницы, даже жаль, что обоим удалось ускользнуть... Казалось бы, пережили вечер двадцатого августа, и можно выдохнуть спокойно и продолжить разбираться с насущными проблемами, но не тут-то было. Что бы ни было использовано против мафиозных кланов на церемонии, но действие оно имело почти что разрушительное. Истерики, проявление неприсущих отдельным людям эмоций, внешние изменений - да ещё какие! Дино ещё долго будет помнить и малыша Луссурию, и неожиданно появившуюся у Варии мечницу в лице Скуало... Таких примеров было, увы, слишком много.
Самого Каваллоне радовало только одно - в себе никаких изменений он так и не нашёл. Пламя работало, внешность он сохранил себе привычную и вроде бы никаких нехарактерных для себя желаний он за собой не замечал. Приятно было быть одним из тех, кому не пришлось привыкать к изменениям привычного жизненного уклада, большинству обладателей Пламени оставалось только пособолезновать. Молча, конечно - едва ли кто из мафиози оценил бы такой прилив жалости к своей персоне.
Людей, которых действие загадочной ерунды не коснулось, оказалось не много, и, на первый взгляд, их ничего не связывало. Хотелось разобраться в этом вопросе, узнать, что привело к таким последствиям и как долго будет длиться этот эффект, но у Дино банально не было такой возможности. Если его самого не коснулись никакие изменения, это не значит, что он после инаугурации не нажил себе проблем. Те нежелательные действия, что приобрели некоторые близкие Каваллоне люди, отразились на его привычном укладе жизни. И самым главным таким примером был Хибари Кёя.
Ещё несколько часов назад это был привычный ему юноша: самостоятельный, с норовом, но свой. И кого Дино получил после инаугурации? Того ребёнка, которого он столько лет старательно из Хибари выбивал, в том числе в прямом смысле этого слова. И к такому откату Каваллоне оказался не готов.
Кёя не стал женщиной, не перевоплотился в подростка и не отрастил себе крылья. Эффект оказался ещё хуже - Хибари потерял память. Нет, он прекрасно помнил Намимори, школу, хмуро смотрел по сторонам, не понимая, где он, почему все вокруг говорят по-итальянски и, что ещё более интересно, почему он всё равно их понимает. Кёя понятия не имел о том, что является Хранителем Вонголы, - он ведь не соглашался работать с этими травоядными - не знал, что Тсуну заточили в тюрьму... Да что заниматься пустыми перечислениями: Хибари в своём развитии застрял на уровне подростка, который только-только начал входить в мир мафии.
Это было даже хуже событий, которые они все пережили благодаря Бьякурану. Дино этого времени в них не участвовал, но воспоминания обо всех происшествиях той реальности получил, а потому мог делать свои выводы. Тогда, тому Дино было проще: Каваллоне хоть и потерял Кёю из своего времени, но видел перед собой мальчишку, от которого и ждал типичного для подростка поведения. Сейчас же Дино видел перед собой взрослого Хибари с развитыми боевыми навыками, но с частичной амнезией. Что с этим делать? Как рассказывать всё, что он забыл? Каваллоне много времени потратил на то, чтобы достичь той степени доверия и близости, что была между ними - и что, теперь придётся переживать это заново? Едва ли эта попытка увенчается успехом: Хибари доверял только себе и своим инстинктам, и их с Дино взаимоотношения строились в первую очередь на совместно пережитых событиях. Повторить их невозможно, но как выходить из этой ситуации, Каваллоне не понимал.
Кёю он попытался ввести в курс дела - в первую очередь показал ему, где лежит его личный ноутбук. Веришь себе? Открывай свои сообщения, старые и относительно новые отчёты подчинённых и со всем ознакамливайся. Что уж там юлить, Дино и сам в первую очередь прочёл бы всё, что писал сам, а потом уже слушал окружающих, даже очень близких ему людей.
"Главное, чтобы он не понял, в чьей комнате находится". Эту часть их жизни Каваллоне Хибари не рассказал: рано, да и подростковое мышление неизвестно как среагирует на такой огромный объём внезапной информации. Только вот после заключения Тсуны под стражу Десятые разбрелись кто куда, и Кёя, оставшийся у Дино, собственной комнаты не завёл, довольствуясь покоями Дона. Хибари всегда был очень внимательным человеком, иначе столько бы не прожил, но Каваллоне ретировался из спальни быстрее, чем японец успел задать хоть один из своих вопросов.
Встречи с другими Донами, переговоры с пострадавшими в результате инаугурации - этим и занимался Дино в течение всего дня. А вечером, вернувшись в поместье и только-только успев налить себе кофе, узнал о прибытии нового гостя. Реборна, разумеется, пустили, Каваллоне и сам был заинтересован во встрече с бывшим репетитором, и провели в кабинет Дино. Десятый слегка улыбнулся: непривычно было видеть бывшего малыша таким высоким, пускай он условно и был в подростковом возрасте.
- Реборн, - кивнул бывшему репетитору Дино в знак приветствия. - Я ожидал увидеть тебя раньше.

+5

4

Реборн терпеливо дождался, пока его осмотрят, а в ответ на требование сдать оружие покорно положил на стол черный пистолет. В поместье Десятого Каваллоне ему нечего опасаться, да и в любом случае, бывший аркобалено всегда сможет за себя постоять. В самом крайнем случае он воспользуется услугами Леона - единственного существа, которому киллер доверял больше всего, хотя, как показала практика, в этом жестоком мире лучше никому не верить. Но, вопреки этому утверждению, итальянец ловил себя на мысли, что волей или неволей он возвращался к тем, с кем его связала переменчивая фортуна. К тем, кого холодный и нелюдимый Реборн не смог оставить за спиной в виде очередных временных союзников и информаторов, с кем был связан больше, чем нужно и хотелось бы. И добивающим здравый смысл фактором стало то, что эти двое были до ужаса похожи - характером, повадками и отношением к мафии. Правда, с Дино итальянец добился лучших результатов, чем с Савадой - у наследника Каваллоне просто не осталось иного выхода, как принять судьбу и стать главой семьи. Да и родительской любовью в той мере, как Тсуна, наделен не был. Может, это прозвучало бы жестоко, но лично Реборн считал, что Каваллоне повезло - Дино быстрее стал самостоятельным, а Саваде пришлось доказывать его значимость через крики и боль его Хранителей.
Занятый своими мыслями, Реборн не заметил, как добрался до кабинета. Один из охранников сунулся в дверь, оповестил находящегося там человека о прибытии киллера, развернулся к итальянцу и коротко кивнул. Аркобалено солнца кивнул в ответ и шагнул на порог. За спиной бесшумно захлопнулась дверь, отделяя двух итальянцев от внешнего мира.
Экс-аркобалено всмотрелся в высокую фигуру Каваллоне. Дино мало изменился за прошедшие годы, разве что осанка говорила о некотором величии, а лицо выражало крайнюю серьезность. Впрочем, увидев своего гостя, бывший ученик улыбнулся, на время выгоняя мрак из души, чем снискал ответную улыбку - киллер позволял ее себе только при нем и Саваде, хотя после последних событий вряд ли сын Йемитсу заслужит такого знака внимания. Но заниматься гаданием, что да как, Реборн не любил, а по сему, решил пока оставить поиски причин столь странного поведения своего второго воспитанника, решил сосредоточиться на настоящем.
- Хаос, Дино, - отозвался киллер в ответ на приветствие Каваллоне. - Я планировал вернуться еще неделю назад, да и сегодня хотел зайти к тебе раньше. Но обстоятельства сложились иначе.
О том, что он практически зря потерял время с Мукуро и Вайпером, Реборн говорить не стал. Во-первых, это повредил бы его авторитету, а во-вторых, все равно ничего стоящего, что можно было бы сообщить Дино, из их так называемой беседы все равно не вышло. Как не прискорбно, но в данном случае Реборн был менее всех осведомлен о событиях инаугурации, поэтому сейчас мог только слушать и принимать к сведению. В отличие от Вайпера, информация, предоставленная Каваллоне, будет более достоверной и без дополнительных намеков и подтекстов, характерных для хозяина Фантазмы.
- Что случилось на инаугурации? - без всяких предисловий начал Реборн. Он не любил пустых слов и не собирался отнимать у Дино время лишними разговорами. К тому же, дело шло к вечеру, и оставаться тут дольше положенных для визитеров часов будет весьма невежливо.

+2

5

Забирать у Реборна оружие было на самом деле бесполезно: нет у киллера пистолета, он в любую секунду сможет трансформировать Леона в любое подходящее вооружение, а отнимать хамелеона всё равно бы не вышло. Да и на самом деле бывший репетитор был одним из тех людей, кому Дино доверял. Если бы Реборну были так уж неугодны Каваллоне, он бы убил мальчишку уже давно и списал всё на "несчастный случай на тренировке". Можно, конечно, парировать, что всё меняется и планы людей - тем более, на что Дино может также легко парировать, что от этого утверждения до паранойи остаётся один только шаг, и делать его он не намерен. Были в жизни Каваллоне люди, не входившие в семью, но, тем не менее, заслужившие доверие Десятого. Их было мало, но тем ценнее становился каждый из них.
"Хаос", - мысленно повторил Дино, всё ещё не привыкший к новому голосу Реборна и восстановившейся у него способности чётко выговаривать все буквы. Сколько раз в своей жизни Каваллоне слышал детским голоском произнесённое "чаоссу?" И не счесть. Теперь же предстоит привыкнуть к новому Реборну, который уже успел подрасти и выглядел куда более солидно, чем во времени бытия младенцем.
- Я не знаю всех подробностей, - честно ответил Каваллоне, вспоминая события церемонии. - Официальная часть прошла, как и было запланировано. А под конец вечера оказалось, что вместо Бельфегора на инаугурацию явился совершенно посторонний мальчишка, который во время побега использовал... я не знаю, было ли это что-то вроде научной разработки, или это его природная способность, но у присутствующих обладателей Пламени появились побочные эффекты.
Дино несколько секунду помолчал, формулируя новую мысль. Юлить перед бывшим тренером было бессмысленно, да и не нужно. Каваллоне не знал, где всё это время носило его бывшего репетитора, но вряд ли он отдыхал где-то на островах и просто не хотел включать телефон, чтобы вникнуть в новые проблемы итальянской мафии. Реборн даже будучи малышом оставался лучшим киллером современности, неудивительно, что у него и сейчас много работы.
Главное, что он вернулся, пытается докопаться до истинного положения дел и, впоследствии, постарается помочь. Не будет прыгать вокруг и всего лишь изображать активную деятельность, а внесёт реальный вклад в нынешнее дело.
- Ты уже кого-нибудь из них видел? Из друзей Тсуны или варийцев... Одиннадцатых.
Осознать, что Скуало внезапно стал боссом Варии, оказалось сложнее, чем думал Дино. Несколько лет назад он сам говорил мечнику, что его место среди наёмников, что только в этой среде он сможет и чувствовать себя относительно свободным, и заниматься тем, что у него получается лучше всего. Тогда Каваллоне даже и не предполагал, куда подтолкнул друга.А теперь варийцы-таки стали частью Вонголы, из наёмных убийц перешли в Хранителей Одиннадцатого. Насколько им это было нужно, неизвестно, но что-то Каваллоне дикого восторга в глазах Скуало по этому поводу не видел.
- Они все изменились. Кто-то внешне, - Дино вспомнил малыша Луссурию и внезапно появившуюся в рядах Варии женщину, - у кого-то поменялся характер, пропала память... Эффектов много, что применили, непонятно. Поймать парня и защищавшего его официантку не получилось, насколько мне известно.
Странно, конечно, что на инаугурацию вообще удалось проникнуть посторонним, да и не просто пройти в рядах обслуживающего персонала, а нагло втесаться в ряды наёмных убийц, притвориться старшим офицером и в течение некоторого времени не вызывать ни у кого подозрений.
- Этот мальчишка... - задумчиво произнёс Дино. - Который притворился Бельфегором - он ведь был не просто под иллюзией, его видел я, с ним общался Скуало, и ни один из нас никого, кроме Потрошителя, не увидел.
И это с их устойчивостью к иллюзиям: Каваллоне до сих пор любопытно, как её у себя выработал Скуало. Как-то раз Дино спросил это у друга напрямую, на что тот зарделся, замахал руками и раскричался, что ничего особенного он не делал. Что бы Супербиа не сделал ради развития у себя такого навыка, воспоминания это у него оставило не самые лучшие.
- Маммон и Мукуро подтвердили, что его личина не была иллюзией, - они профессионалы, у кого уточнять, если не у этих двоих. - И это наталкивает на определённые размышления. Может, именно они стоят за заключением Тсуны?
Саваду было видно на всех камерах, как будто бы именно он пришёл к Энме и устроил там кровавое месиво. Но что, если чужую личину может принимать совершенно другой человек? Тсуна на месте Десятого не устраивал слишком многих, чтобы можно было исключать вариант сговора.
- Что ты собираешься делать?

+1

6

Экс-аркобалено продолжал стоять, не сводя с босса Каваллоне сосредоточенного взгляда, словно пытался, помимо услышанной информации, выяснить что-то еще, что не было возможности уловить в интонации или динамике голоса. То, что обычно удавалось только ему, проницательному во всех смыслах киллеру. Важно было узнать все до мельчайших деталей, в том числе невербальные жесты и скрываемое волнение или страх, которые порой скажут гораздо больше сухой информации и позволят дать свою оценку происходящему, чтобы в дальнейшем порассуждать за чашкой двойного эспрессо, насколько сложившаяся ситуация серьезна и неуправляема. Но Дино не дал ему той оценки - видимо, он и в самом деле изменился настолько, что изменения его души становилось прослеживать все труднее и труднее. Было видно, что босс Каваллоне держит ситуацию в своем клане под контролем, насколько это возможно, дабы избежать распространения паники по всему мафиозному миру. Нет, не так - скорее не дать повода другим семьям заметить брешь в мощном щите Вонголы, которую они могли бы использовать для своих целей, как бы цинично это не звучало. Все-таки, у прославленной семьи врагов было много, показав свою слабость лишь единожды, позже будь готов к постоянной слежке и поиска уязвимых мест для внезапной атаки.
События инаугурации, о которых рассказал Дино, могла шокировать кого угодно, и даже бывший репетитор крайне удивился услышанному, хоть и не показал этого. Он ожидал чего угодно -  пальбы, заговора, раскрытия, то, что обычно происходило в мире мафии довольно часто, но не то, что вызвало стойкие ассоциации с собственным перевоплощением в аркобалено. Те события остались за порогом прожитых лет и уже никогда не вернутся, да и киллер ни капли не возражал - нынешнее положение дел его вполне устраивало, а потеря сил аркобалено показала, что он и без них способен справиться на отлично.
Дино замолчал, словно то, что он собирался сказать дальше, было чем-то из ряда вон выходящим, что итальянец не сможет адекватно принять. Прошедший едва ли не все круги ада Реборн, напротив, жаждал услышать продолжение. "Побочные эффекты" - два слова, которые были способны пробудить истаявший интерес и заставить задуматься над тем, что могло последовать после этого.
Но следующие слова Каваллоне оказались совсем не тем, что итальянец хотел услышать. Они холодным лезвием скальпеля коснулись самых чувствительных струн души, пытаясь заставить скрывающую чувства пуленепробиваемую стену расколоться под своим натиском. Не то, чтобы экс-аркобалено так переживал за хранителей Савады, но имя Тсуны, проскользнувшее между строчками, заставило душу содрогнуться и снова вернуть репетитора к событиям того дня, когда Девятого нашли мертвым.
Киллер опустил голову, отчего края федоры опустились на глаза, скрывая их матовый блеск от Дино. Он поступал так всегда, когда был чем-то недоволен или предельно сосредоточен. Пусть Каваллоне думает о последнем - так будет лучше. Впрочем, может быть, бывший воспитанник тоже заметит изменение в настроении Реборна, и скрывать это от него не имеет смысла?
- Нет. Но на сегодня у меня запланирована встреча с боссом Скуало, - от последнего словосочетания киллера едва не передернуло, и дело было не в том, что он как-то по-особенному недружелюбно относился к Супербиа. Скорее, дело было в том, что мечник принял этот пост слишком рано, да и вообще в последнее время в Вонголе уж слишком часто менялся руководитель...
Последние слова Дино подтвердили догадку Реборна. Так вот что имел в виду Мукуро, говоря о препаратах, способных его успокоить! Видимо, в качестве его "побочных эффектов" в полной мере проявилась психическая нестабильность. Что же тогда случилось с остальными? Более того, если Каваллоне говорит, что мальчишка не был иллюзией, стоило в это поверить. Своему бывшему репетитору он точно бы врать не стал? Да и смысл, когда семья более всего нуждается в помощи?
А вот при упоминании Мукуро и Вайпера на лице Реборна скользнула тень недовольства. Опустись бы он до простой ненависти к этой парочке туманников, наверняка бы подтвердил слова Дино на все сто процентов - было бы гораздо удобнее, если бы эти двое на самом деле оказались виновниками всех неприятностей. Но киллер понимал, что голословных обвинений мало, и неприятный характер вовсе не является аргументом для подозрений. Ибо все туманники со своими странностями, неужели подозревать весь мафиозный мир из-за этой парочки?
- Это всего лишь слова, - холодно бросил киллер. - Бездоказательные слова. Если насчет Мукуро и есть какие-то подозрения, то Маммон слишком дорожит своим положением, чтобы так "палиться". Он ведь понимает, что в таком случае правда рано или поздно выплывет. А если так, то, узнав, в чем дело, Вария его тут же уволит. Если не убьет.
Он посмотрел на быстро темнеющее за окном небо. Ему хотелось бы сказать Дино, что ему наплевать на этого безалаберного Саваду и пусть сам разбирается в своих проблемах, мол, я даже не хранитель, но не мог. Тот факт, что Вонголу обвели вокруг пальца, и ни за что пострадал Девятый и Шимон, раздражал киллера и мотивировал к ответному ходу.
- Я начну свое расследование и соберу столько информации, сколько в моих силах. Нужно как можно скорее привести Вонголу к обычному состоянию, пока враги не начали охоту. Хотя, может быть, она уже началась.

+1

7

В мире должна оставаться какая-то константа: в данный момент этой постоянной величиной была организация семьи Каваллоне. Дино мог считаться лояльным Доном, но как держать своих людей под контролем, он знал, именно поэтому в их рядах не было паники и бессмысленной нервотрёпки. Да, проблем много: Шимон мертвы, Десятый Вонгола арестован, Девятый мёртв, в главной Семье Альянса слишком частая смена власти, но всё это совсем не повод рефлексировать.
Будь у Дино чуть больше амбиций, он бы сейчас воспользовался моментом, чтобы невзначай подсидеть Вонголу, сбросить её с лидирующего места в Альянсе и самому стать главой мафиозного сообщества. Только вот Каваллоне в этот заинтересован не был, ему вполне хватало того, что он уже имел, и рваться на абсолютные вершины он не стремился. К чему ему это? Бесконечные вендетты, распри, нападки... Состоять в Альянсе было выгодно, появлялась возможность реально влиять на происходящие события, на все решения сильных теневого мира, и быть в курсе большинства действий других кланов, но руководить всем этим? Избавьте Дино от такого сомнительного удовольствия, у него не настолько сильно развито чувство собственной важности, чтобы продвигаться ещё выше.
"Босс Скуало". Вария ведь изначально должна была достаться талантливейшему мечнику, но по многим причинам - на самом деле, по одной-единственной - отошла Занзасу. У судьбы неплохое чувство юмора: Скуало всегда хотел всего лишь развивать свой навык, а в итоге к тридцати годам получил вдобавок ещё и кучу ответственности за отряд убийц. Теперь уже официально.
А следующие слова Реборна Дино очень удивили.
- Что? - Каваллоне мысленно прокрутил в голове то, что сказал несколькими минутами назад, и в неопределённом жесте махнул рукой. - Нет, не иллюзионисты, а та парочка, "не-Бельфегор" с официанткой.
Мукуро и Маммон были теми ещё кадрами, но Дино сомневался, что они причастны к кровавой бойне в поместье Шимон. Реборн был прав насчёт варийца, тот никогда не стал бы действовать так явно, он вообще не любил лишний раз руки марать, а Рокудо... о нём и его мотивах известно мало, но насколько мог судить Каваллоне, он в дела мафии нарочно не совался. Так, промелькнёт на горизонте лёгким туманом, отвесит пару лестных слов окружающим и исчезнет.
Но холодный тон, которым Реборн произносил имена туманников, от Дино не укрылся. Каваллоне едва заметно улыбнулся, привычным жестом убирая одну руку в карман любимых штанов.
- Уже успел с ними пообщаться?
Дино с этими представителями атрибута Тумана общался нечасто: характер и отношение Мукуро к мафии к особому контакту не предрасполагали, а с Маммоном у Каваллоне получалось сотрудничать благодаря деловой хватке, характерной им обоим. Вариец умел чётко и быстро работать, другой вопрос, что не совершал ни одного лишнего телодвижения бесплатно. И если говорить откровенно, Дино такой подход полностью устраивал: Маммон не был человеком настроения, он относился к любому оплаченному заданию как к работе, которую нужно выполнить, а потому с ним было легко договориться. Не уговаривать, не ходить вокруг да около, а всего лишь обсудить сумму. Сделка, бизнес, и ничего более.
- Тут бы сначала людей к обычному состоянию привести, - вздохнул Дино, вспоминая последствия инаугурации. - Церемония окончилась, а поблочные эффекты остались, и ни у кого пока нет даже предположений о сроках их исчезновения.
А пройдут ли они вообще? Многие пострадавшие в результате применения незнакомой техники/способности искренне надеялись, что эффект окажется кратковременным. Дино задумчиво посмотрел на Реборна - интересно, сразу после трансформации из зрелого мужчины в малыша с пустышкой на шее он тоже уповал на то, что всё скоро вернётся к изначальному состоянию?
- Увидишь Скуало, сильно не смейся, я думаю, его это заденет.
Женщина-глава Варии... просвящённые, особенно старшие офицеры, нынешние Одиннадцатые, наверняка его (её?) в покое не оставили.
- Кстати, как Мукуро и Маммон? Они вели себя нормально и  выглядели как обычно?

+1

8

Напряжение в комнате заметно росло, хотя дело было не во взаимоотношениях бывшего репетитора со своим первым воспитанником. Сама ситуация, казалось, искрилась в воздухе подобно статическому электричеству, касалась своими острыми когтями находившихся в кабинете людей, тихим шепотом забираясь в голову и пытаясь создать там хаос и смятение. Но Реборн был устойчив к таким жизненным переменам, посему не обращал на это внимания. Но он не мог быть идеальным во всем, хотя всегда к этому стремился, с полной отдачей относясь к своему делу. И сейчас он сказал явную глупость, запутавшись в собственных теориях и догадках, вследствие чего случилось недопонимание. Наверное, столь частые визиты все еже мешают логическому восприятию данной ситуации. Впрочем, Реборн не назвал бы это ошибкой. В мире мафии предательство - вещь едва ли не ежедневная, поэтому умные мафиози стараются ни к кому не привязываться, объясняя это двумя вещами: чтобы близкими не могли манипулировать и чтобы палец не дрогнул на спусковом крючке.  А сейчас, в условиях такой напряженной ситуации в Вонголе удивляться вообще нечему. Но, как киллер сказал ранее, у них не было доказательств, поэтому теория о предательстве Мукуро и Вайпера, не найдя твердых фактов, ушла на самый дальний план с тем, чтобы не возвращаться.
Реборн опустил голову, чтобы скрыть застывшее на лице неловкое выражение, но после вопроса Дино поднял ее обратно. Судя по лицу босса Каваллоне, тот догадался о том, что аркобалено Солнца получил весьма сомнительное удовольствие перекинуться парочкой фраз с туманниками и приблизительно представил себе результат этой краткой беседы. Что ни говори, а Дино весьма быстро учится.
- Да, - отозвался киллер. - Но мало что понял из предоставленной Маммоном информации, поэтому и направился к тебе. Не стоит лишний раз напоминать о том, что Вайпер - далеко не самый легкий собеседник, да и то, что он работает на Варию, приводит к определенным стандартам общения с союзниками Вонголы.
Увы, как это не было парадоксально, вышедшая из стен Вонголы, Вария меньше всего старалась вмешиваться в ее дела, считая себя автономной организацией, которой вовсе необязательно подчиняться кому-либо. Называется -  скажите спасибо, что вообще помогаем. Кому, как не им быть первыми в списке подозреваемых? Но быть в списке - это вовсе не значит быть преступниками. Обычное дело, ничего более.
Слова Дино, подкрепленные акцентом при упоминании Скуало, окончательно подтвердили догадки Реборна. Пожалуй, только аркобалено не стали бы удивляться изменениям, с ними произошедшими, так как после проклятия уже явно не будет ничего из ряда вон выходящего. Только вот насколько все серьезно и каковы результаты побочных эффектов?
Реборн вспомнил встречу с Мукуро и Маммоном, стоявших посреди раскуроченной лаборатории Верде. Появление Реборна оторвало их от важного дела и явно не обрадовало. В частности, Вайпера - Мукуро, похоже, было до лампочки, с кем, где и как общаться. Чужая душа - потемки, как говорится...
-  Внешне они не изменились. Маммон ведет себя так же, а вот Мукуро... Он упоминал о седативных препаратах, из чего я могу сделать вывод, что его психическое состояние стало нестабильным.
Впрочем, он и в обычное время не отличался здравым рассудком.

Отредактировано Reborn (19.06.2018 20:01:04)

+2

9

После сумасшедшей херни на инаугурации спалось отвратительно. Понять, что действительно там произошло, получилось лишь со слов очевидцев – в какой-то момент собственный мозг перестал воспринимать объективную реальность как таковую. Вмешиваться в ситуацию после того, как душевно обсудил погоду с Гаммой Джильо Неро, в итоге оказавшимся коринфской колонной, казалось неразумным. Всё бы ничего, если бы искажение восприятия через галлюциногенную призму грозило только спаррингом с всё той же разговорчивой колонной, но с масштабами Гокудеры дело могло закончиться незапланированным демонтажом здания. Он не был уверен и в половине того, что видел вокруг себя – особенно его смущал огромный Энцио, появившийся с долей абсурда, достойной дурной комедии. Зверюга в итоге оказалась настоящей и, вкратце выслушав сводку событий, Хаято понял, что на сегодня впечатлений с него хватит – чтобы разобраться с мутным эффектом требовалось хотя бы перестать видеть на стенах сон Сальвадора Дали.
Гокудера возблагодарил собственную паранойю и перманентную задолбанность, благодаря которым в карманах завалялись лекарства, закинулся нейролептиками – в теории должно было хоть немного помочь – и упал лицом в подушку. Когда, казалось, отпустило, и он только собрался самым безобразным образом закурить в постели, дрёму оборвал женский голос.
- По статистике, четверть всех пожаров в мире происходит из-за не затушенных сигарет, - от знакомого звучания захотелось провалиться прямиком на пятый круг, - Ты же обещал бросить.
Ни хрена я тебе не обещал.
Она ничего не спрашивала, ни в чём не обвиняла, и всё было так, словно ничего не происходило. Лекция о вреде курения, с примерами и статистикой продолжалась, пока Хаято искал в себе силы обернуться. На ней был пиджак, весь искрящийся переливающимися пайетками, на голове шипастые гогглы с фиолетовыми стёклами – он сам их и подарил в прошлом году, сказав, что так она наверняка увидит свою родную планету. И наконец-таки нахрен свалит к своим родственничкам с Магелланова облака, любого из двух. Шутка про инопланетное происхождение почему-то не приелась и за семь прошедших лет.
Шитоппи улыбалась, а её щека тлела и обугливалась как тонкая сигаретная бумага. 
Смотреть на то, как с черневших губ срывались слова, Хаято заставить себя не смог и вернулся к созерцанию подушки, но спрятаться от слов было некуда – порождение собственного разума не заткнёшь ни одной из симфоний старины Франца Йозефа. Когда начало казаться, что поможет только медикаментозный наркоз, положение спасла Ури. Хаято не знал, действует ли на коробочных животных эта мистическая муть, но кошка не демонстрировала признаков беспокойства, вполне мирно замурчала и даже без выкрутасов улеглась рядом на подушке. Он даже не стал отплёвываться, когда животина принялась вылизывать его щеку, и так и уснул, уткнувшись лицом в кошачий бок.

Когда Гокудера наконец продрал глаза, уже вечерело. Ури игралась с хвостом прикроватного бра и в комнате, вроде бы, никого не было. То ли эффект испарялся, то ли помогали таблетки, но отрастившее сотню маленьких ножек, словно пратчеттовский Сундук, мыло он ещё способен был вынести. Чего нельзя было сказать о перспективе повторения сегодняшней ночи – если уставшему разуму начнут приходить видения в облике Дечимо, Гокудера, с его неискоренённой ещё подростковой склонностью к самоистязанию, сожрёт себя сам. Как бы ни хотелось разобраться во всём самостоятельно, пора было обратиться за помощью. В какой-то момент, с возрастом, к нему пришло осознание, что от этого не умрёт ни он сам, ни его эго.
Садиться за руль Хаято не рискнул и старался в принципе передвигаться медленнее, чем обычно, не желая впечататься мордой в незамеченную стену. В этот раз его пропустили практически без проволочек – кажется, парень на воротах был всё тот же и ограничился стандартной процедурой проверки. Не пришлось даже вытряхивать припрятанные в кармашках и за подкладкой хлопушки, хотя Гокудера сомневался, что его хмурая, помятая рожа могла вызвать у кого-то доверие. Он, безусловно, мало-мальски привёл себя в порядок перед визитом, но в итоге казалось, что усилия, потраченные на разглаживание рубашки и избавление от кошачьей шерсти нивелируют его жутко расширенные зрачки. Долбанные нейролептики.
Внутри ему повезло наткнуться на Ромарио и справиться, где можно найти его Дона. Вот нормальный мужик Ромарио, но, памятуя прошлое, от его экстремальных методов лечения Гокудера старался держаться подальше и делиться подробностями последствий посещения церемонии не стал. Со слов консильери выяснилось, что Каваллоне занят беседой со всё-таки объявившимся Реборном. По поводу местонахождения киллера Хаято несколько дней назад созванивался с Бьянки, но ничего ценного узнать не смог – то ли сестра действительно не знала, то ли предпочитала держать информацию при себе. Выяснять не хотелось – он предпочитал в принципе никогда не думать о природе её взаимоотношений с Реборном.
Ромарио довёл его до кабинета, заглянул внутрь и, с достойным уважения дипломатизмом сообщил, что, мол, Гокудера Хаято просит о встрече. Хаято формулировку оценил – ему-то больше казалось, что на Ромарио он налетел с энтузиазмом вздорной итальянской леди, которой на рынке подсунули гнилой помидор. И всё же без предупреждения прерывать разговор Дона с его бывшим репетитором не хотелось – методы воспитания Реборна ещё давно вполне наглядно закрепили в мозгу Десятого поколения, что без спроса лезть в дела бывшего Аркобалено не стоит.

+2

10

Если следовать логике Реборна, то Дино - очень не умный мафиози. Да, другим сильным теневого мира Италии больше свойственна отстранённость от своих людей, показушная невозмутимость и беспристрастность, так Доны мафии стараются оберегать тех, кто им дорог, Дино же со своими принципами и искренней привязанностью, а что ещё опаснее, доверием к каждому человеку из своей семьи, был словно белой вороной. Каваллоне по собственному опыту знал, что у каждого Дона есть дорогой человек, а то и несколько людей: жёны, любовницы, дети, родственники, у каждого есть своё слабое место. Дино не видел смысла абстрагироваться от своего клана, от оказавших ему в нужный момент поддержку людей, не хотел делать вид, что их судьбы его не волнуют. Ему самому, в конце концов, мафия была не нужна, он взял в свои руки бразды правления ради других, пренебрёг своими собственными интересами и детскими убеждениями.
Люди хотят знать его так называемое слабое место? Пожалуйста, Дино фактически выставляет свою привязанность к каждому человеку в клане напоказ. А заодно открыто демонстрирует, что за своих людей готов разорвать любого, нелепым жеребёнком он был пятнадцать лет назад, с тех пор многое изменилось. Судя по тому, как опасливо смотрят на его семью, окружающие эти изменения в личности Каваллоне уловили, и на лишние неприятности напрашиваться не стремились. Дино, в конце концов, легко устроит любому недоброжелателю неисчисляемое количество проблем.
-Теперь Маммон совмещает должность в Варии с ролью Хранителя Одиннадцатого, - напомнил Реборну Каваллоне.
Скуало предстоит просто адский труд: он получил в свои плавнички Варию, став официальным главой отряда, а условия ему оставили не лучшие. Занзас не мог просто взять и перетасовать кадры, забрав на места своих Хранителей всех старших офицеров и тем самым оставив Варию без значимого состава, а потому временно всем приходилось совмещать обе должности. Как они будут успевать? Кто знает. Но замену себе найти придётся, и быстро.
- Когда я последний раз видел Мукуро, у него было что-то вроде припадка, - Дино кивнул головой. "Седативные препараты", - логично, чем ещё можно угомонить буйного иллюзиониста? - Возможно, так проявляется действие того, что применили против нас всех на Инаугурации.
И у Каваллоне совершенно нет объяснений тому, что он остался прежним. Маммон, возможно, тоже, хотя, если бы изменения касались его внешнего облика, любимый иллюзионистом плащ скрыл бы их от чужих взглядом. В итоге самыми неприятными остались для пострадавших мафиози те трансформации, что произошли с их характерами: можно постараться скрыть смену внешности, но утаивать от окружающих вспышки гнева, паранойи и галлюцинаций слишком сложно. Седативные препараты могли в этом помочь, но не использовать же их постоянно, верно? "Знать бы, сколько всё это продлится".
Впрочем, тот же Скуало наверняка не согласился бы, узнав мнение своего друга о преимущество вешних изменений над внутренними. Капитанше Варии предстоит пережить много неприятных минут - Дино ему (ей?) искренне сочувствовал, а вот помочь ничем не мог. Он пока даже не знал, какую стратегию поведения выберет Скуало, будет ли он пытаться скрыть свой новый пол с помощью иллюзий, или наплюёт на всё и, гордо тряхнув волосами, будет свыкаться с новым телом? Каваллоне даже не мог предположить, что бы делал на месте друга, и искренне, но без злорадства радовался тому, что его действие неведомой ерунды не коснулось.
Остальным повезло меньше. Как, например, Гокудере, о появлении которого в поместье только что доложил Ромарио. Дино против присутствия бывшего советника Тсуны не возражал, с Десятыми он старался сохранить нормальные отношения, не тыкая их лишний раз тем, что они плохо смотрели за своим Доном, как это делал Занзас и иже с ним. Савада, на взгляд Дино, был большим мальчиком, не обязаны были его Хранители следовать за ним по пятам, напоминая сталкеров.
- Гокудера, - в качестве приветствия кивнул мужчине Каваллоне. - Заходи.
Выглядел Хаято неважно, но раз пришёл, значит, ему было что сказать. Дино не хотел лишний раз на него давить, обсуждая его помятый внешний вид или спрашивать, как тот со всем справляется - и так ясно, что чувствует бывший консильери Десятого себя чуть хуже, чем хреново.

+2

11

Аркобалено бросил на бывшего ученика внимательный взгляд. Он не мог не признать, что упустил из виду такое важную деталь, как ту, что Вайпер (или Маммон), к его великому сожалению, получил повышение. Но, с другой стороны, это ли не был повод порадоваться тому, что на туманника навалилось вдвое больше работы, а большее количество денег за нее он вряд ли получит. Впрочем, увлекаться беззвучной местью и холодной войной в нынешней ситуации все же не следует - минутная радость не стоит  того, чтобы ради нее забывать обо всем остальном. Дальнейшие слова Дино успокоили Реборна - выходит, Каваллоне уже в курсе и внезапным сюрпризом необычное поведение Мукуро при встрече для него не станет. И все же, в этой странной ситуации на инаугурации было еще много белых пятен, но, похоже, многого узнать все равно не получится, разве если только недостающие части мозаики не сможет найти Скуало, на чьи плечи сейчас легла должность босса Вонголы, хотя разговорить его будет весьма трудно, особенно если светловолосый мечник будет не в настроении (а не в настроении он бывал практически все время). Иногда Реборн все же жалел, что официально не принадлежал ни к одной организации, за которую можно было бы так сказать спрятаться, хоть это слово аркобалено не нравилось. В том смысле, что официальные документы и печати могли хотя бы относительно спасти киллера от гнева Дождя Варии и придать встрече более официальный вид. Но, как говорится, чего нет, того нет. Придется обходиться тем, что есть.
Размышления Реборна прервало появление Ромарио, доложившим о прибытии Гокудеры. Для бывшего аркобалено эта новость стала неожиданной - он не думал, что Дино может позвать кого-то еще, но все же недостаточной, чтобы быть этим недовольным. Возможно, взрывной Хранитель Урагана поможет пролить свет на события церемонии и задержания Савады, хотя кому, как не Реборну, было знать о том, какие взаимоотношения связывали Гокудеру и Тсуну, и что для Гокудеры значит вся эта свистопляска. Если бы не здравый смысл, к которому вовремя воззвал Хаято, все могло бы закончиться очень некрасиво. Впрочем, сохранять рассудок в подобной ситуации было сложно едва ли не каждому мафиози. Да и как это сделать, если на твоего Дона сыпятся обвинения, а потом, не получив доказательств его невиновности, его сажают в самую жуткую тюрьму на свете. Образ Вендикарте у Реборна всегда ассоциировался с Бермудой, что само по себе вызывала потаенную злобу и воспоминания того испытания.
Вскоре в комнате появился и сам Гокудера. Реборн повернулся в его сторону и снял федору, отчего с таким трудом упрятанные под них неприлично торчащие черные, как смоль, волосы резко выпрямились.
- Хаос, Гокудера Хаято.
Больше он ничего не стал говорить, дожидаясь, когда к нему снова обратятся. Реборн знал, когда ему стоит вмешаться, и никогда не тратил слов напрасно, прерывая чужие разговоры. Особенно тех, кто по званию был его выше. А в данную минуту Дино был главой этого диалога. Да и причина была еще в том, что у Хранителя Урагана было явно препаршивейшее настроение, а это значит, что разговор может не удаться с самого начала.

+2

12

Я бы предпочёл выразиться – пиздец, невпопад подумал Гокудера, хотя обычное приветствие киллера к описанию ситуации вовсе не относилось. И вслух сказал:
- Рад Вас видеть, - радости в его голосе было с натяжкой. Не в его праве интересоваться, чем занимался всё прошедшее время Реборн – тот ему всё равно не ответит, да и какая, в самом деле, разница. Он десятому поколению давно не нянька, но Гокудера всё равно злился. Впрочем, дело было отнюдь не в Реборне, это лишь повод, – больше в том, что, оказывалось, мир не разваливался на части в отсутствие Десятого Вонголы, что потерять собственное Небо – это их, Хранителей, личная трагедия и не более того. Да и то, выходило, недостаточная, чтобы хотя бы попытаться исправить всё вместе, как полагалось. Дерьмовое это было ощущение.
Вопросов к Реборну у Гокудеры было предостаточно, но момент для обсуждения был явно неподходящий, раз уж он пришёл к хозяину дома, а обсудить всё интересующее ещё успеется. Если, конечно, киллер посвятит его в свои соображения. Он в принципе не уверен, что в глазах Реборна стал чем-то большим, чем «никчёмный Хаято», но в какой-то момент это просто перестало иметь особенное значение. Гокудера воспринимал это как попытку самосознания мыслить собственными категориями и винить себя не мог – почтения в нём не убавилось, но и жить с оглядкой на кого-то он тоже не хотел.
Вести разговоры, когда мозг и воображение пускаются во все тяжкие, было не слишком приятно, но пялиться в стену было бы по-идиотски, и в итоге Гокудера смотрел, как по лицу Дино медленно блуждает его же собственный нос. Зрелище было малоаппетитное, но неопасное – он куда больше опасался тех видений, которых не мог отличить от реальности. По хорошему, нужно было бы обратиться к знающему иллюзионисту – чёртовы фокусники неплохо разбирались в разнице между реальным и нереальным. Но в итоге выходило, что и пойти-то не к кому. Он ещё не дошёл до той степени отчаяния, когда можно было бы поговорить с Мукуро, на консультацию Маммона у него не хватит денег, даже если ему внезапно свалится на голову папашино наследство. О Хром он предпочитал не думать, хотя ещё несколько недель назад позвонил бы ей сразу – это было всё туда же, к дерьмовым ощущениям.
- Нужна помощь, - коротким кивком изображая просьбу, сказал он. – Я не совсем понял, что за херня случилась на инаугурации и хочу выяснить. - Лексикон фильтровать он так и не научился, по большей части потому, что в гробу видал все эти расшаркивания. Нечего тратить время и Дона, и своё собственное. Неразрешимые мистические загадки – это как раз в его вкусе, но для того, чтобы что-то прояснить, нужна хотя бы минимальная внятная выборка по произошедшему. Привыкший начинать решение проблем с систематизации Гокудера прекрасно знал, что ответ зачастую кроется в вопросе, и если разложить всё по полочкам, можно найти если не решение, то подсказку. На его взгляд, предложение было вполне честное – едва ли это такие уж секретные сведения в принципе, да и проблема всё-таки общая.
– Могу попробовать разобраться в природе эффекта, если у вас есть какие-нибудь данные по пострадавшим. Списки, результаты медицинского осмотра, что угодно. Если сопоставить, может что-то и выйдет, - он, в конце концов, тоже кое-что из происходящего видел. Неплохо теперь было бы понять, что из этого действительно существовало, и тут без мнения со стороны не обойтись. Изрядным подспорьем могла бы быть возможность разделить мыслительный процесс на двоих, но лучший из сицилийских мозгов, не обременённый, впрочем, излишним разумом, некстати вляпался в какое-то эпическое дерьмо и отсутствовал.
- Я свихнусь, если буду сидеть без дела, - собственный голос прозвучал зло и до противного несчастно. 
Галлюцинации вновь начали дразниться – если, конечно, Реборн  и в самом деле не решил сменить федору на жизнерадостное расписное сомбреро с, о Мадонна, колокольцами по полям.

+2

13

Выскажи Реборн свои опасения насчёт Скуало вслух, и Дино тут же громко и искренне рассмеялся бы. Скуало было не важно, на кого работал стоящий перед ним человек, он разговаривал не с бумагами и документами, что ему приносили, а именно с людьми. На Реборна же, говоря откровенно, что Каваллоне, что Вария-Вонгола возлагали некоторые надежды, так что едва ли хоть кто-то из этих Семей откажется разговаривать с бывшим Аркобалено. Увы, знал владелец жёлтой соски немного, фактически ничего, но все помнили, как изящно у него всегда получалось добывать информацию. Это не значит, что весь мир падал на плечи Реборна, а он на манер древнегреческого Атласа должен был удерживать Землю, но свою роль мужчина ещё сыграет. Если будет заинтересован: что-то больно демонстративно он показывает свою самостоятельность и независимость от всех мафиозных структур.
Пока же Дино всё своё внимание уделил Гокудере, который пристальным изучающим взглядом смотрел на Каваллоне, словно наблюдал за чем-то на его лице. И всё-таки Хаято изменился - Дино помнил того мальчишку, который на всех рычал, ворчал и упорно пытался решать все проблемы самостоятельно, не прибегая к чужой помощи. Сейчас же он, не понимая произошедшего на Инаугурации, пришёл за помощью сразу, забавно, что заявился он к Каваллоне, а не к там мило предложившему бывшим Десятым руку помощи Занзасу. Дино был в курсе разговора Одиннадцатого с бывшими Хранителями, и знал о прямо высказанном предупреждении "не доверять никому, кроме самого Занзаса и Скуало". С одной стороны, эти слова имели смысл и Каваллоне, как взрослый и опытный в мафиозных делах человек, мог уловить своего рода логику Вонголы. Каваллоне - это самостоятельная Семья, со своими целями и интересами, и несмотря на свой внешний пацифизм и дипломатичность, они умеют действовать жёстко, что каждый раз становится неожиданностью для противника. 
Мотивы Занзаса Дино понять мог, но одобрить - нет. У Вонголы сейчас не так много союзников, которым можно доверять, а что делает Одиннадцатый? Правильно: лишает себя последнего. Пускай Занзас сказал о сомнительном доверии не лично Дино, но раз уж это было произнесено, Каваллоне это учтёт, когда будет решать, менять ли ему политику Семьи. Да, он обещал Десятым помощь в расследовании дела Тсуны, и своё слово он сдержит. Что же касается Занзаса... у них ещё будет возможность поговорить.
- Как раз говорил Реборну об этом, - пожал плечами Дино. - Нам самим мало что удалось узнать, у нас одни предположения, слишком мало конкретики. Мы не знаем, был ли у сбежавшего парня артефакт, который он успел активировать, или это его личная способность, и не знаем, по какому принципу были выбраны те, на ком эффект сказался.
Каваллоне немного помолчал, вспоминая события последних дней.
- Из того, что известно мне - побочные эффекты появились у многих людей, владельцев Пламени, эффекты разные, у некоторых совпали, но типы Пламени пострадавших отличались. Кого-то действие не коснулось вообще, всех мы успеть не проверили, но из тех, с кем я успел пообщаться - ничего не изменилось у меня, Бькурана и, - "внезапно", - Маммона.
Истерики, изменения внешности, амнезии, депрессии - разброс эффектов большой, и Гокудера верно говорит, это всё нужно попробовать систематизировать.
- Что, кстати, у тебя?
Выглядел Хаято плохо, помято и растерянно, и, кажется, теперь это было связано не только с трагедией с Шимон и арестом Тсуны.
- Хотелось бы верить, что эффекты скоро спадут, - Дино вздохнул. Пусть у него самого ничего в жизни не изменилось, но пострадали в том числе и некоторые его подчинённые. Держать людей под седативными долгое время было как-то... неправильно? Наверное, так, но пока у Каваллоне просто не было выбора. Учитывая появившуюся у некоторых агрессивность, а то, ещё хуже, склонность к суициду, Дино не готов был рисковать. Вария может проводить над Мукуро какие.угодно эксперименты, давать ему сколь угодно сильные препараты,  - Маммон заходил за лекарствами, долго и дотошно всё о них выяснял, видимо, опасаясь побочного воздействия на мозг иллюзиониста - но Дино лучше приложит все усилия для того, чтобы обратить все эффекты. - Списки по своим людям я тебе предоставлю, но далеко не все Семьи согласятся раскрыть вам свои слабые места.

+2

14

Реборн уловил в ответных словах Гокудеры едва заметные нотки нездорового раздражения и понял, что не ошибся в своих догадках. Конечно, другой человек со стороны наверняка бы с уверенностью ответил, что подобное состояние для Урагана - обычное дело, но киллер бы с этим не согласился. Обычно правая рука Десятого злился только в том случае, если что-то угрожало его боссу, будь то безобидное замечание Ямамото Такеши, который блондину надоедал до зубовного скрежета, или же попытки недругов Вонголы избавиться от Савады. Но было что-то еще, помимо раздражительного тона - во взгляде Гокудеры скользило не видимая обычному глазу тревога, но спросить его об этом Реборн не мог. Конечно, аркобалено редко ошибался, и вполне возможно, что и сейчас окажется прав, но все же не стоит лезть на рожон - и без того ситуация напряженнее некуда. Если будет нужно, Хаято сам все расскажет. Если же нет - что ж, и в этом есть плюсы. Если это ослабляет Темпесту, лучше будет, если об этом никто не будет знать - ни друзья, ни враги. Ибо не зря же говорится - меньше знаешь - крепче спишь, а в мире мафии крепкого сна себе не мог позволить никто и никогда. Пусть хотя бы на одну проблему будет меньше.
Дино повторил то же, что и несколько минут назад говорил своему бывшему репетитору. Реборну оставалось только надеяться, что предстоящая встреча со Скуало даст ответы хотя бы на часть вопросов, но, как говорится, рассчитывать только на это неразумно, и в одном Гокудера прав - нужно искать другие пути решения проблемы и устранения последствий странных аномалий, полученных на инаугурации.
Видимо, у Каваллоне было иное мнение насчет феномена Гокудеры, потому что Десятый тут же задал подобный вопрос Хранителю Урагана. Киллер даже не поднял головы, хотя на самом деле ему было интересно услышать ответ Хаято - в голове постепенно выстраивалась логическая цепочка, пытающаяся связать все эффекты воедино и определить источник или общую черту, характерную для всех. Тем более, персонально к нему пока никто не обращался, а значит, можно и пораскинуть мозгами. Леон мирно дремал на плече, всем своим видом показывая, что он собирается участвовать в дебатах в самом распоследнем случае, и, к чести признаться, аркобалено ему немного завидовал. Он уже давно забыл об отдыхе и, судя по последним событиям, его ему не видать еще столько же.
Новая информация весьма заинтересовала Реборна. Он и представить себе не мог, чем все обернется в итоге. Значит, кого-то миновала чаша сия, уже легче. Но то, что Вайпер уже не попал под действие, вызывало ответную мысль, что аркобалено спасла специфика их происхождения, неподвластная более серьезному феномену, поразивших остальных. А что касается Дино и Бьякурана, тут объяснение было очень даже простым - как и в случае с аркобалено, Хранители Неба всегда отличались от остальных.
- Я согласен с Дино, - отозвался киллер, посмотрев на Гокудеру - не прямо в глаза, скорее, поверх его головы, хотя это было весьма затруднительно - даже в своем нынешнем облике аркобалено едва доставал Хранителю Урагана до груди. - Будет весьма сложно объяснить другим важность их информации. И что-то мне подсказывает, что не все сейчас готовы идти навстречу, справедливо считая, что, кроме себя, никому доверять не стоит.

+1

15

Глюки на время диалога Каваллоне и Реборна с бывшим Десятым Хранителем Урагана приобретали всё более крутые обороты. Скользнув слегка потерянным взглядом по умолкшему Дино, Гокудера отчётливо увидел картину вагона метро в поле и бодро "скачущего" по нему блондина в дальние дали. Стрёмная картина, которую пепельноволосый хотел бы развидеть поскорее, поэтому отвёл взгляд куда-то в никуда и практически беззвучно сглотнул, попутно стараясь отвлечься от отборной солянки в голове перевариванием слов Дино и Реборна, сказанных ему в ответ.
"Чёрт бы подрал этот артефакт-херефакт, или что там вообще это было, похрен. Практически не могу из-за этой хрени нормально думать. Так. Не пойдёт. Надо собраться и поскорее решить эту задачу. Ответ кроется где-то рядом и он может помочь избавиться от этих долбанных эффектов. Круче чем у всяких там иллюзионистов, тц."
Подумал Гокудера и тихо фыркнул, после чего начал сформировывать в мыслях ответ на сказанное присутствующими в помещении.
- Как я и думал. Безусловно, нужно больше информации, но сейчас можно уже предположить одно.
На пару минут парень замолчал и засунул руку в карман штанов, начиная перебирать находящуюся там пачку сигарет пальцами, генерируя в мозгах теории и вероятности, сходящиеся в один странный факт. А может и очевидный.
"Да. Судя по всему сказанному, это просто очевидно даже для младенца."
- Если исходить из сказанного тобой, Мустанг, то можно сделать вывод, что эффекты не коснулись людей с пламенем Неба и, судя по всему, иллюзионистов тоже. В случае с последними, даже удивление не вызывает, но вот с обладателями пламени Неба вывод ещё не точен. Хотя...Мукуро. У него ведь тоже сдвиг по фазе случился. Хм. Было бы неплохо разузнать о самочувствии других с тем же пламенем, если таковые ещё присутствовали. Всё слишком запутанно. Если так подумать, то Маммон - аркобалено. Может из-за этого он не поддался действию эффектов...
Парень на секунду перевёл взгляд на Коня и с каким-то даже облегчением вдохнул. Галлюцинация пропала, но надолго ли? И на том спасибо, однако. На вопрос босса Каваллоне о своём состоянии Гокудера многозначительно промолчал. Говорить даже тошно было о том, что перед глазами сейчас Реборн чуть ли макарену не оттанцовывал, а Дино и подавно стоял с блондинистыми кудряшками в розовом платьице, аки светская барышня. Жуть, короче.
"Скорее с этой хёрью кончать надо. Задрало перед глазами дрянь всякую показывать. Сплошной блядский фильм ужасов и отборная комедия в одном лице."
Смешно настолько, что плакать хочется. Задумчиво поджав губу и прикрыв глаза, в которых можно было увидеть пляшущие "нотки" злости на всё это, он медленно вскинул одну бровь и выслушал последующую фразу Дино.
"Не все готовы? Да чёрт возьми, они просто идиоты, раз не хотят даже себе и своим людям помочь. Тц, как же раздражает."
Будь его воля, Хаято бы сейчас закурил, но вот права на это у него нет. Всё же, это не его кабинет и даже не поместье Вонголы, где Вонгола Джудайме закрывал на это глаза.
- Как бы то не было, нужно донести до них важность происходящего. Иначе, никому помочь не получится и мы не знаем точно, пропадут ли эти идиотские эффекты вообще. Тем более, мы не знаем, что ждать после них. Последствия могут быть различными, а для кого-то может и летальными, тц. Ничего точного в этой дрянной ситуации нет вообще и я бы ожидал самого худшего. Если не сейчас, то в ближайшее время. Так что, это в их же интересах пойти на компромисс и контакт, если они хотят вытащить свои туши из этого дерьма.
Да, блондин заметно злился, но не сколько на другие семьи, сколько на всю ситуацию в общем, возможно даже на самого себя, потому что он ничего не мог сделать ни с арестом своего босса, ни здесь. Он был бесполезен, ровно как и большинство других. Слегка сжав пачку в кулак, Хаято стиснул зубы, когда перед глазами вновь начали рисоваться чудные картины Дино и Реборна, если последнего ловил взглядом.
Гокудеру не на шутку злило это дерьмовое ощущение, что ими играют как с куколками. Затейник этого дерьмеца явно кривозадый режиссёр и напал не на тех "актёров". С мафией шутки плохи, а особенно с крупными семьями. Какой баран вообще подписал себе смертный приговор?
"Тц. Точно какой-нибудь психопат долбанутый всё это устроил.  Когда мафия со всем этим разберётся, если будет какая-то ниточка, ведущая к виновнику сия "торжества", то он ещё не знает, какой п*здец его ждёт. "

+2


Вы здесь » KHR! Dark Matter » Основной сюжет » 21.08.2015 | В нашей гавани паника


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC