KHR! Dark Matter

Объявление

Приветствуем на проекте KHR! Dark Matter



Рейтинг игры: 18+
Система игры: эпизоды
Мастеринг: смешанный
Время в игре: 08/2015



Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru



• На форум принимаются неканоны. Очень ждем Боссов Семей Альянса




• Приближается самый яркий и долгожданный праздник года! Ждём его, наслаждаясь дизайном нашего замечательного Хаято Гокудеры! Поскольку многие оказались в плену проблем и водовороте работы, то течение декабря не будет наказания за просрочку постов. Счастья, тепла и новых впечатлений!




•В игру нужны: Бельфегор, представители Семьи Ферро, Хибари Кёя, Луссурия, аркобалено
•"Но, как ни странно, удары, которые вряд ли понравились бы кому-нибудь другому, действительно сделали свое дело - Ямамото очнулся. Словно вынырнул из ледяного океана, в котором несколько минут назад тонул. " [читать эпизод]

•"Бабы, виски, дорогие сигареты… да как вообще с таким набором можно до 30 дотянуть? Почему печенка до сих пор не отвалилась? Или брешут, или же это все чертов пафос." [читать эпизод]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR! Dark Matter » Основной сюжет » 22.08. 2015 | Не верь глазам своим


22.08. 2015 | Не верь глазам своим

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Время и место
23:00
Штаб-квартира Варии. Комната в офицерском крыле,  отведенная Ямамото Такеши. Со всеми удобствами, просторная и светлая, в стиле ампир, но расположенная в самом непосещаемом крыле замка.
Дождь начался с полчаса назад, набирая силу и словно не собирая прекращаться.
2. Участники
Скуало Супербиа
Ямамото Такеши
3. Краткий сюжет
Хаос в душах, сомнения в сердце и полная неразбериха в умах... Но нужно двигаться вперед, нужно сражаться, нужно действовать. Очередного важного разговора двум вонгольским мечникам не избежать, особенно сейчас, когда все висит на волоске. Совпадут ли на этот раз цели Ямамото и Скуало?

+1

2

За окнами лил дождь. Стремительный, резкий, дробящий по гравийным дорожкам и газонам, скапливаясь в  лужи возле выстриженных кустов и деревьев, обрушиваясь вниз неумолимо, как наказание свыше. Скуало всегда любил такую погоду, чувствуя себя особо живым во время дождя, а сейчас он как нельзя кстати совпадал с его собственным настроем.
Очищающий и Умиротворяющий Дождь...
Его сущность.
Но как бы хотелось смыть тот камень с сердца, что давил тяжелым грузом,  всю грязь, что осела на душе мутным осадком.
Супербиа не спешил навестить Такеши в этм муторные, невыносимо тяжелые и нервные сутки.  Последние дни после того непонятного превращения, произошедшего на Инаугурации,  которое не пощадило никого из носителей Пламени, Второй Император мечей не особо часто заходил к своему ученику, иногда отчитываясь о ходе расследования или же заставляя тренироваться до изнеможения, не забывая при этaом орать и сыпать колючими замечаниями.
То есть быть, как всегда.
Он прекрасно понимал, что измененное тело обладает совершенно другими параметрами и характеристиками, чем прежнее, поэтому обучение должно быть, хоть не с нуля, но все равно интенсивеым. Супербиа справедливо считал, что за пределами Варии Такеши или вляпается в какую-то ситуацию и своим поведением доставит проблем Вонголе, или же того тупо пристрелят, как нового Одиннадцатого. Такого позволить было нельзя. Так что понимал тот или не понимал, в чем заключалась суть свалившихся пробоем с его трансформацией, но все равно решал все за него. Так, как мог. Не собираясь особо ничего обьяснять. Пусть его ученику и уже за 20, для него все равно тот оставался неразумным ребенком.
К тому же Скуало, который прекрасно знал и Занзаса, и Такеши, обычно мог считать по их выражению внутренний настрой без особых проблем. А сейчас у него наступал ступор, когда он видел, как лицо Ямамото, всегда, в качестве щита использующее широкую добрую улыбку, становилось невероятно серьезным и жестким, а его брови хмурились. Не менее странное чувство поселялось в его душе, когда он видел, как выражение на лице Занзаса становилось рассеянно-добродушным.
Бесило.
Вызывало желание врезать кому-то по морде.
Орать, что-то разбить.
Устроить конец света.
Собственная проблема с телом на этом фоне просто терялась. Подумаешь, что-то где-то не там выросло... Пусть бинты не лучший вариант, но отношение к груди, как к распухшей коленке, в принципе, вполне спасало. Упорные тренировки позволили почувствовать себя увереннее и спокойнее. Пластика была не та, аэродинамика тоже, но какой-то баланс был найден, и это немного успокаиваивало. Пламя было при нем, как и его верная Акула. Так что списывать его со счетов было рано.
Не дождетесь.
Супербиа, чувствуя, что сегодняшний вечер может доконать не только его расшатанные нервы, для начала зашел в свою комнату и выпил таблетки, постояв немного и собравшись с духом, он пошел в комнату, отведенную Такеши. Стучаться, само собой, он не стал, но и не открыл дверь пинком, как иногда делал. Просто вошел и остановился в центре комнаты. Горела только лампа на прикроватной тумбочке. Этого освещения было вполне достаточно, чтобы разговор был комфортнее.
- Вроооой... Не включай свет, - здороваться или же извиняться он не собирался, да и Ямамото после стольких лет общения не мог такого от него ждать, - Есть разговор.
Скуало устроился в одном из кресел, нервно пробаранив пальцами живой руки по подлокотнику и дожидаясь реакции пацана.

+1

3

Вопреки стереотипам, негласно сложившимся среди обладателей ярко-голубого Пламени, барабанящие по стеклу почти половину дня и весь вечер капли дождя не нравились Такеши, расположившемуся на широкой кровати, у самого окна. Ямамото смотрел на сплошную стену дождя, почти загораживающую от него красоту природы и без того скрытые пеленой наступающей ночи, положив подбородок на сцепленные в замок пальцы, словно холодные капли, безжалостно поливающие землю, могли ответить хотя бы на один из многочисленных вопросов, роившихся в голове и натыкающихся друг на друга. С момента последнего взаимодействия с членами мафии прошло каких-то два дня, а Такеши казалось, что он находится в таком состоянии уже не один месяц. С тех пор, как Ямамото оказался узником этой громадной комнаты, он не имел возможности ни с кем поговорить или, как обычно, не выплеснуть накопившееся напряжение в беззаботной беседе с Савадой или же дружеской перепалке с Гокудерой, во время которой блондин настойчиво пытался взорвать его динамитом. Такеши смеялся, и на душе становилось легко и спокойно, словно пробившаяся через плотные тучи радуга радует всех, кто ждал окончания дождя.
Он давно понял, что "так как раньше" уже не будет, но все равно не мог вот так просто отказаться от своих идеалов и характерной беззаботности, которая все это время поддерживала его и вырабатывала стимул двигаться дальше. Даже когда, казалось, не было выхода, Такеши упорно двигался вперед. Через силу, через боль, режущую тело и дух, через холод и безразличие. Но сейчас все настолько запуталось, что в одиночку Ямамото просто никак не мог разобраться.
Сначала как упавший без предупреждения метеорит, новость о заключении Савады в Вендикарте. Такеши помнил, как в тот день он допоздна сидел в своей комнате, в бессилии сжимая руки в кулаки и пытаясь понять, как такое вообще могло произойти. Все факты, все результаты обернулись против Тсуны, словно как сговорились. Не верил Такеши в эту чушь. Не мог он, никогда не мог и сейчас бы не стал! Кому, как не Ямамото, было понятно отношение к жизни и мафии маленького, испуганного школьника, которым Савада был несколько лет назад? Он не мог стать хладнокровным убийцей вот так, с бухты-барахты, наплевав на собственные моральные принципы! Не мог уничтожить целую семью и дона Тимотео только потому, что его позвало отмщение!
Эти и многие другие мысли мчались по бесконечной спирали, не останавливаясь ни на миг,не давая передышки даже во сне. Такеши часто видел себя около Тсуны, кричал ему что-то, не слышимое даже ему самому, а потом отдалялся от постепенно уменьшающейся фигурки в черную стену, которая засасывала, словно болота.
Такеши оторвал взгляд от окна и посмотрел на едва различимые при свете прикроватной лампы кольца, скрывающие Джиро и Коджиро, которые, увы, в данной ситуации, ничем ему помочь не могли. Ямамото оставалось благодарить Всевышнего, что хотя бы его вещи при трансформации остались целы. Верный Шигуре Кинтоки сиротливо дожидался в углу комнаты.
Такеши услышал, как дверь отозвалась негромким скрипом, и поднял голову на вошедшего. Ямамото встал с кровати и повернулся к Скуало. В полумраке улыбки было не видно, да оно и к лучшему - сенсей еще подумает, что воспитанник над ним издевается. Задавать вопросы с места в карьер Такеши не стал - и без того понятно, что такая тактика обречена на провал, а у Скуало нервы и так ни к черту, поэтому экс-Хранитель Дождя лишь кивнул в ответ, дожидаясь слов варийца.

Отредактировано Takeshi Yamamoto (17.10.2018 10:45:13)

+1

4

Сколько морально не готовься, не прокручивай в голове все возможные ситуации,  все равно порой невероятно сложно справится с нахлынувщими эмоциями. Словно  пытаться остановить цунами рукой. Этим, конечно, люди и отличаются от роботов, но как бы порой хотелось выполнить чисто механически свою задачу и больше ни о чем не задумываться. И не важно, сколько тебе лет. Десять. Двадцать. Сто...
Вот что за...
Сколько не убеждай себя, сколько не тверди, что перед тобой всего лишь обман зрения, не такой, как высококлассная  иллюзия, которыми так щедро в свое время пудрил мозг Маммон, но все же какая-то неясная хрень, а не правда, все равно очень трудно не дернуться, увидев до боли знакомую фигуру.
К такому не привыкнуть.
Никогда.
Будь это иллюзия, было бы проще.
Будь это иллюзия, он бы так не психовал.
Скуало знал, что через некоторое время обманутый мозг смог бы увидеть настоящее. Но кем бы не был этот ублюдок, сотворивший такое, его сила была совершенно другого рода. Черт бы их всех задрал... Но до них он еще доберется. Главное - решить текущие проблемы.
Когда Такеши встал, в этом полумраке он еще больше стал похож на Занзаса, но Скуало был готов поклясться, не на правую руку, но на пару пальцев точно, что тот лыбился... этот засранец вечно тянул свои губы в довольной улыбке.
Хотелось садануть его и покрепче. Кулаки зачесались.
Но он лишь сильнее сжал подлокотники кресла, как будто те были виноваты во всем происходящем, и резко, с рыком, потребовал:
- СЯДЬ!
У него сейчас не очень хорошо получался тон, который можно было описать следующей фразой "Пикнешь или скажешь слово против - и ты труп". Голос по-прежнему был грубоват, особенно для женского тела, знаменитой командной громкости хватало, а вот мощности - нет. Такеши был хорошо выдрессирован и обычно прекрасно улавливал, каким-то своим особым чутьем, когда ему позволялась вольность и давалась возможность высказать свои мысли или предложения, а когда нужно было четко следовать его указаниям. Хотелось закрыть глаза, чтобы не видеть ничего, чтобы проснуться из этого затянувшегося кошмара. Но для начала нужно было осведомиться о совершенно другом: - Вроой! Ты ходил тренироваться?!
От этого ответа ничего, конечно, не менялась, но его собственные понятия о пути мечника требовали жесткого исполнения приказа и исключительной преданности. Однако у Такеши были свои соображения на этот счет, которые Супербиа стремился выбить любой ценой... Особенно дурацкий бейсбол. Еще не хватало в Варии этой хрени давать спуску...но о подобном ему не доносили.
Скуало особо не любил юлить, ходить вокруг да около, но тут и начать было сложно. Молчание становилось тягостным, неприятным и тяжелым. Он посмотрел в окно, по которому струились потоки дождя, отрезая весь остальной мир темной пеленой, сужая его до размера этой комнаты, в которой, в отличие от улицы, было тепло, сухо, но уютом и не пахло.
- Завтра ты отправишься на собрание Альянса вместо Занзаса.
Главное он сказал, все остальное - потом. Да, он обещал ему содействовать в его расследовании, но сейчас им была нужна эта помощь, Вонголе нужен глава

+1

5

Первый резкий окрик Скуало вернул Такеши к суровой, нет, жестокой и извращенной реальности, заставляя непроизвольно вздрогнуть. Без того сквозившее невидимыми молниями напряжение возросло в лады - Такеши даже показалось, что он слышит треск электрических разрядов, а пространство, заполненное дождевой завесой, превратилось в настоящий водопад из соляной кислоты, о которой часто можно было прочитать в трактатах о конце человечества. Именно кислотный дождь, прожигающий всех и вся, заставил Ямамото отпрянуть назад к кровати, на которую он тяжело опустился, слегка наклонил и опустил взгляд себе под ноги. Разумеется, сенсея не в чем было винить - сейчас, хочет он того или нет, но тут он босс и вправе делать все, что посчитает нужным. В том числе отдавать столь резкие приказы. Да только вот Скуало никогда не понять, зачем нужны были эти жесты вежливости. Неосознанно Дождь пытался поддержать офицера Варии своей дурацкой, по мнению блондина, улыбкой, снять невероятно тяжелое, как земля Атланта, напряжение и тревогу, хотя бы отодвинуть их на пару миллиметров. Но перед Такеши сейчас бы не его бывший дон, которому это наверняка пришлось бы по душе, а обозленный на последние несколько дней Второй Император Мечей, как же Ямамото мог это забыть?
Просто дело привычки. Просто никак не укоренившиеся ни с годами, ни с миссиями черты характера прежнего Такеши - улыбчивого подростка с битой наперевес, машущего друзьям. Просто банальная вежливость чужого для Варии вонгольца, который просто по факту не мог сидеть при вошедшем в комнату человеке. В сознание сначала острой иглой, затем злобным цепным псом вцепилось осознание злости сенсея. Конечно, можно забыть в полумраке комнаты о своем нынешнем виде, но факта никто не отменял. Теперь он, Такеши Ямамото, волею злой судьбы, превращен в Занзаса - того человека, мнение о котором Дождь Вонголы кардинально изменил на последней встрече. Занзас стремился к сотрудничеству, пусть и своими обычными, грубыми методами, но к сотрудничеству. И даже он, яро ненавидящий в свое время Тсуну, делал все, чтобы вытащить его из Вендикарте. Если бы в его планах стояло уничтожение Савады, не стал бы бывший глава так за него хлопотать.
Вторая фраза-вопрос прозвучала немного спокойнее, но с ноткой стали заточенного меча. Ямамото мысленно вздохнул. Иногда ему казалось, что сенсей слегка перепутал его с Сасагавой, гоняя до потери пульса, но такое чувство возникало нечасто. Такеши все прекрасно понимал, в том числе и то, что скрывалось за этими словами.
Скрытое беспокойство, смешанное в неровной адской пропорции со злобой. Что именно Ямамото, его воспитанник, окажется следующим, поставив в первую очередь под удар репутацию Скуало, а уж потом те славные жалкие остатки Вонголы, потерявшую очередного Хранителя.
Разумеется, Такеши тренировался. Он буквально час назад вернулся в эту комнату, прислонив Шигуре Кинтоки к противоположной от Скуало стене. Время интенсивных ударов как нельзя кстати подходило для того, чтобы выплеснуть наружу все накопившиеся за эти проклятые дни напряжение, при этом не ударив в грязь лицом, опустившись до банальной истерики прежнего Ямамото, который был готов разлететься на части об асфальт ради бейсбола, который сейчас  намертво опустился на самое дно души, не желая подниматься.
Третья фраза-утверждение одним четким ударом меча напрочь заморозила в организме всю жидкость до крепости ледника. Этим колючим, как снег на обожженных руках, был страх. Животный и неуправляемый, который с огромным трудом Такеши удалось сдержать в себе, добела сжав пальцы в кулаки и плотно сомкнув губы, дабы не ляпнуть чего-нибудь лишнего.
Он не умел притворяться кем-то другим, особенно тем, на кого никогда не был похож ни внешностью, ни характером, ни отношением к жизни. Такеши до последнего надеялся, что до этого не дойдет, и именно Скуало переймет роль босса уже в который раз. Стыдно прятаться за спину тому, кто и товарищем тебя считать не собирается, и трусливо до безобразия. Но Ямамото ничего не мог с этим поделать и лишь надеялся, что его замороженная отчаянием и страхом душа останется незамеченной - вариец тогда сорвется окончательно и начнет читать очередную мораль громко и с не самыми цивилизованными выражениями.
Пришло время отвечать.
Такеши поднял взгляд на мечника, не поднимая при этом головы, отчего глаза неприятно защипало от напряжения. Он никак не мог понять, в чем виноват этим превращением в Занзаса и чего ждет от него наставник, который не желает видеть неестественное лицо своего босса, перечеркнутого не подходящей ему улыбкой или же его рассердит обезьяннические попытки изобразить из себя Занзаса.
- Да.
Не нужно лишних слов и оправданий - Скуало посчитает их детским лепетом. Если нужно, узнает о подробностях в следующем вопросе. Ежедневные тренировки стали для Такеши самим собой разумеющимся и не требующими никаких дополнительных пинков под пятую точку.
Разумеется, Ямамото помнил Занзаса таким, каким его образ остался в памяти после последнего собрания. Но Дождь не был уверен, что обман никто не раскусит. Альянс - не сборище детишек, которых можно обмануть. Сенсей должен это понимать.
- Хорошо.
И снова ответ уложился в одно слово. Трудное, тяжелое, как груз на шее утопленника, давшееся Такеши невероятным моральным трудом.  У него не было гарантий, что в ответ Скуало снова не сорвется - дескать, что значит твое гребаное "хорошо", ты хоть понимаешь, в каком дерьме находишься?

+1

6

Хотелось потереть виски, глубоко вздохнуть, а еще лучше выпить снотворное и срубиться на несколько суток и переждать, когда весь дурдом кончится. Только проблема в том, что без него он не кончится.
А жаль.
Ответственности Скуало не боялся, но та порой давила на плечи неподьемным грузом. Сначала проклятое капитанство, потом нервная обязанность вице-капитана, последние годы, конечно, спокойными не были, но этот август доканывал по полной программе. Не только вот такой вот безумной сменой непереносимой жары на стремительные дожди и прочую неясную хрень. Следом привалила должность Хранителя Одиннадцатого, под сенью "горячо любимой" Вонголы, которую хотелось бы сравнять с землей, а помимо этого он снова возглавил Варию, пытаясь одновременно разгрести кучу дел... Сейчас же на него свалилось все. И за что ему все это?!
Такеши послушно выполнил его указание. Стоило ли выдохнуть и расслабиться или же по-прежнему держать себя в жестких тисках? Было ли в этом то самое доверие, которое предписывал чертов самурайский кодекс этих японцев, или ж просто накопленный опыт их общения, когда для собственного выживания Такеши приходилось быть тише воды и ниже травы.
Супербиа посмотрел пристально на эту все еще внушительную фигуру со сгорбленными плечами, потом отвел взгляд и опустил его в пол. И дело было не в том, что его заинтересовал узор на ковре, а в том, что он чувствовал... Как бы он не думал, что очередное горе оглушило его, он все еще мог ощущать, все еще мог понимать и сопереживать.
Состояние Такеши было #@$$&... Причем так, что тот почти потерял себя.  Слишком уж равнодушно звучал его голос, слишком уж отрывистыми и краткими были его ответы.
Где тот энергичный и неукротимый пацан?!
Считал ли Скуало свои проблемы нерешаемыми? Вовсе нет. Выход был, не как все те восемь лет перевернутой бесконечности. Нужно было лишь поднапрячься. А вот загоны Такеши явно вводили того в депрессию, сплин, хандру или как там это модно сейчас называть?!
- И как успехи? - обронил он, интересуясь результатами тренировок не из праздного любопытства. От этого зависела, прежде всего, его жизнь. Научится Ямамото или нет управлять этим телом - зависит только от него самого. Скуало тут только мог давать пинки и подзатыльники в нужном направлении, да и то времени не было, слишком много дел, встреч, вопросов.
Такеши согласился исполнить роль Занзаса, а вот Скуало сам от своего решения был не в восторге. Использовать Маммона или Такеши, надеясь, что тот не изменится до завтрашнего дня - не особо богатый выбор. Хотелось наорать на придурка, вытрясти эту дурь, дать хорошего пинка. Он был готов к сопротивлению, отказу, но не такому постылому равнодушию. Все это Скуало не нравилось. Куда больше чем то, что утягивали бинты на его теле. Ему хотелось орать, используя весь богатый запас мата и ругательств на всех языках, как следует дать по шее щенку, который уже не был тем большеглазым доверчивым мальчишкой, но это все бы ему совсем не помогло.
#&%@ @%&&! И что вот тут делать?
Как выбить эту дурь? Порадоваться, что обучение принесло пользу или же побиться головой о стенку, что пацан окончательно смят, раздавлен и больше не похож на себя?!
- Вроой... Это все? Все, что ты можешь мне сказать?! - с разгорающейся злостью произнес Скуало, посмотрев на него так, словно собирался кинуться и как следует врезать. - Не думай, что ты останешься таким навсегда. Все изменения начинают исчезать... - он замолчал. Да, пока тело Скуало еще было непривычным, но уверенность, что так будет не всегда, появилась и окрепла  Забавно, что день назад для него самого это была главная проблема, но вот только смеяться что-то не хотелось.

+2

7

Такеши казалось, что массивные стены, которые наверняка по крепости не уступали внешним аналогам, окружающим поместье, медленно и неотвратимо надвигаются на двух мужчин, застывших в немых позах. Не буквально, конечно  - Ямамото никогда не боялся замкнутого пространства. Те краткие мгновения, которые утекли песком сквозь пальцы, он посвятил размышлениям по поводу сказанного и своим дальнейшим действиям. Одно было ясно - нужно поскорее заканчивать с немой истерикой и брать себя в руки. Иначе он потеряет настоящего себя, Такеши Ямамото, от которого сейчас осталась лишь теплая улыбка, совершенно неподходящая нынешнему лицу с обожженной щекой, да и та сгинула в черном, как ночь, сознании.    Увы, решить проблемы так же, как много-много лет назад, скинувшись с крыши, сейчас даже не рассматривалась. Даже если наплевать на то, что его собственный сенсей и после смерти отпинает с самыми матерными выражениями, ну не мог он бросить сейчас все на самотек! Слишком сильно запутался клубок судьбы, пестрящий желтыми, красными и сине-фиолетовыми оттенками, при всем желании, так просто не выпутаться. Да и нужно ли? В нынешней ситуации самым правильным выбором окажется вариант, при котором бывшие (как тяжело было воспринимать это слово!) хранители Вонголы объединятся против общего врага и вызволят своего дона из адской тюрьмы. Иного варианта развития событий черноволосый даже не рассматривал. Он не поверил и не собирался верить в факты, говорившие против Тсуны, идти на поводу в злых языков только потому, что "так решили все". Впрочем, вряд ли уж-таки все - преданные сторонники Савады наверняка разделяли его мысли. У них просто еще не было плана.
Слова Скуало, рассекшие точным взмахом меча стальную тишину, отрезвили разум и заставили Ямамото непроизвольно выпрямиться. Со стороны непосвященным могло показаться, что нынешнему главе Варии просто нечем заняться, вот он и задает подобного рода вопросы. Но нет - в этих трех словах скрывалось столько смысла, сколько не смогли бы поместить часы долгих разговоров. Разумеется, сенсей понимал, каково оказаться в чужой оболочке и каким адским трудом дастся адаптация. Такеши удалось обмануть себя, но Пламя обмануть было гораздо сложнее. И все же, Ямамото худо-бедно научился управляться с катаной, не требующей особого затрата Пламени, как взаимодействие с Джиро и Коджиро, которые с момента метаморфозы хозяина его еще не видели, покорно ожидая в кольцах. С Коробочкой дела обстояли так же.
- С Шигуре Кентоки управляться научился, - медленно произнес мечник, пытаясь в полумраке комнаты рассмотреть рисунок гобелена позади Скуало. - С техниками призыва животных я еще не работал.
Как ни странно, но привычный тон Второго Императора Мечей вызвал на душе привычную теплоту и эту дурацкую улыбку, за которую он наверняка опять огребет. Такеши почувствовал невероятное облегчение, услышав о том, что рано или поздно, он станет самим собой, и процесс уже пошел. Что еще нужно человеку, которому больше всего на свете хочется вернуть свой первоначальный вид хотя бы затем, чтобы перестать нервировать всех вокруг.

Отредактировано Takeshi Yamamoto (28.10.2018 23:29:39)

+1

8

В душе Скуало вновь поднималось те самые чувства, которые были подобны бурным и пенистым волнам, бьющимся о каменистую грудь скал. В нем вскипали настолько противоречивые эмоции, что отдать предпочтение какой-то одной было невозможно. Злость, гнев, недовольство, ярость, бешенство, боль, желание прекратить весь этот дурдом...
В такой буре заметить чужую мелкую лодчонку боли - непростая задача. Особенно когда нет желания ее искать.
Опыта и проницательности в бою у мечника хватало с лихвой. А вот во всем, что касалось бытового общения - ни капли. Если кто-то ждал от него понимания или сострадания, то ошибся адресом или же решил найти быстрый способ смерти.
И все же... Ямамото выглядел настолько равнодушным, отстраненным и чужим, что казался манекеном вмерзшим в лед... Нет, даже не так, словно он сам смотрел на него сквозь непомерную толщу льда, даже н зная, хватит ли всей мощи легких, чтобы докричаться.
И все же. Пусть эта была не иллюзия, которые обычно приходилось читать, Скуало, несмотря на совершенно другую внешность, видел перед собой того пацана... Повзрослевшего, немного возмужавшего, но потерянного, лишившегося хозяина и вообще всякого смысла в жизни. Словно глупый щенок в толпе сорвавшийся с поводка и разбивший в кровь лапы, пытаясь отыскать родной запах.
Вот же недоумок...
Супербиа понимал, почему тот на тренировках не стал выпускать псину и птичку. Боялся...%#@&, что те его не узнают!! Вот что за бесполезный кусок мусора!! Как будто им есть дело до внешности носителя оружия.
Развели %##@ сюси-пуси. Аж тошно.
Терпение у него всегда было с тонкий волосок, который лопался при малейшем натяжении. А тут... Хотелось выбить всю эту дурь из головы, а раз так - то вперед.
Супербиа подскочил с кресла как ужаленный, метнулся к нему, схватил за воротник и долбанул об изголовье кровати. Силы в женском теле было меньше, но запала хватало, да и Ямамото был не в том состоянии, чтобы сопротивляться.
- Врой!! Не время распускать сопли!- крепко сжав воротник в своих руках выкрикнул он, тряхнув его еще раз для доходчивости. Скуало смотрел ему в глаза, и...как ни странно, видел перед собой именно Ямамото. Нет, изменение тело не прошло, но слишком уж не занзасовское выражение было на этом лице. Супербиа не заметил, что довольно сильно надавил острым коленом на его ногу и что зайди бы кто-то сейчас в эту комнату, то вряд ли бы воспринял ситуацию так, как есть, решив,что капитан...ша с Боссом как минимум развлекаются и нужно как можно быстрее уносить ноги. Пока цел.
Придавив его как следует своим весом, Скуало потянул его за воротник, не обращая внимание на треск ткани, встряхнул и навис над ним, смотря прямо в глаза.
- Думаешь, только у тебя проблемы?! - во взгляде серых глаз вспыхнула сталь,  лицо исказилось, а на губах появилась тонкая, словно след от лезвия меча, усмешка, быстро перешедшая в оскал. - Ты даже не представляешь, в каком мы все дерьме... - эти слова были произнесены со злостью и раздражением. Он приложил его еще раз, посильнее, словно вбивая эти слова в дурную голову, по лицу прошла судорога - не от боли, а от того, что мучило и терзало его самого: - Эти ублюдки добрались и до Занзаса...он... - произнести эти слова оказалось сложнее, чем он думал, но теперь и Ямамото знал, в какой заднице они все находятся. - Он снова зам... - вот тут силы кончились, нет, не физические, моральные. Долбанув его еще раз, Скуало разжал руки и, сев на постели, отвернулся от Такеши, давая времени себе и ему собраться с мыслями.

+1

9

Такеши начал чувствовать, что он начинает терять нить повествования - комната перед глазами, ощерившаяся черными стенами, начала плыть и покачиваться. Но это был не обморок - намного хуже. Глаза неприятно щипало, хотелось просто расплакаться, как двухлетнему ребенку, у которого отобрали конфету. Но Ямамото никак не мог себе этого позволить хотя бы не потому, что это разом перечеркнет весь его авторитет и гордость, а просто потому, что в таком случае спустя пару мгновений он достигнет пола уже мертвецом - у Скуало итак нервы не к черту, если не сказать еще хуже, а если еще и его ученик будет устраивать истерики, и вовсе озвереет. А значит, нужно...
Додумать он не успел - тяжелую тишину комнаты разорвал голос Скуало, а мгновением позже Такеши со всего размаху треснулся о кровать, не успев понять, что же только что случилось. Вместе с ноющей болью в спине пришло осознание ситуации, и полный яростной, как кипящая лава, злобы голос Второго Императора Мечей врезался в сознание как слетевший с рельс локомотив, безжалостно давя все, что попадалось ему на пути. Увы, при таком нажиме Ямамото окончательно потерял способность адекватно воспринимать ситуацию - в темных глазах отразился шок, смешанный с полным ступором. Разумеется, сенсей был прав, и бывший Хранитель Дождя Вонголы позволил себе непростительную слабость, да только понять до конца ему снова не дали - сильные, далеко не женские руки встряхнули Такеши, как пыльный половик, словно этим стремились вытрясти из него всю душу, а перед глазами возникло искаженное злобой лицо Скуало. Острые, заточенные слова полоснули невидимыми лезвиями, добираясь до самого горла - Ямамото стало трудно дышать. Или в этом был виноват тот факт, что именно этого сенсей и добивался, сжимая пальцами ворот его рубашки?
Смысл слов проникал в сознание туго и болезненно, словно скальпелем по больному месту без наркоза. Но, как ни странно, удары, которые вряд ли понравились бы кому-нибудь другому, действительно сделали свое дело - Ямамото очнулся. Словно вынырнул из ледяного океана, в котором несколько минут назад тонул. Вставить своего слова он не успевал, да и сомневался, что стоит. Новый удар об изголовье кровати добавил боли, а хлесткие, как бич, фразы окончательно рассеяли туман в сознании. Выходит... Выходит...
"Какой я эгоист. Зациклился только на себе и не обращал внимания на других..."
От последнего удара загудело в голове, а на губах появился соленый привкус крови. Ямамото уже машинально потер ушибленный затылок и посмотрел на живописную спину сенсея, который на последних словах, казалось, выдохся - как человек в газовой камере, в которой закончился кислород. Но Такеши знал, что Скуало так просто не сломать - он, словно раненый зверь, будет отбиваться до конца, стремясь унести с собой как можно больше охотников. Или же просто затаится в тени, как акула, выжидая удобного момента для атаки на ничего не подозревающую жертву.
Экс-хранитель Дождя последовал примеру нынешнего главы Варии и принял вертикальное положение, сцепив пальцы в замок - но уже не судорожно, как раньше, а спокойно и сосредоточенно. Может, Скуало и считал, что подобными методами до ученика быстрее дойдет, да вот только практика показывала обратное - Такеши нужно было осмыслить и понять все в тишине и покое.
Он вспомнил последнее, сорванное на половине, слово. Значит ли то, что Занзас - человек, который в самое трудное для Вонголы время протянул ей руку помощи, - сейчас сам оказался в смертельной опасности?
"Замерз?... Но Тсуна не мог... Никак не мог... Он же в.. в Вендикаре..."
Название тюрьмы сознанию далось с таким же трудом, как Скуало - последнее слово. От одного упоминания этого бесчеловечного места сводило скулы и холодела кровь. А представлять себе, что чувствует там узник, и вовсе не хотелось. Вот про какое место можно было смело сказать "врагу не пожелаешь".
Такеши не знал, сколько прошло времени - наверное, от силы минута, прежде чем боль утихла, а к мечнику вернулся рассудок. Ямамото утер тыльной стороной правой руки разбитую в кровь губу и медленно понднялся, проверяя рефлексы. Голова кружиться перестала, а значит, пора бы уже перестать строить из себя обиженного на весь белый свет подростка.
- Извините, сенсей, - голос Такеши был твердым, словно камень. - Что мне нужно делать?
Решимость переполняла душу, горячей волной захлестывая нутро, словно после стопки огненного виски.

+1

10

Очередная вспышка ярости. Очередной взрыв. Ничего удивительного. Ни одному Такеши частенько доставалось в подобных ситуациях. Мечник часто вспыхивал, как бенгальский огонь, но также быстро и отходил. Вот только прилетало всем. Кому-то меньше, кому-то больше. Вон, после своего превращения в бабу Скуало так вообще раздавал пинки и тумаки направо и налево, чуть не сорвав горло. Так что тут удивительного, что он опять не сдержался? Да по правде говоря, не собирался сдерживаться. Это Дино вон чередовал кнуты и пряники, с Ежом может такое и прокатывало, а его Щенок от пряника лишь борзел и норовил забраться на голову, хохоча и задавая дурные вопросы… Так что нет, только метод кнута, при этом желательно такого, какой бьет пожестче и побольнее. Скуало, выдохнув через нос, крепко зажмурил глаза и потер живой рукой переносицу. Протез за эти дни немного разболтался – оно и понятно, не фига не живая плоть, которая быстро срастается и приходит в себя, а бездушный металл, который несмотря на всю свою прочность очень плохо переносит постоянные удары и ломается. Все-таки как не крути, а всем суперсовременным техникам до природы ой как далеко. «Надо бы завтра выбраться к механику и подлататься…» - запоздало подумал Скуало, а потом вспомнил, что девка ослепла. Черт ее дери. И хрен знает, где искать нового. На себя времени как всегда было мало, а сейчас вообще не хватало.  Он посмотрел на свою левую руку в перчатке, сжал и разжал плохо слушающиеся пальца. Подстава. ;№%?*%%!!!
Но если кто-то думал, что мечник был сломан, то глубоко в этом заблуждался. Он был как бамбук, который может и гнется, но не ломается, и ясно  видел цель, знал, что его ждет и к чему он должен стремиться. Да, вся эта ситуация была омерзительной и доводила до бешенства, но если он позволит себе опуститься на колени – то проиграет, не начав бой. А Скуало ненавидел, когда сдаются без боя. Он предпочитал идти в водоворот событии с гордо поднятой головой. Не размелет его эта мясорубка. И не с таким справлялся. Пацан… пацан такого еще не переживал. Да, в будущем он потерял отца и стал вроде как посдержаннее, помозговитее,  но сейчас у него не было вот такого трагического мотива, а следовательно и понимания, какая лажа порой бывает,  а вера, что все всегда будет хорошо была равносильно тому, что они никогда не окажутся в заднице. Но Ямамото забывал, что неприкосновенных нет. И в Индии даже священные коровы частенько попадали под колеса дохленьких авто. Не то, что всякие там хомяки в тюрьму.
Механические пальцы сжались в кулак. Сколько лет ему придется выбивать дурь из этой головы? И как вбить на их место такие нужные для выживания мотивы и цели? Потому что у него было подозрение, что на место того, что Второй император мечей себе отвоевывал, Такеши, словно в издевку натаскивал штук 20 своих мыслей сорняков, засаживая так густо, чтобы правильный взгляд на жизнь сдох, даже не пустив корни. Вот же щенок…
Супербиа посмотрел на него. Света прикроватной лампы вполне хватало, чтобы понять: взгляд Ямамото стал осмысленнее. В ответ на его извинения мечник только поморщился. Но хотя бы не уточнил, куда он в очередной раз их может засунуть. Там уже их порядком было напихано, что будь бы извинения материальны и имея хотя бы форму песчинки, то набрался бы уже приличных размеров бархан. Ничего нового. Черт его дери.
ВРОООЙ! ТЫ думаешь, что я вечно тебе буду указывать, что тебе делать?! Нихера я тебе не сенсей!  – от этого слова Скуало привычно разозлился и стукнул Такеши живой рукой по лбу. Впрочем, несильно и без злости. Он никогда не соглашался с этим непонятным японским званием учителя, который подразумевал слишком многое. Итальянец делал вид, что вообще просто помогает Щенку выжить, а все остальное – тот сам придумал.  – Но да, завтра сыграть роль Занзаса и не сдохнуть – твоя обязанность, иначе Вонгола рухнет раньше, чем мы успеем что-то сделать и хоть как-то разобраться. Но это ты делаешь не для меня. А для Семьи. А вот как выгребать из этого тухлой ситуации– решать тебе. Я обещал, что окажу содействие, если ты будешь сотрудничать с Варией.  – Супербиа сузил глаза и вновь посмотрел перед собой. Так было проще общаться. Так было удобнее. – Помни, что твоя башка может слететь следом. Те, кто все это заварил, одними Боссами не отделаются.

+1

11

Наверное, окажись на месте Такеши какой-нибудь другой мафиози, подобное одергивание его наверняка бы обидело, а вот мечник Вонголы, напротив, обрадовался. Тон голоса и слова, произнесенные Скуало, говорили о том, что сенсей снова стал самим собой - яростным, резким, как сталь на морозе, но уже успокоившимся настолько, чтобы вести цивилизованную беседу. Ямамото боялся в этом признаться, но последние действия Императора Мечей разбудили дремавший в сознании ужас. Всегда жутко наблюдать, как тот, кого ты знал под этим обличьем, внезапно меняется на противоположную версию себя: миролюбивый становится безжалостным мясником, спокойный превращается в неуправляемого раненого зверя, сильный оборачивается беспомощным котенком. И пусть со стороны других Скуало повел себя вполне традиционно, Такеши знал, что это не так - подобные откровения были для нынешнего главы Варии такими же естественными, как для Маммона - благотворительность.  Да, Хранитель Дождя мог наорать, обматерить, лупануть со всей имеющейся силы, чтобы из глаз искры брызнули, но никому и никогда не покажет, что на самом деле творится в его душе. А если и покажет, то в таком случае свидетель и до конца часа не доживет, и Ямамото оставалось радоваться тому, что в его случае этот вариант просто невозможен.
Новый удар по лбу (или в лоб?) уже был не настолько сильным, как первые три, а это значит, что Супербиа сердится на него уже не настолько, чтобы угрохать на месте. Было бы весьма наивно считать, что мечник перестанет сердиться совсем. Собственно, Такеши не ожидал прямого плана действий со стороны владельца акулы, но все же, до последнего надеялся, что на этот раз Скуало сделает исключение. Глупая надежда.
Сенсей был прав. Как всегда. Кто-то наточил на Вонголу зуб настолько, что бросил на ее уничтожение все имеющиеся силы и средства - от интриг до прямой подставы дона. И, устранив одну проблему, враг не остановится ни перед чем, чтобы превратить прославленную семью в сумбурное воспоминание, оставленное на аккуратных мраморных надгробиях на забытом всеми кладбище. И если вовремя что-нибудь не предпринять, противник сделает ход первым, и только одно провидение знает, чем и как это может закончиться.
И все же, Ямамото успел пожалеть, что вообще задал этот вопрос. Скуало ясно дал понять, что помогать не собирается - мол, раз выглядишь как Занзас, значит, и думать так же должен. Оправдываться бесполезно - заведомо проигрышный вариант, а с актерским мастерством у бывшего бейсболиста всегда было туго, ибо он никогда не был предназначен для этого дела и выглядел до безобразия наивным. Да и кто мог подумать, что такой, как Такеши, вообще станет представителем мафии? Никто, даже сам бог, если он и взаправду существовал.
Ямамото ничего не ответил. Он сосредоточил все мысли на завтрашнем дне, пытаясь выстроить хотя бы относительную последовательность действий и слов. Не было никаких гарантий, что бездарная игра не рассердит того же Скуало, и он с разбегу не даст пинка на глазах у всего Альянса. Совет советом, но человеческие эмоции никто не отменял.

+1

12

Пришел, не пришел в себя Ямамото – Скуало было откровенно %#&@@//. И дело было не в том, что его не волновало состояние своего ученика-недоученика, а в том, что на рассусоливание у них особо не было времени. В кармане завибрировал телефон, мечник, морщась, вытянул его, кинул быстрый взгляд на экран и облегченно выдохнул. Лусс нашел документы. Уже проще. Хотя бы будет на что опереться, но расслабляться рано… а в остальном работы еще будет много, но нужно провести проклятое собрание Альянса и дать этим старым и новым пенькам понять, кто тут главный и что все под контролем!! Чуть было по привычке не кинул телефон  на кровать, но вовремя спохватился, что это не его комната и запихнул обратно.
Проблем было… А тут… вот этот бесполезный мусор еще отмалчивается и строит из себя не пойми кого. Тоже блин, девица на выданье, которая ломается от мысли о «первой брачной ночи» настолько, что даже пикнуть не может! Ничего, всем когда-то приходится строить из себя кого-то другого. Не Ямамото первый и не последний! И чем быстрее поймет, тем лучшее. Смотреть на эту молчаливую и унылую физиономию не было никаких сил. Правда, начни тот глупо лыбиться или хохотать – Скуало бы давно бы уже отпинал по полной программе и отправил в реанимацию…а пока… не выдержав этого недоприсутствия в разговоре прицельно пнул Такеши ногой, скидывая его на пол с изрядным грохотом.
ВРОООЙ! ЗАДАВАЙ ВОПРОСЫ! ТВОЮ ЖЕ ^@!@##(((!! ВЗДУМАЛ ОН! №%?»*! БАШКУ ОТОРВУ! – он приподнялся и сел на край кровати, вцепившись и сжав ее край, потом посмотрел на него. Скуало хотелось подскочить и вмазать еще пару раз, вот только эффект мог быть совершенно обратный, поэтому пришлось ограничиваться злым взглядом и скрипом зубов. Итальянец порывисто выдохнул через нос и посмотрел на него.  – Заседание будет в закрытом формате. Только Боссы Семей Альянса и всё. Шимон, понятное дело не будет, – Скуало не позволил себе даже паузу, они для него были очередным ничтожеством, интересы которых следовало учитывать, но на этом, пожалуй, и все. Даже особо с Варией те не пересекались, для кого-то, как Десятые, это были друзья-товарищи, для кого-то деловые опоры или гаранты стабильности, а так… мусор по сути, полезный когда-то там для каких-то там неясных систем.  – Боссов Томазо, Бовино, Нуэво, Беккио и Дифо в лицо хотя бы знаешь? Отличить одного от другого сможешь? – Супербиа усмехнулся. Вот такой вот пробел в образовании мафиозного мира может сыграть большую роль. Занзас знал их. С кем-то из этих ублюдков рос, с кем-то имел контракты… Не такая уж и большая эта мафиозная верхушка. Слишком тесновато порой на ней. Так и хочется дать прицельного пинка всем тем, кто или слишком шумно себя ведет, или выделяется на голову… Мечник сглотнул и поморщился. Был еще один момент… Взгляд стал тяжелым. Он посмотрел на Щенка. – Не надейся на то, что Каваллоне тебе поможет… Я даже не стану его об этом просить. Он ничего не знает о произошедшем. Они сегодня вечером с Занзасом разругались. Занзас ничего мне не рассказал, а узнать от Дино – уже слишком поздно… И даже завтра… если попробую – могу только вызвать подозрения, а он может мне ничего и не сказать.
Скуало никогда особо с Такеши на личные темы не общался. Это Щенок порывался что-то там рассказать, влезть в душу, найти первоистоки его становления личности. Дино, чтоб ему там обыкалось! – просвятил мальца на его счет. После Супербиа не особо развивал эту тему, концентрируясь на будущем, на долге Мечника, на Пути… Подозревал ли Ямамото, что Дино его давний друг? Кто знает. Мог и прохлопать. А с другой стороны, сердце у Щенка было очень даже открытым и зрячим. И видел он им то, что лучше бы не подмечал. Сволочь такая. Вот пусть использует эту свою способность по полной программе!

+1

13

Наверное, стоило проявить больше участия к данной ситуации и отнестись к ней, как говорится, со всей серьезностью, а не то, что сейчас делал Такеши. Он заслушался песней дождя, понятной только тем, в чьей душе и на чьем кольце горело синее пламя. Возможно, и Скуало мог понять беззвучные слова, если бы его это интересовало так же, как  и мечника Вонголы, который, будучи не в силах отыскать ответы на множество вопросов, которые задавать сенсею было бесполезно, искал их у печальных капель. Разумеется, Ямамото уже пришел в себя настолько, чтобы перестать расстраиваться из-за пролитого молока и странной метаморфозы, но все же не понимал, отчего нынешний глава Вонголы так на него злится. Такеши дал согласие, чего же от него еще требовалось? Задавать вопросы? А смысл, если помощи от варийца ждать не стоит? Или вопросы окажутся столь глупыми, что в ответ Скуало снова сорвется? Разумеется, злить его своим безмолвием Ямамото хотелось бы в самую последнюю очередь, и он даже морально подготовился к ним, когда наставник сам разложил все по полочкам. Несмотря на то, что другой человек мог принять за очередную вспышку гнева, Ямамото понял, что сенсей злится уже не настолько, чтобы снова вмазать ученику с левой. И пусть со стороны это можно было назвать эгоизмом, но в виде Занзаса у него было некоторое преимущество - Скуало заинтересован в том, чтобы Такеши остался в здравом уме к последующей встрече, а не отбил остатки здравого смысла об угол кровати и не явился на сходку абсолютным придурком. Бейсбольным придурком.
Такеши горько усмехнулся, вспомнив прозвище, коим его наградил Гокудера, всегда имеющее негативную окраску. Но сейчас Ямамото чувствовал себя именно так, как описывал его Хранитель Урагана. Глупый, не разбирающийся в ситуации школьник с бейсболом на всю голову, считающий мафию игрой.
Он давно отказался от этой формулировки. Просто так было легче воспринимать ужасы настоящей жизни, дабы на первых порах просто не сойти с ума. События прошедших лет казались далекими и размытыми, как утренний туман над водой, нереальными, как мираж в пустыне, и по-детски фантастичными, с обязательным хеппи-эндом. Он вынужден был согласиться, что, получив холодящую кровь  информацию о произошедшем кошмаре, едва не сошел с ума, пытаясь переварить все это и понять, как же мог тот, кто был готов отдать все на свете, включая собственную жизнь, маниакально и хладнокровно отобрать ее у множества людей. Такеши не хотел в это верить и не верил до сих пор. Но факты оставались фактами, и сколько ты себя не убеждай, ситуация не изменится ни на йоту, хоть до смерти себя бичевай. Нужно сделать все, чтобы докопаться до правды. Доказать невиновность Савады любой ценой. Даже если он в конечном итоге окажется виновным, что для Хранителя Дождя считалось априори невозможным.
Дальнейшее отмалчивание было попросту невозможным, и Такеши печально покачал головой. Откуда ему, простому хранителю, знать боссов, когда за все всегда отвечал Тсуна?
- Нет. Но еще не поздно запомнить.
Это было чистой правдой. Уж если стили Шигуре Соен Рю он запомнил с первого раза, значит, и это не составит особого труда. В ответ на фразу о Дино Такеши даже не пожал плечами. Он и не думал искать поддержки у Каваллоне и в своем собственном облике, не то, что в занзавском. Было только не совсем понятно, почему Скуало упомянул именно его. Может, потому, что Дино уж очень был похож на Тсуну?

+1


Вы здесь » KHR! Dark Matter » Основной сюжет » 22.08. 2015 | Не верь глазам своим


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC